Законченный продукт, или История одной ненависти
Фото: Reuters
Текст: Иван Воронцов

Законченный продукт, или История одной ненависти

Как Коби Брайант обращает в свою веру людей, которые прежде его люто ненавидели, и продолжает оставаться одним из величайших баскетболистов – в материале блогера Slamonline Руди Райя.
6 декабря 2010, понедельник. 15:00. Баскетбол
Ни в одном виде спорта никогда не было и ни будет второго Коби. Это имя знают даже те, кто не интересуется баскетболом. Его талант уникален, а достижения вызывают уважение. Разумеется, были баскетболисты, которые добивались большего, но был ли среди них такой же негодяй?

Хотя Коби и заявил о своей невиновности, сказав, что обвинения ложные, мучимый угрызениями совести, в присутствии своей жены, кучи камер, репортёров и миллионов людей перед экранами он всё-таки признал, что спал с другой девушкой. Его величие, проницательность, уважение – всё было уничтожено. Он выглядел убитым.
С самого начала своей карьеры Коби был крайне высокомерным и надменным. Даже в свой дебютный сезон те несколько минут на площадке, что ему отводили тренеры, он играл так, будто у него уже все пальцы увешаны перстнями. Когда его вылавливала камера в паузах между игровыми эпизодами, Коби уже тогда ходил со своей притворной улыбкой. После каждого прохода под кольцо и мельчайшего контакта лицо Брайанта искажалось и он требовал фол.

Для человека, у которого, кажется, есть всё, что он заслужил, мой восторг – последнее, что возникает при упоминании имени Коби.

Помню, как спустя несколько минут после окончания седьмого матча финала Западной конференции 2002 года, когда "Сакраменто" потерпели поражение от "Лейкерс", переполняемый эмоциями, я стоял во дворе своего друга и бросал по кольцу. Ошарашенные, мы стояли, с трудом сдерживая слёзы. Во мне тогда одновременно бушевали не только грусть и злость, но и все остальные чувства. Тогда мне было всего 12 лет, я еще не имел опыта общения с женщинами и не сталкивался с проблемами, которые это общение приносит, и Коби Брайант стал тем самым первым человеком, кто разбил моё сердце.

В детстве, да и во взрослом состоянии тяжело разделять жизнь и спорт – всё сливается в единое целое. Но тогда каждая клеточка моего тела обожала "Кингз" и ненавидела калифорнийцев. Помню, как, сидя во втором ряду во время одного из матчей той финальной серии, я выкрикивал совсем уж неприличные ругательства в адрес Шакила. Тогда у меня явно были некоторые проблемы с придумыванием чего-то оригинального.

Я вырос в Сакраменто и всё своё детство боготворил "Кингз". Это было потрясающее время для города, очень жаль, что оно пропало втуне. Главным "королём" был Крис Уэббер, а остальные рыцари должны были помочь ему править царством под названием НБА. Но что бы ни выкрикивали болельщики и как бы ни играла команда, всё это меркло на фоне той игры, которую демонстрировали Коби и "Лейкерс". Пока "Сакраменто" пытались построить команду, "Лос-Анджелес" были заняты созданием династии.

Мне лень обрисовывать карьеру Брайанта и то, что он вытворял на паркете, лучше расскажу о том, что стало для него одной из основных вех вне площадки. Заявление о сексуальных домогательствах в 2003-м стало шоком для каждого, кто когда-либо слышал имя Коби Брайанта. Коби? Это правда? Неужели Коби правда мог такое сделать? А Брайанту это вообще надо было?

Многое тогда было непонятно. Хотя Коби и заявил о своей невиновности, сказав, что обвинения ложные, мучимый угрызениями совести, в присутствии своей жены, кучи камер, репортёров и миллионов людей перед экранами он всё-таки признал, что спал с другой девушкой. Его величие, проницательность, уважение – всё было уничтожено. Он выглядел убитым. Ведь это был уже не баскетбол – это была реальная жизнь.

Грядущий сезон обещал стать настоящим шоу в исполнении "Лейкерс", а в итоге стал одним из самых горьких разочарований, причём не только для болельщиков "озёрников", но ещё и "Юты" с "Сиэттлом". Несмотря на то что к команде присоединились великие Гэри Пейтон и Карл Мэлоун, да и Шак на тот момент доминировал в НБА на своей позиции, Коби так и не смог найти свою игру.
Следующие несколько лет были расплатой за грехи – Коби в одиночку вытягивал команду на своих плечах и делал всё для победы. Каждую игру он выходил на площадку и играл так, чтобы по одному – по двое вернуть к себе все те миллионы людей, кто его боготворил.

Будучи фанатом "Кингз", я был безгранично рад: вот он, час расплаты. Видеть, как команда и игроки, которые принесли мне столько боли, терпят поражение – это как день рождения, День благодарения и Рождество в одном флаконе. После поражения от "Пистонс", которое по сути разделило команду на части, менеджеры пришли к оптимальному решению – избавиться ото всех, кроме Коби.

Следующие несколько лет были расплатой за грехи – Коби в одиночку вытягивал команду на своих плечах и делал всё для победы. Каждую игру он выходил на площадку и играл так, чтобы по одному – по двое вернуть к себе все те миллионы людей, кто его боготворил. На пике карьеры его ум и сила оказались в оптимальном сочетании: невероятные данки, прыжки, по ходу которых Коби мог провисеть несколько секунд в воздухе, невероятные трёхочковые броски с сиреной – было очевидно, что Брайант будет стараться набрать очки, вопрос в том, как?

Коби – далеко не лучший партнёр по команде, но стремление побеждать делает его самым выдающимся игроком, которого видел мир после ухода Джордана. Иногда, правда, Брайант терял контроль над собой, и его страсть превращалась в 81 очко. Но никогда это чувство не остывало, и меньше, чем с 30 очками за вечер, Коби с площадки просто не уходил.

Тогда я начал уважать Коби, а на фоне стремительного угасания "Сакраменто" это чувство лишь усиливалось. У "королей" было слишком много проблем, начиная с колена Уэббера и последовавшего обмена Криса на Кенни Томаса с самым неадекватным контрактом в истории НБА. Нет, я не побежал в магазин за жёлтой майкой с цифрой "8" на спине, но я выкупил сезонный абонемент в Staples Center, чтобы наблюдать за игрой Коби – ведь моя любимая команда перестала демонстрировать красивый баскетбол, а я в первую очередь любил игру.

Но всё равно имидж Брайанта оставался довольно подпорченным: то обмена просит, то одноклубников ругает, то с тренерами спорит. Многим стало казаться, что больше Коби перстень не наденет, однако на Брайанта свалилось двухметровое счастье по имени По Газоль. Инь и янь слились в единое целое. Появление испанца должно было решить несколько проблем, о которых налево и направо заявлял Коби: помочь на площадке, ещё лучше, если эта помощь будет оказана под кольцом. Главным же плюсом Газоля было то, что По был полной противоположностью Шаку: тихий испанец скорее выслушает критику в свой адрес, чем будет спорить прямо на площадке.

Время назад повернуть нельзя, и каждый атлет с ужасом думает о страшном возрасте – 30 лет, когда, по сути, карьера начинает идти на спад. Коби, похоже, нашёл способ побороть секунды: да, уже нет тех данков, но его физические данные до сих пор занимают недосягаемую для многих высоту, а броски остаются на прежнем уровне.
Время назад повернуть нельзя, и каждый атлет с ужасом думает о страшном возрасте – 30 лет, когда, по сути, карьера начинает идти на спад. Коби, похоже, нашёл способ побороть секунды: да, уже нет тех данков, но его физические данные до сих пор занимают недосягаемую для многих высоту, а броски остаются на прежнем уровне. Для моего поколения символом был Джордан, для более молодого – Коби. Оба выигрывали для своих команд олимпийские награды – это о чём-то да говорит.

Наиболее запоминающимся выступлением за всю его карьеру считаю серию плей-офф 2010 года: зонная защита, персональная, дабл-тим, трипл-тим, противодействие всех игроков на площадке – ничто не могло остановить Чёрную Мамбу. Он играл на недостижимом уровне. Я навсегда запомню ощущения от решающего поединка с "Селтикс": я вспомнил своё детство, только сейчас оказался по другую сторону баррикады. Даже несмотря на то что Коби лишил мою любимую команду первого и, возможно, единственного шанса завоевать титул, я горжусь тем, что именно "Кингз" стали важной частью легенды Брайанта.

Коби сегодня – своего рода законченный продукт. Он уже вряд ли будет играть так, как семь, пять лет или даже год назад – всё-таки годы берут своё. Жажда побед всё ещё наполняет его, и я уверен, что даже очередной перстень её не утолит. Человек, которого я когда-то презирал, стал тем, кого я никогда не забуду, но уже не за суды или победу над моей любимой командой, а за феноменальную игру. Может быть, потому что Коби вырос. А может быть, потому что я. В любом случае наши пути пересеклись: путь великого игрока и путь простого болельщика. И хотя каждое его удачное действие я приветствую овациями, часть меня постоянно умирает. Та, которая когда-то принадлежала "Сакраменто".
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 9
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота