Лукич: никогда не думал, что полезу в прорубь
Фото: Григорий Соколов, Георгий Ахадов
Текст: Лев Савари

Лукич: никогда не думал, что полезу в прорубь

О российской действительности, словах Фила Джексона, необходимости быть психологом, болельщиках "Партизана", Дивеевском монастыре и Тадж-Махале – в окончании интервью с Зораном Лукичем.
2 ноября 2010, вторник. 22:00. Баскетбол

Продолжение. Начало «Лукич: обожаю возвращать игроков из „космоса“

– Зоран, вам тяжело было привыкать к российской действительности?
– Да. Я чувствую, что нахожусь в очень сильной стране. Я это чувствую. Многие вещи мне непонятны. Например, почему нельзя построить современную базу, где могли бы бок о бок работать ведущие тренеры, причём не только мужских, но и женских команд? Пусть они предлагают свои концепции тренировок, делятся впечатлениями, спорят, в конце концов, это всё равно будет полезно. Как у вас говорят, в споре рождается истина – это ведь на самом деле так и есть. Мне говорят: „Зоран, это нереально. Россия такая страна, и ты с этим должен смириться. Здесь каждый ищет свою выгоду“. Но позвольте, вот есть же такие серьёзные компании, как „Российские железные дороги“ и „Аэрофлот“, которые вполне могли бы стать спонсорами молодёжных баскетбольных проектов и финансировать переезды и перелёты талантливых девочек и мальчиков из любой точки страны, к примеру, в столицу. Для них это копейки, согласитесь, зато сколько пользы можно было бы извлечь со временем. Я уже не раз убеждался, что и базы у вас есть, и стадионы, просто их нужно отремонтировать, привести в должное состояние и начать тренировать детей. Им не нужно всего и сразу – им главное — оттачивать мастерство.

– Так почему вы всё же решились на переезд в Россию?
– Мы познакомились с Сергеем Пановым, он ходил на одном из форумов на мои тренировки, внимательно наблюдал за тем, как и что я делаю. Как только ему поступило предложение стать директором баскетбольной школы ЦСКА, он сразу набрал меня. Тогда я работал со сборной командой Индии, и это был новый вызов. Правда, было очень много суеты, а для меня важно качество работы. Когда пришло приглашение от „Нижнего Новгорода“, я сразу согласился. Я хотел забрать с собой нескольких молодых армейских игроков, но их не были готовы отпустить. К сожалению, сейчас я даже в заявке клубов ПБЛ их не вижу, а ведь они могли бы сейчас играть, да ещё как.

– Как вы оказались в Индии?
– После стажировки в США у меня была пауза. Около полугода я находился в Сербии и не работал. Вы наверняка знаете экс-игрока сборной Югославии Зорана Радовича. Сейчас он работает в ФИБА и отвечает за развитие баскетбола во всём мире. Он меня и пригласил: Индия нуждалась, причём не только в тренере, но и в специалисте, который бы помог им в развитии этого вида спорта. Контракт был подписан на три года, но в нём был пункт, согласно которому я мог разорвать его в одностороннем порядке в том случае, если получил бы более интересное и выгодное предложение. В итоге я проработал в Азии около полугода.

– У вас есть тренерская мечта – в каком серьёзном клубе вы хотели бы работать?
– Не хочу называть конкретные клубы. Могу сказать лишь то, что в данный момент я думаю только о „Нижнем Новгороде“. Я хочу создать боеспособную команду и помочь в строительстве клуба. Безусловно, в таких делах без проблем не обходится, но для меня ценно, что я пытаюсь их решать не в одиночку. В России достаточно умных, добрых и порядочных людей, но они не всегда являются профессионалами в своих делах. Мне бы очень хотелось, чтобы со временем всё изменилось, а мы бы с вами встретились в этом ресторане и вы сказали: „Зоран, как у вас здесь здорово!“.

zoran lukic (4)

zoran lukic (4)

– То есть вы морально готовы потратить значительную часть своей жизни на становление российского клуба, о котором даже в Европе не слышали толком?
– А почему нет? Другой вопрос заключается в том, что может настать момент, когда я перестану устраивать руководство. Поэтому сколько лет я проработаю в „НН“, неизвестно. Единственное, на что я обратил бы внимание – каждому тренеру требуется время, и в зависимости от целей оно меняется. Вот могу привести в пример Желько Обрадовича. Более 10 лет он работает с „Панатинаикосом“. Руководство греческого клуба дало Обрадовичу карт-бланш. Даже если что-то не удаётся, ему всё равно доверяют. И посмотрите, каких успехов он добился.

– Все знают, что тренер – это одновременно и методист, и психолог. А что в первую очередь важнее — объяснить и донести до игроков свою философию или правильно обучить их?
– Всё взаимосвязано. К примеру, нужно обучить баскетболиста исполнять пик-н-роллы во всех вариациях, но далеко не факт, что в игре он без тренерского окрика сможет его исполнить в нужный момент. При этом зачастую влияет и то, как вы общаетесь с подопечными, каким тоном разговариваете с ними. Хороших тренеров очень много, но у некоторых из них абсолютно нет харизмы, они не чувствуют, что нужно делать в тот или иной момент. Когда стоит накричать и устроить выволочку, а когда похвалить и поддержать. Это очень тонкая материя.

– Меня всегда удивлял Этторе Мессина. В концовках важных матчей, когда результат встречи решался на последних секундах, он предлагал игрокам самим решить, что сделать: защищаться или сфолить, вернув себе владение.
– И это вполне объяснимо. Нельзя запрограммировать подопечных на строгое исполнение какой-то комбинации. Любая мелочь может повлиять на завершающую стадию атаки соперника. Зачастую баскетболисты к концу встречи уже сами прекрасно представляют, на что способны их оппоненты – кто сможет импровизировать, а кто – нет, и поэтому самостоятельное решение порой принять им гораздо легче. Не забывайте и о психологическом факторе – если вы сами принимаете решение, ответственность будет существенно выше. Впрочем, у каждого тренера своя философия. Лично я уважаю тех, кто стремится забить в таких ситуациях, а не защищаться.

– Ещё один великий тренер Фил Джексон как-то признался, что ничего не говорит своему лидеру Коби Брайанту в раздевалке, если тот неудачно провёл первую половину встречи. У вас есть такой баскетболист, которому вы ничего не скажете, что бы он ни делал?
– На данный момент в моей команде таких игроков нет. Вот в ЦСКА есть Матьяж Смодиш. Я даже не представляю, что ему надо говорить. Он сам всё понимает. Ну а о Брайанте даже говорить нечего. Скажу честно, я не любитель НБА. Безусловно, я наблюдаю за некоторыми командами, слежу за какими-то изменениями, тренерскими находками, но в целом меня куда больше привлекает европейский баскетбол, где многое зачастую подчинено чёткой дисциплине и выверенным тактическим схемам. Мне очень не понравилось высказывание того же Джексона после встречи с „Барселоной“, которую его команда проиграла, что каталонцам далеко до НБА. Я не думаю, что условный „Милуоки“ чем-то лучше того же ЦСКА или „Каха Лабораль“, не говоря о других командах.

zoran lukic (5)

zoran lukic (5)

– Как тренеру вам интересны другие виды спорта?
– Интересно мне многое, но времени катастрофически не хватает. В Сербии сейчас на подъёме волейбол и теннис, в России же я впервые в жизни попал на хоккей и, честно говоря, был поражён. Сказать, что я остался под впечатлением, — не сказать ничего. Игра корпусом, умение импровизировать, тактические хитрости, движение за игроком, использование пространства – всё это настолько увлекательно и интересно. Я вообще сделал вывод, что у хоккея и баскетбола много общего. Поэтому когда получается, я всегда забегаю посмотреть на игры нижегородского „Торпедо“ в КХЛ.

– Иван Паунич на днях вспоминал, какие беспорядки недавно устроили сербские футбольные болельщики в Италии из-за того, что вратарь Стойкович перешёл из „Црвены Звезды“ в „Партизан“…
– Я могу сказать, что мне стыдно за свою страну в таких ситуациях. Вот в Англии приняли очень серьёзный закон и решили этот вопрос за один месяц. Вы знаете, что сделали фанаты? Они принесли Стойковичу гроб в гостиницу. Разве нормальный человек в состоянии такое сделать? Я, когда это прочитал и увидел фотографии в СМИ, был в шоке. Можно не любить человека, не принимать его решения, но угрожать жизни и устраивать подобные акции – это самый настоящий беспредел. С этим надо жёстко бороться.

– Многие не раз убеждались в том, что у белградского баскетбольного „Партизана“ лучшие болельщики в Европе. Но при этом и самые сумасшедшие, согласны?
– Не без этого, конечно, но я бы не стал грести всех под одну гребёнку. Всегда и везде были нормальные поклонники и провокаторы. Фактически фанаты „Партизана“ – это шестой и седьмой игроки команды и, естественно, благодаря их поддержке команда зачастую побеждает даже в самых сложных матчах. Сумасшествие тоже бывает разным, если оно искреннее и не влечёт за собой вреда – это ведь хорошо. Без такого преданного отношения „Партизан“ бы не был тем клубом, который многие любят, он бы не добился успехов и не стал знаменитым.

– Вам понравилась арена и зал, в котором команда будет проводить матчи ПБЛ?
– Да, конечно. Жаль, правда, что мы не можем тренироваться перед играми в нём, паркет стелют только в ночь перед игрой. Я вижу, что ребята порой теряются, немного не чувствуют пространства, потому что привыкли к другим масштабам. Надеюсь, со временем они освоятся. Единственное, что меня немного удивляет, — это лёд под покрытием и небольшой холод. Просто я южный человек не привык ещё. Ну а если вернуться к предыдущему вашему вопросу о болельщиках, то для меня стало большим сюрпризом, что на нашу игру собралось больше трёх тысяч зрителей. Судя по реакции, они остались довольны.

– Вы – эмоциональный и достаточно жёсткий тренер. Насколько досталось от вас игрокам после матча?
– Кроссовки и планшетки по раздевалке точно не летали. Пока я пытаюсь себя контролировать (смеётся). В лучшем случае позволяю себе разговор на повышенных тонах, но этим никого в наши дни не удивишь в профессиональном спорте.

– А бывали случаи в вашей карьере, когда вы жалели о том, что позволили себе сказать что-то нелицеприятное игроку?
– Редко. Я стараюсь быть честным, справедливым и не перехожу дозволенных рамок. Каждый человек – личность, и об этом не стоит забывать. Порой важнее знать, как сделать правильные выводы, а не давать волю эмоциям. Кстати, когда я занимался формированием команды, я учитывал человеческие качества всех тех, с кем собирался работать.

zoran lukic (6)

zoran lukic (6)

– Насколько комфортно вам живётся в России, и в частности в Нижнем Новгороде?
– Нижний Новгород приблизительно такой же, как и Белград. В обоих городах сходятся две большие реки, есть Стрелка, исторический центр. Вот только зима у вас очень холодная. Но в этом году, говорят, будет теплее. Мне просто не хватает времени прогуляться по городу и посмотреть достопримечательности. Мы уезжаем как раз в то время, когда город самый красивый. Это в мае-июне. В это время тепло, всё зеленеет, я очень люблю рыбалку. Так ни разу и не ловил рыбу в России. Спорт забирает очень много времени и энергии. Я пять лет своих родителей поздравляю по телефону и не имею возможности их увидеть.

– А на что хватает времени помимо работы? Чем увлекаетесь?
– Как уже говорил, на рыбалку нет времени. Стараюсь как можно больше проводить время со своей семьёй, если это возможно. У меня трое детей. Дочка, к сожалению, живёт в Белграде вместе с бывшей супругой, но я стараюсь с ней говорить каждый день по телефону, не забывать о ней. А вот сыновья и вторая жена Барбара со мной в Нижнем. Я каждый день начинаю с того, что отвожу их в детский садик.

– Где в городе предпочитаете с ними бывать?
– Люблю прогуляться в парке. Есть хорошие игровые площадки, где мальчишки могут бегать, резвиться, одним словом, заниматься всем, чем им захочется, а мы в этом время с супругой, сидя на скамейке, можем расслабиться и просто поговорить. Главное — иногда отключать телефон или не отвечать на звонки, иначе она начинает злиться. Но с другой стороны, она всё прекрасно понимает, к тому же сама бывшая профессиональная баскетболистка. В прошлом сезоне мы были в Дивеевском монастыре. Впервые в жизни купался в пятнадцатиградусный мороз. Не только я, вся команда. Мы туда решили заехать после поражения в Саранске. Раньше не понимал, как здравомыслящий человек может залезть в прорубь, но пути господни, как видите, неисповедимы.

– Вы много путешествовали по России. Что вас удивило?
– Россия – огромная страна. Из Москвы во Владивосток лететь восемь с половиной часов. А ведь Камчатка ещё дальше. В Европе за час с небольшим я из Белграда долетаю до Франции. В России много красивых городов. Мне понравились Красноярск, Краснодар. Впечатляют масштабы. Едешь по трассе и видишь указатель „Челябинск – 2000 км“, это невероятно. Поначалу мне было сложно представить, насколько же это далеко, но время идёт, и я привыкаю.

– Назовите лучшее место в мире, на ваш взгляд?
– Тадж-Махал. Это действительно чудо света.

– Назовите, пожалуйста, вашу версию символической пятёрки всех времён.
– Джорджевич, Жинобили, Данилович, на четвёртой позиции – Волков или Панов и, естественно, Сабонис.

– Кстати о Панове, вы на площадку Сергея Юрьевича вернуть не пытались?
– Если человек принял решение завершить карьеру, он не должен возвращаться. Важно понять, когда ты должен что-то поменять в своей жизни. Если ты генеральный менеджер, нет смысла вновь выходить на площадку. Заниматься всегда нужно тем, что нравится, но при этом необходимо не забывать и о тех людях, которые тебя окружают.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 2
24 мая 2017, среда
23 мая 2017, вторник
22 мая 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Какая команда выиграет «Финал четырёх» Евролиги?
ЦСКА
573 (47%)
«Олимпиакос»
103 (9%)
«Реал»
205 (17%)
«Фенербахче»
329 (27%)
Проголосовало: 1210
Архив →