Крёстная семья
Текст: Александр Воронченков

Крёстная семья

"Крёстный отец" Райли, Уэйд в роли Майкла Корлеоне, незавидная судьба Джеймса, туманное будущее Боша и "гробовщик" Nike – немало общего между "Хит" и гангстерской семьёй Корлеоне.
22 июля 2010, четверг. 15:08. Баскетбол
Для полноты ощущений рекомендуем прочтение этого текста сопроводить данной композицией.

"Это не что иное, как самое настоящее поведение гангстера Корлеоне", – сказал знаменитый режиссёр и давний болельщик "Нью-Йорка" Спайк Ли после того, как генеральному менеджеру "Майами" Пэту Райли удалось объединить в своём клубе Дуэйна Уэйда, Криса Боша и Леброна Джеймса. Эта фраза в одночасье стала крылатой, а сравнение – необычайно популярным. Теперь, если кто-то захочет представить себе, как именно "Хит" собирали свою "крёстную семью", всё, что необходимо будет сделать, освежить в памяти легендарную гангстерскую телесагу и вообразить, что Дон Вито Карлеоне – это старина Пэт.

В самом деле, параллели между любимейшей криминальной семьёй Америки и самой гангстерской командой НБА напрашиваются сами собой. При этом, несмотря на то что действие нынешней драмы разворачивается в Майами, сравнение с "Лицом со шрамом" не подходит. Этот фильм – выбор более молодого поколения, признавшего Тони Монтану иконой. Но Монтана, по сути, это неудачник, запутавшийся в собственной гордости и погрязший в кокаиновом безумстве. Его американская мечта в итоге рушится, а сам он оказывается у "разбитого корыта" в луже собственной крови. Нет, вариант сравнения Аль Пачино и его подельников из "Лица со шрамом" с этой командой был бы слишком пессимистичным. Они далеко не отщепенцы, как кубинский беженец Монтана. Они не сражаются с системой, они сами плоды этой системы, которую они знают очень хорошо: эра потолков зарплат НБА.

Осуществлённая командой из Майами афёра была делом рук настоящей гангстерской "семьи". Тут Спайк Ли (как и вторивший ему Брайан Вайндхорст, один из менеджеров "Кливленда") был прав: дело, которое провернули Леброн, Уэйд, Бош и Райли, было очень тщательно спланировано. А на многих поклонников НБА в Кливленде и ещё на одного в Далласе это событие даже произвело впечатление преступного сговора.
"Крёстный отец" рассказывает нам о запретном мире. Именно поэтому мы сочувствуем героям, по сути своей являющимся порождением зла. История, написанная Марио Пьюзо и запечатлённая на кинопленке Фрэнсисом Фордом Копполой, – блестящее волшебное действо, приглашающее нас взглянуть на жизнь мафии изнутри. Дон Вито Корлеоне (Марлон Брандо) предстаёт в этой истории как замечательный, даже вызывающий сочувствие персонаж; на протяжении всего фильма этот прирождённый профессиональный преступник не совершает ничего такого, что мы можем действительно осудить".

Это цитата из рецензии Роджера Эберта на фильм "Крёстный отец". Она вам ничего не напоминает? Как и семья Корлеоне, Райли, Уэйд, Бош, Леброн и сотоварищи знали, что за игру они ведут. Они использовали своё влияние, связи и знакомства, чтобы добиться нужного им результата по аналогии с тем, как Корлеоне в своих целях использовали политических деятелей, полицию и прессу. Если при этом были разбиты чьи-то сердца и пролита кровь – ну, так ведь это бизнес, ничего личного. Если у кого-то ещё есть сомнения в сходстве Райли с Доном Вито, тогда просто взгляните на его последние фотографии. На них вы увидите не Райли, а самого настоящего кота. Довольный такой, ухмыляющийся чеширский кот. Он видит перед собой империю, у которой есть все задатки, чтобы стать династией.

Сделал ли старина Пэт что-то плохое, сумев объединить таких великолепных игроков в одной команде? Если взглянуть на вопрос с позиции непосредственно баскетбола – нет. Кто бы не желал подобного? Поклонники, журналисты, эксперты – все были потрясены такой смелостью предпринимаемых шагов. Но удивляться тут было нечему. Что эти трое что-то задумали, было ясно ещё четыре года назад, в 2006-м, когда Леброн, Бош и Уэйд имели возможность подписать со своими командами максимальные шестилетние контракты, но не сделали этого. Они предпочли трёхлетние контракты, оставив таким образом себе варианты для манёвров, таких как их нынешнее объединение в одной команде. Ну а теперь они попытаются оградить себя от бед предполагаемого локаута-2011.

Итак, в это межсезонье трио заговорщиков привело свой блестящий план в действие. Они провели встречи с главами пяти семей ("Никс", "Нетс", "Кавальерс", "Буллз" и "Хит"). Но это было лишь прикрытием для Уэйда, который, мечтая о кубке Лари О`Брайана, наполненном шампанским, истреблял глав семей (представьте, что Донни Уолш из "Никс" это Мо Грин, Брайан Коланджело из "Рэпторз" – Барзини, Джар Форман из "Буллз" выступает в роли бандита, пойманного в ловушку во вращающейся двери, а Михаил Прохоров – это, конечно, Бруно Татталья, убитый в постели с красоткой). Несмотря на всю грандиозность этого плана, им удалось удержать его в секрете от прессы до тех пор, пока всё не стало явью.

В итоге, когда столь красивая баскетбольная сказка была поведана миру, Райли сделал Джеймсу и Бошу предложение, от которого они (совершенно верно) не смогли отказаться. Теперь нетрудно представить себе ситуацию, в которой "Майами", заполучив чемпионский титул, не празднует это событие на площади с болельщиками – семья вершит все свои дела за закрытыми дверями. Тогда для фанатов НБА наступит действительность, подобная той, которая наступила для Кей Корлеоне. Вы будете видеть результат, но не сможете узнать о механизмах процесса его получения.
В ролях:

Пэт Райли в роли Дона Вито Корлеоне

Он уже когда-то выстроил свою империю – в сущности, Пэт заработал свою репутацию ещё в "Лейкерс". Затем он увидел, что другие ("Пистонс", "Буллз", "Никс") посягают на его наследство. Пока старик был ещё полон сил, у него хватало пороха в пороховницах, но как только он понимает, что пора уходить на покой (всего 15 викторий в своём последнем сезоне в качестве главного тренера), передаёт свою мудрость и деловую хватку…

Дуэйн Уэйд в роли Майкла Корлеоне
Благодаря его очаровательной улыбке никто не думает об Уэйде как о хладнокровном убийце ("это моя семья, это не я, Кей" – помните?). Между прочим, Майкл был орденоносным героем войны (читай – MVP финала-2006), и он хладнокровен и расчётлив в осуществлении своих планов. Все считают, что Леброн Джеймс был тем, кто публично спустил курок направленного на "Кавальерс" и его болельщиков оружия, но на самом деле это был Уэйд. Это он устранил Солоццо (роль, которую исполнили фанаты "Кливленда", которые, как и "Турок" Солоццо, хотели быть "при делах"), и капитана Маккласки (его сыграло руководство "Кавс"). И что в итоге? Уэйду всё сошло с рук. "Хит" остаётся командой Уэйда, а Майами – его городом. У него есть перстень, который другие двое тоже горят желанием получить.

Когда трое этих игроков были представлены в Майами, кто из них был в центре, в образе Крёстного отца? Естественно, Уэйд. Ну а тем из вас, кто ещё подвергает сомнению наш выбор Уэйда – самого старшего по возрасту в этой тройке – на роль младшего сына Корлеоне, следует подумать вот о чём: Уэйд (5-й номер драфта-2003) был выбран в тот год после Леброна (№ 1) и Боша (№ 4).

Леброн Джеймс в роли Сонни Корлеоне
Сонни, на первый взгляд, самый привилегированный сын и прямой наследник, претендент на звание Дона Корлеоне, является форменной горячей головой. Он развязывает войну (ценовую, за право его приобретения) между этими пятью семьями и заканчивает тем, что отправляется на расстрел, который осуществит для него общественное мнение. Леброн, как и Сони, рискует сложить буйную головушку, если только не…

Nike в роли гробовщика Америго Бонасера
Если кто-то и может восстановить образ Леброна и сделать его вновь привлекательным для общественности, так это спортивный гигант Nike. В том, что они предпримут в этом направлении все возможные шаги (сами или в сговоре с НБА – это уж как получится), сомневаться не приходится.

Владелец Кливленда Дэн Гилберт в роли Джека Вольтца
После отказа Джони Фонтэйну в фильме, о котором тот так мечтал и отклонения предложения Хэйгена с последующими пошлыми ругательствами, он просыпается следующим утром в постели, пропитанной кровью и с головой любимой лошади-призёра. Этого для Вольтца достаточно, чтобы дело стало личным.

Эрик Споэльстра в роли Тома Хэйгена
Тут всё очевиднее некуда: приёмный сын и семейный юрист, который в итоге теряет свою значимость.

Владелец "Хит" Майк Арисон в роли Пита Клеменцы
Он – мускулы (то бишь деньги) всей операции. Без него Семья бы не смогла действовать, а приветливый Дон Райли – добиться того, чтобы стать публичным лицом семьи.

Крис Бош в роли Фредо Корлеоне
Не подумайте, что такая аналогия родилась у нас, исходя из уровня интеллекта Боша – он как раз слывёт человеком умным и образованным. Это скорее дань иерархии ролей в нашем фильме. Он просто производит впечатление парня, который чуть менее талантлив, чем двое других сыновей Корлеоне. А следовательно – должен знать своё место. Кроме того, подумайте, кого, на ваш взгляд, главный игрок в Майами вывезет на лодке в залив Бискейн, если осуществятся планы НБА по ужесточению правила о потолке зарплат? Несомненно – Фредо.

"Майкл: Мой отец ничем не отличается от сильных мира сего, таких как президент или сенаторы.
Кей Адамс: Вы не представляете, Майкл, насколько наивно это звучит из ваших уст. Президенты и сенаторы не убивают людей.
Майкл: И кто ещё из нас наивен, Кей?!"
По материалам fanhouse.com.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 11
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница