Европейцев: даже по Пушкину можно сделать ужастик
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат.ру"
Текст: Александр Разинков

Европейцев: даже по Пушкину можно сделать ужастик

Глава комиссии РФБ по исследованию "скандальной аудиозаписи" Леонид Европейцев отчитался о проделанной работе и отметил, что осталось опросить последнего фигуранта — Максима Астанина.
31 мая 2010, понедельник. 19:04. Баскетбол
Исполнительный директор попечительского совета РФБ Леонид Европейцев в последние дни стал российской баскетбольной знаменитостью. Он был выбран председателем комиссии по исследованию "скандальной аудиозаписи", сделанной после одного из матчей серии плей-офф чемпионата страны между "Динамо" и "Локомотивом", и с 20 мая жизнь Леонида Владимировича перевернулась с ног на голову. Ему принадлежат первые полосы изданий, работа кипит, телефон разрывается. К счастью, у Европейцева нашлась свободная минута, чтобы рассказать о текущих действиях комиссии и ожидании итогов очередной экспертизы.

Выносить вердикты будет исполком РФБ. Комиссия лишь предоставит объективную информацию по данному эпизоду.
– Леонид, чем в настоящий момент занимается комиссия? Какие вопросы стоят на повестке дня?
– Мы ждём результатов более серьёзной экспертизы записи, которую мы заказали и оплатили. Они должны прийти во вторник, ближе к вечеру.

– На какие вопросы ответит эта экспертиза?
– Специалисты установят, как и, наверное, кем была сделана запись. Плюс узнаем, имеется ли на записи склейка.

– В пятницу в Интернете были выложены полные версии плёнки, поэтому уже никому не надо доказывать, что собой представляет первоначальный вариант.
– Я прослушал все семь часов разговора. В коротком варианте смысл фраз значительно меняется. Если вырвать из произведений Пушкина отдельные слова, то тоже может выйти ужастик. Никто из фигурантов изначально не отрицал, что на плёнке их голоса. Комиссия должна установить, насколько всё это логично. Если запись сделала не судьями, не инспектором и не комиссаром, то, возможно, стоит передать её в правоохранительные органы.

– Но судьи же сами признались, что их разговор практически не искажён.
– Арбитры говорили о разном. Вспоминали чемпионат СССР. Игры 1950-х годов. Слов было много. Если любой человек посмотрит матчи "Динамо" и "Локомотива", он задастся вопросом: "А был ли мальчик?"

– Судьи говорят, что некий человек выражал настойчивые пожелания и напутствия относительно необходимого результата поединка "Динамо" и "Локомотива". Почему вы не спросили у них, кто этот доброжелатель?
– Судьи обсуждали этот вопрос с инспектором встречи. На него может ответить только один персонаж – сам Максим. Однако Астанин пока в больнице, его интересы представляет адвокат. Соответственно, мы вынуждены ждать.

– Почему вы не спросили у судей, кто пытался на них давить до игры?
– Мы это у них спрашивали. Они сказали на заседании комиссии в присутствии СМИ, что давления на них не оказывалось. Между прочим, вопрос о давлении придуман представителями прессы. Мы дали им такую возможность. Кстати, если послушать все семь часов записи, то слышно, что люди выходят из раздевалки и закрывают дверь на ключ. Каким образом человек, который называет себя анонимом, пробрался на территорию охраняемого объекта и в закрытую на замок комнату, изъял записывающее устройство, а потом скрылся и смонтировал? Я бы, например, такого сделать не смог, хотя по образованию инженер.

– Разве комиссию интересует, кто сделал запись? Скорее всего, это забота правоохранительных органов, если прослушка была незаконной.
– Наверное, да. Если это сделано незаконно, то какой я могу делать вывод? Это прерогатива правоохранительных органов. Комиссия взяла объяснения у участников разговора. Мы узнали, что беседовали шесть человек. Изначально мы этого не знали, ведь резервный арбитр не говорил ничего на плёнке.

– Почему для комиссии так важно, кто и какими средствами сделал запись?
– Никаких прослушивающих устройств не должно быть в судейской раздевалке. Если команда хочет поставить их, пусть делает это официально и всем докладывает. Надо посмотреть, кому выгоден данный скандал. Днём перед последней игрой серии появилась запись, а вечером на матче уже были по ней плакаты. Мы не начали обсуждать, а у них было всё готово.

Если любой человек посмотрит матчи "Динамо" и "Локомотива", он задастся вопросом: "А был ли мальчик?"
– Общественность в большей степени интересует факт давления на арбитров со стороны руководства РФБ…
– Я там не видел руководства РФБ.

– А как же Максим Астанин?
– Астанин – это Суперлига.

– Хорошо. Представитель Суперлиги настойчиво выражает пожелания и упрекает судей в невыполнении заказа.
– Комиссия должна работать комплексно. Здесь всё зависит от ответов Астанина. Судьи же сказали, что Астанин не давил, а выражал своё мнение. Я же не могу отвечать за слова арбитров. Я не следователь. Осталось получить ответы от Астанина. К нему вопросов больше, чем к судьям. Однако Максим Валерьевич из-за прессинга со стороны прессы заболел и лёг в больницу.

– Диагноз Астанина вам известен?
– Его адвокат должен представить документы и справки по этому поводу.

– Каким вам видится главный вопрос расследования на данный момент и основная задача комиссии?
– Выносить вердикты будет исполком РФБ. Комиссия лишь предоставит объективную информацию по данному эпизоду, не более того.

– Вы являетесь исполнительным директором попечительского совета РФБ. Как вы относитесь к тому, что в Суперлиге случаются факты давления на арбитров? Это подтверждает наличие коррупции в отечественном баскетболе.
– Коррупция – это получение денежных и иных выгод. Я этого на семи часах записи не услышал. Я сам смотрел ставшие скандальными матчи "Динамо" и "Локомотива". Тем же занималось просмотровое жюри. Ошибок там было меньше среднего. Всё по-честному – есть заключение жюри.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 5
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница