Хомичюс: я в 14 лет начал копить на машину
Фото: "Чемпионат.ру"
Текст: Мария Огнева

Хомичюс: я в 14 лет начал копить на машину

Главный тренер "Триумфа" Вальдемарас Хомичюс высоко отозвался о единственном легионере своей команды, рассказал о любви к скоростям и заявил, что конфликта с Игорем Ткаченко у него нет.
17 октября 2010, воскресенье. 14:05. Баскетбол
"Триумф" стартовал в чемпионате ПБЛ в сезоне-2010/11 с неожиданной победы над "Красными Крыльями", а во втором туре уступил с разницей в одно очко московскому "Динамо". Несмотря на то что люберецкая команда составлена в основном из молодых российских игроков, она уже продемонстрировала немалый потенциал. Доволен подопечными и новый тренер Вальдемарас Хомичюс. Литовский специалист в интервью признался, что в "Триумфе" зарплата меньше, чем в УНИКСе, зато работать интереснее.

- Многие называют победу "Триумфа" над "Красными Крыльями" в первом туре чемпионата ПБЛ чуть ли не сенсацией. Вы так считаете?
- Надо принимать все мысли и мнения как должное. Есть в этом доля правды, есть доля неправды. Но по большому счёту мы сыграли именно так, как хотели. Все баскетболисты выложились по максимуму. Ещё бы добиться хорошей реализации штрафных, тогда всё будет хорошо.

Я с детства хотел купить автомобиль. В 14 лет я нашёл машину и сказал маме: "Мне нужна машина. Сейчас". Я рано начал заниматься картингом. Хотел гонять на собственной машине.
- Следом вы играли с "Динамо", самой русской командой чемпионата. Не было желания оставить в запасе вашего единственного легионера канадца Андерсона, чтобы получилась настоящая русская битва?
- Если бы у меня было столько российских разыгрывающих, как в "Динамо", почему бы и нет? У нас как раз не хватало игрока на этой позиции, и её закрыли легионером. Канадец - не суперзвезда, но очень старается. Джермейн нормально воспринимает все неудобства и трудности. Он ни разу не жаловался на дальние поездки. Если сравнить с легионерами, которые у меня были в других командах, то Андерсон – молодец.

- Неужели вам приходилось работать с игроками, которые жаловались на условия? Были такие?
- Конечно. Долгие поездки, задержки рейсов – это всё не очень хорошо воспринималось. Я нормально отношусь к Андерсону. У нас есть русский Холден, русский Маккарти. Андерсон хоть и не имеет нашего паспорта, но он нормальный парень. Он же с Канады, на севере живёт, так что быстро в России адаптировался.

- У вас не было разочарования после ситуации, сложившейся в это межсезонье с УНИКСом, когда казанцы долго не предлагали вам продлить контракт?
- Нет. У меня был контракт, и я мог бы там спокойно жить. Но это не по мне. Я не хотел работать абы кем. Мы хорошо отработали с командой, участвовали в "Финале четырёх" Единой лиги ВТБ, дошли до финала Кубка России, заняли третье место в чемпионате страны. Да, чуть недотянули до серебра на внутренней арене – не хватило удачи и опытных игроков. Но в УНИКСе мы проделали огромную работу, хорошо отыграли сезон. Если у меня не было шанса остаться главным тренером, зачем тянуть резину? Мне предлагали остаться помощником или работать с молодёжью. Это меня, естественно, не устраивало. Когда позвонили из "Триумфа", я согласился, хотя зарплата в Люберцах намного меньше, чем в Казани.

Я хочу, чтобы игроки научились бороться с самими собой. И чтобы у них было желание. В любой отрасли или профессии невозможно заставить человека достичь чего-то, если нет желания, самоотдачи.
- Вы не расстроены из-за этого?
- Нет. У нас в "Триумфе" есть молодёжь, которая старается и хочет прогрессировать. Им только надо привыкнуть к ситуациям, когда надо будет брать на себя ответственность и побеждать. Это интересно. Я разговариваю с ними, объясняю, что надо делать, как себя вести, и они многое понимают. Правда, когда выходят на площадку, большая часть из этого забывается из-за волнения. В любом деле неопытный человек теряется в экстремальной ситуации. Проходит время – он начинает понимать и действовать адекватно. Этот процесс обучения мне очень нравится. Можно сказать, это мой маленький допинг.

- Если не секрет, что за конфликт у вас возник с вашим бывшим подопечным по УНИКСу Игорем Ткаченко? Говорят, вы поссорились с его отцом, Владимиром Ткаченко?
- У меня никогда не было ссор с Ткаченко. Можно сказать, я ссорюсь с каждым игроком на тренировке, если он не выполняет мои требования. Я наказывал Игоря, потому что он хотел играть только один. Но потом он исправился, и мы наладили взаимопонимание.

- Но Владимир Петрович говорит, что вы посоветовали "Енисею" отказаться от приглашения Игоря, поэтому он на вас обиделся.
- А смысл? Я - тренер. Ко мне тоже многие лезут с советами. Говорили, например, что не надо брать Андерсона, якобы он не умеет играть. Были ещё подобные ситуации. Что я могу посоветовать? Могу сказать лишь, что он хороший человек и ни разу не подвёл друзей. А как играет баскетболист, каждый тренер видит по-своему. Я искал для Игоря место в Европе, чтобы он там играл. Мне звонили из Краснодара, из Литвы. Хотел как лучше – получилось только хуже.

- Вы уже давно в России. Можете назвать себя русским?
- Я могу себя назвать человеком Земли, космополитом. Мне всюду хорошо: и в Литве, и в Испании, и в России. Мы же советские люди и можем жить в любых условиях после того, что было у нас раньше.

- Хотите сказать, приспосабливаемся ко всему на свете? Как тараканы?
- Может быть. Сейчас жизнь стала намного интереснее. Мы не страдаем.

- О чём вы мечтали в те далёкие годы? Может быть, была у вас серьёзная детская мечта?
- Когда были детьми, мы не понимали, что жили в закрытой системе.

- Ну а чего-то, наверное, хотелось в детстве?
- Всегда обожал мороженое. Ел каждый день, родители давали деньги. И газировку пил.

- На что потратили первую зарплату профессионального игрока?
- Я с детства хотел купить автомобиль. В 14 лет я нашёл машину и сказал маме: "Мне нужна машина. Сейчас". Я рано начал заниматься картингом. Хотел гонять на собственной машине. Мама сказала: "Вальдемарас, тебе нет ещё 18 лет, какие вообще могут быть разговоры об этом?". Но я пообещал, что буду кататься там, где меня не заметят. Так и копил потихоньку. Когда исполнилось 18, я себе купил третью модель "Жигулей" (улыбается). Мы её переделали, я ездил на большой скорости, выжимал из неё всё, что можно.

У меня никогда не было ссор с Ткаченко. Можно сказать, я ссорюсь с каждым игроком на тренировке, если он не выполняет мои требования. Я наказывал Игоря, потому что он хотел играть только один. Но потом он исправился, и мы наладили взаимопонимание.
- Какая у вас сейчас машина?
- "Семёрка" (улыбается).

- "Жигули"!?
- Нет, БМВ.

- В 2014 году в России пройдут гонки "Формулы-1". Поедете смотреть?
- Да. Хотел бы ещё залезть в болид и прокатиться. Знаете, бывают специальные для гостей – двухместные. Меня один раллист провёз однажды по настоящей трассе. Я не думал, что можно получить такие ощущения. Это было похоже на свободное падение, наверное (смеётся). Выйдешь, пот стряхнёшь, и всё проходит.

- Вы такой азартный. Не проигрывали большие деньги в казино?
- Я не играю на деньги, потому что они тяжело даются. Я лучше поужинаю с друзьями, куплю какой-нибудь подарок. В казино я играл. Есть определённая сумма – 100 долларов. Проиграю – и ладно. Самый большой проигрыш – 500 долларов.

- Наверное, когда видите молодых баскетболистов "Триумфа", желающих добиться успеха и вырасти в классных мастеров, вы заводитесь? Хотите помочь им реализовать мечту?
- Я хочу, чтобы они научились бороться с самими собой. И чтобы у них было желание. В любой отрасли или профессии невозможно заставить человека достичь чего-то, если нет желания, самоотдачи. Поработав некоторое время с игроками, я вижу, что они начинают попадать, обводить, делать хорошие заслоны. Это очень приятно. Я хочу, чтобы баскетболисты стремились к победам. И чтобы научились играть с желанием и расслабленно, спокойно.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота