Келати: работа с Брайантом пошла мне на пользу
Фото: euroleague.net
Текст: Александр Разинков

Келати: работа с Брайантом пошла мне на пользу

Последнее приобретение "Химок" американец Томас Келати в интервью рассказал о восторге жены от переезда в Россию и подтвердил, что Коби Брайант тренируется в "Лейкерс" больше других.
28 июля 2010, среда. 00:23. Баскетбол

За лёгким форвардом Томасом Келати в это межсезонье на европейском рынке свободных агентов велась настоящая охота. Интерес к игроку, выступавшему ранее за «Валенсию», проявлял «Олимпиакос». Его настойчиво звали в Малагу боссы «Уникахи». Однако и греческий, и испанский гранды остались ни с чем. В гонке за Келати их обогнали «Химки», приобретением американца завершившие комплектование состава.
Дозвониться Келати на прошлой неделе по горячим следам не удалось.

Брайант встаёт в шесть утра, работает с индивидуальным тренером, потом часов в 10 работает с командой, а в шесть вечера к нему приезжает ещё один специалист – по атлетической подготовке. Это невероятно.

Однако во вторник этот польский гражданин с эритрейскими корнями поднял трубку и ответил согласием на просьбу об интервью. Игрок «Химок» рассказал о долгом разговоре с наставником подмосковной команды Серджио Скариоло, желании прогрессировать на новом месте работы и тренировках с действующими чемпионами НБА.

— Томас, почему вы решили подписать контракт с «Химками»?

— У меня было несколько вариантов продолжения карьеры. Я выбирал между «Олимпиакосом» и «Химками». Судьбоносным стал звонок наставника российского клуба Серджио Скариоло. Мы долго беседовали. Мне понравился его настрой, идеи, мысли. По части убеждения он большой мастер. К тому же, глядя на состав «Химок», я понял, что им по силам выиграть Евролигу. Это не лесть. Таково положение вещей. Клуб сделал мне отличное предложение, показал заинтересованность, поэтому я и согласился на переезд в Россию.

— О чём вы разговаривали со Скариоло?

— О баскетболе. О его тренерской философии. Серджио рассказал, каким игроком он меня видит, как планирует меня использовать в тактических схемах. По его мнению, я смогу раскрыться в позиции третьего номера, потому что я более подвижен и мобилен по сравнению с другими лёгкими форвардами Европы, пусть и не отличаюсь внушительными габаритами. По всей видимости, в системе Скариоло это будет моим козырем. Плюс я отлично атакую из-за дуги и обороняюсь.

— Что вы знаете о России?

— Честно? Ничего. Поэтому, принимая предложение «Химок», я нервничал. Правда, уже навёл справки. Все отзываются о команде только в положительном ключе. Например, Мачей Лампе, мой партнёр по сборной Польши.

— У вас, кажется, жена – полячка. Она вам не говорила, что Россия похожа на Польшу?

— Да, это так. Я бывал в Москве и Казани по баскетбольным делам, и оба города мне понравились, несмотря на то что играть приходилось в основном зимой. Было холодновато, но в целом интересно. Словом, я рад подвернувшейся возможности пожить в России, а моя жена и вовсе в восторге.

— В прошлом году «Олимпиакос» тоже хотел вас приобрести, но отказался, сославшись на то, что вы не смогли пройти медосмотр. Как в действительности обстояло дело?

— В общем, я сам не понял, что произошло. Думаю, мне отказали, потому что у «Олимпиакоса» появился шанс купить игрока из НБА – Вона Уэйфера. Вот греки и придумали отговорку. Понимаете, я к тому моменту провёл четыре года в Европе, постоянно проверял здоровье – всё было отлично. Да и в Америке, где я тренировался с «Лейкерс», пытаясь добиться приглашения в команду, меня доктора изучили от и до. В США, кстати, тесты посильнее европейских. Никаких проблем не было. И представьте ситуацию. Прошёл год, и руководители «Олимпиакоса» снова вышли на моего агента. Я им сначала не поверил. Но там теперь новый тренер Душан Ивкович, он хотел видеть меня в составе. Тем не менее я рад, что выбрал «Химки». Они способны побороться за выход в «Финал четырёх» Евролиги. Именно в таком коллективе я хотел выступать.

— Ясно. Вы знакомы с кем-нибудь из будущих партнёров по «Химкам»?

— Да, я дружу с новым центровым команды Бенджамином Эзе. Два года назад мы познакомились в Аризоне. Что касается остальных, то некоторых знаю по именам. Например, Кита Лэнгфорда помню по выступлению за университет Канзаса.

— Как считаете, с кем вам придётся бороться за место в стартовой пятёрке? Слышали о Сергее Моне?

— О Моне, конечно, слышал. Но он в большей степени третий-четвёртый номер. Я же способен быть и разыгрывающим, и атакующим защитником и лёгким форвардом. Универсальность – мой козырь. А наш тренер теперь может варьировать состав. Надо выставить высокую пятёрку – Моня играет лёгкого форварда. Решили заиграть быстрее – Сергей уходит ближе к кольцу. Замечу: конкуренции я не боюсь. Она не только помогает баскетболистам расти в профессиональном плане, но и поднимает уровень команды. Я перешёл в «Химки», чтобы побеждать, а не ради статистики или ещё чего-нибудь неважного. В прошлом году мы с «Валенсией» стали чемпионами Еврокубка. Вкус крупной победы мне понравился. Не терпится вновь его ощутить.

Совсем недавно мой агент говорил, что три-четыре клуба НБА готовы меня приобрести, но пришлось бы принимать условия минимального контракта, а это всего $ 470 тысяч в год. Семья бы меня не поняла.

— Вы два последних года провели в Испании. Сложно было уезжать?

— Я стараюсь пробовать что-то новое, поэтому и обрадовался возможности переехать в Россию. Живу я в Сиэтле, и там мне однажды довелось играть с одним российским баскетболистом. В целом об этой стране я слышал только позитивные отзывы. Вот только по солнцу, наверное, буду немного скучать.

— Судя по нынешней погоде, вряд ли будете. Давайте погорим об НБА. После колледжа вы выставились на драфт и не были выбраны. Потом хотели пробиться в лигу, принимали участие в тренировочных лагерях, но в Америке не закрепились. Как так вышло?

— Я мог оказаться в НБА сразу после университета, но одно неверное решение, по всей видимости, навсегда преградило мне путь туда. Как вы правильно заметили, на драфте мне не повезло, после чего «Клипперс» пригласили меня в тренировочный лагерь. Однако я был молод, мне хотелось поскорее заработать денег, поэтому вместо возможного места в составе «парусников», которым нравился мой стиль, я укатил в Бельгию и подписал двухлетний контракт с «Дексией». Теперь же в НБА я, скорее всего, не попаду, потому что ни один клуб не решится предложить мне гарантированное соглашение. В прошлом году я был близок к переходу в «Лейкерс», но никаких гарантий мне не давали. Как вы понимаете, я человек семейный. Рисковать финансовым положением близких не имею права.

— Сложная ситуация.

— Да. Совсем недавно мой агент говорил, что три-четыре клуба НБА готовы меня приобрести, но пришлось бы принимать условия минимального контракта, а это всего $ 470 тысяч в год. Будь я моложе – наверное, поехал бы и на такие деньги. Но теперь семья меня не поймёт, да и я не стану рисковать. В общем, с экономической точки зрения я внакладе не остался, подписав двухлетний контракт с «Химками».

— В прошлом году вы какое-то время провели в тренировочном лагере «Лейкерс». Работа с действующими чемпионами НБА оказалась полезной?

— Естественно. Я многому научился на тренировках под руководством фантастического Фила Джексона. Между прочим, Коби Брайант, один из величайших игроков в истории, сам предложил сыграть со мной один на один. Он увидел, что я неплохо защищаюсь, поэтому захотел поработать со мной в паре.

— Правда?

— Да, это случилось на третий день лагеря. Брайант подошёл ко мне и сказал: «Парень, давай сыграем на одно кольцо». Меня чуть не затрясло от волнения. В общем, опыта я набрался порядочно и многому научился.

— И как вы с Коби-то сыграли? Закрыли его?

— Шутите? Он невероятный баскетболист. Слов нет. Я вроде бы старался и неплохо играл, а он, не напрягаясь, убивал меня своими бросками. Кстати, я был поражён удивительной работоспособности Коби. Брайант заработал сотни миллионов долларов, выиграл бесчисленное количество чемпионских перстней, признавался MVP НБА. И он по-прежнему трудится на тренировках так, будто он новичок и только пытается попасть в лигу.

— Правда, что Брайант приходит в зал на два часа раньше команды и уходит на два часа позже?

— Да, правда. Сам не верил, пока не увидел. Он встаёт в шесть утра, работает с индивидуальным тренером, потом часов в 10 работает с командой, а в шесть вечера к нему приезжает ещё один специалист – по атлетической подготовке. Это невероятно.

Я рад, что выбрал «Химки». Они способны побороться за выход в «Финал четырёх» Евролиги. Именно в таком коллективе я хотел выступать.

— Вы стараетесь работать по той же схеме в Европе?

— Я всегда отличался особым усердием. Но сравнить НБА и Европу очень сложно. В Америке за игроками следит столько обслуживающего персонала, что вы себе представить не сможете. Баскетболистам созданы очень комфортные условия. Например, в одном здании находится тренажёрный зал, массажный кабинет, тут же врачи и терапевты, даже ресторан есть.

— Значит, Европе до НБА ещё далеко?

— Пожалуй, лучшие восемь-девять команд Старого Света подобрались к американцам достаточно близко в плане организации работы. А с баскетбольной точки зрения мне в Европе даже больше нравится.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 3
1 мая 2017, понедельник
30 апреля 2017, воскресенье
29 апреля 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Какое событие регулярного чемпионата НБА стало самым ярким?
Архив →