"Хай-файв" от доморощенного Баркли
Фото: Reuters
Текст: Лев Савари

"Хай-файв" от доморощенного Баркли

Питерский поход Дуле за книгами, тренировки спартаковцев в темноте, мясное изобилие за 10 долларов, колючая берёза Андерсона и временный склероз Мозгова – в историях пресс-атташе ПБЛ.
2 января 2011, воскресенье. 21:00. Баскетбол
Новый год — праздник, как известно, особенный, и одними обзорами НБА и "жучками" (будь неладны эти североамериканцы с их правилами выходить на паркет 31 декабря – лучше бы в оперу или на концерт, ей-богу, сходили), даже если они появляются 1 января, читателя уже не удивишь. Новогодние интервью – жанр, безусловно, выигрышный, но и он со временем приедается, ведь всё в итоге по большей части сводится к тазикам оливье, запаху мандаринов, Деду Морозу со Снегурочкой, фейерверкам и рождественским традициям. Что касается юморесок, то бурные потоки фантазии, вдохновляющие на их написание, порой превращаются в обмельчавшую речушку, и выдавливать из себя прозаика по капле ох как трудно. В попытке придумать что-то неординарное мы попросили пресс-атташе клубов ПБЛ припомнить несколько смешных или забавных случаев, связанных непосредственно с их работой. Что из этого получилось – судить вам, мы же лишь заметим, что историй получилось так много, что пришлось их разбивать на две части. А чтобы от количества буковок на фоне всего выпитого и съеденного у вас не случилось помутнения, мы решили добавить фотографий тех, кто обычно остаётся за кадром.

ИРЕНА ЗАКУРДАЕВА ("Спартак", Санкт-Петербург)

Так уж повелось, что почему-то всё самое интересное для меня происходит с командой на выезде. Вернее, даже в дороге. Может, потому, что наблюдать картину путешествия больших мужчин ростом за два метра мне, девушке с ростом 160 сантиметров, всегда весело. Хотя и уже привычно. А может, потому что именно в дороге, а не на площадке, по-настоящему начинаешь чувствовать команду, видеть её и понимать игроков. Очень часто именно в аэропортах и самолётах, поездах и на вокзалах создаются общие воспоминания, из которых помимо тренировочных и игровых моментов создаётся командная жизнь. И вот некоторые из них.

Начался 2010 год для "Спартака" выездом в Анкару. Там мы играли с клубом "Тюрк Телеком" в Кубке Европы. Из воспоминаний о январской столице Турции ярче всего в памяти всплывает не картинка весенней погоды или крики муллы, которыми уже никого не удивишь, а наша вечерняя тренировка. Вернее, выключение света за 20 минут до её окончания. В кромешной тьме мы с помощью мобильников и зажигалки одного из сотрудников пытались нашарить разбросанные везде вещи, как-то их собрать и выйти из зала. Как ребятам удалось найти раздевалку, выудить оставшиеся там в кромешной темноте вещи, одеться и выбраться с арены, до сих пор остаётся для меня загадкой. Правда, через сутки, во время матча, я почувствовала на себе уже настоящее восточное гостеприимство. Местные журналисты в ложе прессы буквально заваливали различными сладостями. Было приятно. Правда, потом было неприятно идти через кордон стражей правопорядка, выстроившихся от нашей раздевалки до выхода. "Смотри, сейчас тебя в гарем заберут", – пошутил Женя Колесников. "Ты с ума сошел?!" – пискнула я, но для пущей безопасности вцепилась ему в руку.

Но всё-таки самым весёлым стоит признать, конечно, наш не такой давний выезд в Череповец. Пришёлся он на самый конец ноября. Тогда у "Спартака" как раз началась отличная серия по графику – выезд в понедельник, игра во вторник, возвращение в среду, чуть-чуть дома, снова в путь. "Где я? Не знаю". Снова игра и снова дорога. Так вот, на игру с "Северсталью" в 1/8 Кубка России мы летели одноимённой с нашим соперником авиакомпанией. И, регистрируясь, потрепали нервы работникам сего предприятия. Люди за стойкой никак не могли взять в толк, что же мы всё оттягиваем регистрацию. Всё было просто: мы дожидались багажа, который у части команды днём раньше не долетел до Петербурга из Франции. "Дождитесь обязательно. Сейчас багаж привезут из Пулково-2".
Ирена Закурдаева

Ирена Закурдаева

Дождались, привезли. Зарегистрировались. Путь к самолёту. Я не знаю, летали ли вы когда-нибудь на Як-42. "У нас сегодня с местами проблема", – сказала стюардесса. На этом замечательном воздушном судне с ними, кажется, всегда проблемы, а когда ещё и полтора десятка человек под два метра пытаются туда залезть. Да ещё и два последних ряда оказались забиты багажом. В общем, мы как-то быстро поняли, что сесть согласно забронированным местам даже не получится. Влезть двоим игрокам в один ряд было почти нереально. И мы расселись по выработанной нами схеме – игрок и рядом кто-то из тренерского состава или докторов, в общем, тот, у кого рост не слишком выдающийся. Карусель с пересаживанием дошла до того, что без места остался Домеркант. Как Генри всё-таки смог устроиться рядом с Дижоном Томпсоном, знает только он. В общем, расселись, пристегнулись, полетели. Через час долетели.

Обратная дорога подарила новый опыт нашим легионерам. Мы-то в России, как поётся в песне группы "Ума2рман", народ простой, к путешествиям в поездах привыкли. А вот чужеземцы добрый час после того, как поезд тронулся, – а именно Жупан, Томпсон, Антич и Драгович — фотографировали друг друга на верхних полках поезда Череповец — Петербург. Невозмутимый Томпсон, которого наш доктор прозвал Пастор Шлак, безуспешно пытался отправить MMS со своим изображением в антураже полок в Соединённые Штаты. Наконец удалось. Думаю, такую же примерно картинку получили и родственники Николы в Черногории.

В общем, мы в этом году, как и любая другая команда, немало путешествовали, многое видели, уставали, переживали, засыпали в разных местах, а ещё скупали весь запас мороженого в Краснодаре, когда задержали рейс, отпраздновали первую победу в чемпионате России в прошлом сезоне в Красноярске, просидев пять часов в аэропорту, встречали друзей-соперников в Шереметьево, во Франкфурте и Будапеште. В том же Шереметьево мне в марте приходилось объяснять на досмотре, что за железяку такую я с собой везу. И так было приятно её доставать и показывать. Железяка была бронзовой медалью Кубка России. И так хочется, чтобы подобных драгоценных объяснений в наступающем году было как можно больше. И чтобы только по радостному поводу брать интервью у наших героев, сидя где-то на полу какого-то аэропорта.
Ирена Закурдаева

Ирена Закурдаева

НИКОЛАЙ ЦЫНКЕВИЧ (ПБК ЦСКА, Москва)

Душко Вуйошевич на победном для нас предсезонном Кубке Кондрашина-Белова впервые побывал в Санкт-Петербурге. А надо заметить, что Дуле – на редкость интеллигентный и образованный человек, практически в каждом из посещённых городов отправлялся в книжный магазин. Вот и на этот раз он вместе со всем тренерским штабом вечером пошёл пешком в сторону центра. По возвращении обратно наша югославская диаспора обнаружила, что мосты на Васильевский остров, где жила команда, разведены. Поскольку никто не знал, надолго ли это, решили ждать. По рассказу Владо Радоньича, первые 15-20 минут Дуле говорил исключительно об искусстве и поэзии. Когда же ожидание затянулось минут на 40, тренер уже жёстко рассуждал о войне…

*** *** ***

Безусловно, одним из самых запоминающихся моментов минувшего года для меня стало интервью Воронцевича телекомпании "НТВ-Плюс" сразу после победы в 1/8 финала турецкого чемпионата мира над Новой Зеландией. И пропущенный Олегом Ушаковым "хай-файв" от Андрюхи, который не вошёл в размещённый на YouTube ролик. Олег, кстати, после этого первенства стал полушутя говорить о том, что теперь ждёт – не дождётся окончания карьеры нашего форварда. Потому что российское телевидение может получить доморощенного Чарльза Баркли – остроумного аналитика, не боящегося "сболтнуть лишнего".

*** *** ***

Матч "Панатинаикос" – ЦСКА был одним из двух матчей недели с участием нашей команды, выбранных Евролигой до начала сезона. Перед утренней тренировкой парни из Euroleague TV записывали представление игроков, наподобие использованного на "Финалах четырёх": каждый должен назвать номер, имя, фамилию, родную страну. "Number 44, Jamont Gordon, USA", – проговорил я, отправляя в сторону камеры Гордона. "44… He looks like he’s 44", — прокомментировал Холден, кивая на залысины на голове 23-летнего защитника, пополнившего нашу команду в нынешнее межсезонье.

*** *** ***

Перед матчем в Кливленде, в котором мы, конечно, мечтали о победе, меня с пристрастием допрашивал местный радиокомментатор, бывший игрок — высокорослый и крепкий темнокожий парень. Помимо вопросов о команде, он задал и банальный: "В чём, на твой взгляд, различие баскетбола европейского и американского?" Я ответил такими же банальными словами про атлетизм американцев. "А как насчёт базовой подготовки?" – не унимался собеседник. Немного задумавшись, говорю: "Последи за № 9 – он умеет всё, как под кольцом, так и на периметре, набор его технических приёмов огромен". Журналист прилежно записал себе в блокнот "скаутские данные". И, думаю, разочарован не был. Шишкаускас с 22 очками стал самым результативным игроком победного для ЦСКА матча, реализовав к тому же четыре "трёхи", совершив пять подборов и три перехвата.
Николай Цынкевич

Николай Цынкевич

ВЛАДИМИР ТАМБОВ (УНИКС, Казань)

Новый год немыслим без угощений, поэтому я решил разнообразить опусы коллег парой гастрономических баек, пусть напрямую с приближающимся праздником и не связанных.

В 2002 году я работал на мужском чемпионате мира по баскетболу в Индианаполисе. Первое, что бросилось в глаза по прилёту, — в городе очень много тучных людей. Неудивительно, зная пристрастие американцев к фастфуду. Ввиду отсутствия свободного времени и мы перешли на гамбургеры, чизбургеры и прочие сложные сэндвичи. А что делать: завтрак в гостинице – бутерброды, забежишь днём перекусить в кафешку, опять они. Я не являюсь приверженцем McDonalds, Subway и KFC, и такое питание мне быстро надоело. Решил пожертвовать временем и сходить в ресторан, поесть привычной пищи. Беру меню, читаю: мясо, картофельное пюре, листья салата. О, это то, что мне нужно, поем по-человечески. Делаю заказ. Когда я увидел официанта, несущего заказанное мной блюдо, тихо начал сползать со стула. На большой тарелке лежал квадратной формы кусок хлеба, на нём лист салата, сверху ещё кусок хлеба с намазанным тонким слоем картофельным пюре, ещё хлеб, на нём мясо, а выше… правильно, опять хлеб.

*** *** ***

На Евробаскет-2005 в Белград я летел с группой журналистов двух наших самых крупных спортивных газет. Поселили нас в Земане, пригороде сербской столицы. Время позднее, что-то около 11 вечера. Разместились в номерах, я взял с собой бутылку водки "Ханская", по нашему обычаю выпили за встречу. Закусили если не рукавом, то какими-то орешками. Все страшно голодны. Ресторан при гостинице уже закрыт, соседний – тоже. Что делать? Ложиться спать голодными? Кто-то из местных посоветовал сходить на соседнюю улицу, там-де ресторан всю ночь работает. Хозяин встретил нас радушно. Заказали овощей, мяса.
— Сколько порций принести? – спрашивает официант.
– Как сколько? Нас шестеро, несите шесть порций.
– Шесть вы не съедите, я принесу три.
И вот минут через двадцать несёт огромный поднос метровой длины. Чего на нём только нет: и шашлыки, и люля-кебаб, и вяленое мясо "пршут", свинина, говядина, баранина. Вкуснятина неимоверная. На еду набросились как голодные волки. И тем не менее шесть здоровых мужиков всё осилить не смогли. От переедания аж в ушах начало пульсировать. "Может, вам остатки в фольгу запаковать?" – спрашивает хозяин. Мы дружно запротестовали.
"Тогда с вас по 10 долларов".
Вот тогда и родилась историческая фраза одного из столичных журналистов: "Хорошо бы зарплату в Москве получать, а ужинать в Белграде".

ОЛЬГА КРЫЛОВА ("Химки", Моск. область)

Все же помнят, как наш центровой Тимофей Мозгов подписал контракт с клубом НБА: никаких слухов не было вообще – о факте наличия переговоров знали только их непосредственные участники. Вот вроде бы только что мы расстались на каникулы, шутили, общались – а все прекрасно знают, каким дружелюбным и отзывчивым является Тима, – а через неделю взрывается бомба: контракт с "Никс" подписан. Мой помощник, дабы узнать, как всё обстояло на самом деле, звонит центровому по громкой связи. Он подходит, абсолютно отрешённо слушает, говорит спасибо и вдруг совершенно серьёзно спрашивает: "А кто это?". На минуту застываем в изумлении. Как так, думаем, только уехал и уже нас не узнаёт. Мы ему почти хором: "Тима, это ж мы, пресс-служба "Химок". А он как засмеётся. Оказалось, что по какой-то нелепой случайности его телефон постирался в машинке вместе с формой. Естественно, память с контактами оказалась стёрта, а телефон-то разрывается от звонков и поздравлений и просто от просьб об интервью. Вот он и осторожно уже отвечал на все звонки. Многих он так и не узнал, кто прислал ему SMS без подписи, просто всем отвечал "спасибо". Рассказал, что до нас звонил Фридзон, так он и его не сразу признал. Потом недели две разбирался, кто есть кто, и усиленно восстанавливал записную книжку.

*** *** ***

В свете последних событий вспомнилась непростая ситуация, связанная с самолётами и у нашей команды. Произошло это лет пять назад. "Химки" должны были вылететь в Польшу на международный матч. Но в системе произошёл сбой, и оказалось, что билетов на наш рейс было продано больше, чем мест в самолёте. И обнаружилось это, когда команда, а это делегация в 25 человек, приехала в аэропорт и узнала, что оказывается, регистрация прошла, и мест в воздушном судне уже нет. Срочно стали придумывать, как решить проблему. Предлагали нашей команде разделиться и разными рейсами лететь в Польшу, но это было неприемлемо, всё-таки на международный матч летели. Тогда наших всё-таки зарегистрировали, и стали другим пассажирам предлагать другие рейсы. Кто-то согласился сам, но не все… Когда началась посадка, сотрудники клуба просто встали у входа в самолёт и просто не пускали никого, пока не зайдёт вся команда. Пришлось услышать о себе много чего весёлого, дело чуть до драки не дошло, но всё-таки мы своего добились. Потом зашли другие пассажиры. Конечно, их оказалось больше, чем мест, но сотрудникам компании удалось решить этот вопрос… почти без скандала.
Ольга Крылова

Ольга Крылова

ЕЛЕНА КУЛАГИНА ("Триумф", Моск. область)

После одной из тренировок, когда в зале уже никого не оставалось, кроме молодых игроков, оттачивающих своё мастерство при практически выключенном свете, произошёл такой забавный случай. Мой коллега проходил через зал и остановился поздороваться с Серёжей Карасёвым и Пашей Спиридоновым, и сын нашего прославленного разыгрывающего, подойдя к судейскому столику с мячом под мышкой, возьми да и скажи:
– А спорим на 100 рублей, что я отсюда попаду в корзину?
Отсюда – это практически с середины площадки, причём под углом к кольцу, в общем, неудобная позиция, с которой бросить и попасть – шансов не так уж и много. Тем более с первого раза. Тем более – вот так, без особой подготовки.
– Спорим!
И Карасёв-младший, практически не прицеливаясь, зарядил мяч в кольцо так, что даже сетка не шелохнулась.
Подбежавший к спорщикам Паша Спиридонов усмехнулся:
– Не надо с ним спорить, не надо! Только себе дороже!
Видимо, кто-то уже не раз проигрывал подобные пари.
Вышедший из тренерской Василий Карасёв, поинтересовавшись предметом спора, только покачал головой, узнав о денежном пари, но потом довольно пожал плечами, когда сын сказал, что выиграл, забросив вот с этой точки (указал на место, где стоял при броске): мол, моя школа!

*** *** ***

Однажды, возвращаясь из студии местного телеканала после записи интервью, главный тренер нашей команды Вальдемарас Хомичюс решил заехать в McDonalds, который находился как раз по пути, чтобы выпить чашечку кофе.
– Мне нравится, как готовят кофе в Макдональдсе, – поделился Вальдас. – Я имею в виду кофе, который варят в этом ресторане в отдельном зале, у стойки с пирожными и прочими сладостями. К тому же кофе подают в чашечке, и аромат, и вкус – просто отличный. К тому же за такой вкусный кофе берут относительно небольшие деньги.
Наставник зашёл, заказал кофе. Но завтрак был давно, а впереди ещё несколько часов до вечерней тренировки – и в принципе нет резона ехать домой: трафик на дорогах напряжённый, поэтому он решил сразу и перекусить.
– Вальдас, – поинтересовалась я, – вы положительно относитесь к фастфуду? Игрокам не запрещаете питаться в Макдоналдсе?
– В принципе в McDonalds есть та еда, которая может быть полезна для спортсмена – салаты, например. А вообще – запретить категорически я не могу, но и не слишком одобряю, если игрок питается только в подобного рода забегаловках. В общем, давай не будем распространяться о том, что я заезжаю сюда.
Не успел литовский специалист закончить фразу, как в ресторан вошли несколько игроков "Триумфа", которые, завидев главного тренера и явно не ожидавшие его увидеть в таком месте, на секунду замерли, а потом, поздоровавшись, отправились в направлении второго зала.

*** *** ***

На конкурсе рисунков от "Киномакса" в рамках Баскетбольной Ёлки болельщики выбирали себе в пару игрока, и те должны были с завязанными глазами нарисовать новогодний рисунок. Причём ведущий формулировал задания, что именно нужно нарисовать, а болельщик руководил своим игроком, подсказывая тому лишь словами, как рисовать. Одному из участников в пару достался Джермейн Андерсон, и когда прозвучало первое задание ведущего: "Рисуем ёлку", то Джей никак не мог понять, что ему нужно нарисовать – просто его партнёр забыл, как будет по-английски "ёлка". Но через несколько секунд мальчишка нашёлся и произнёс на английском "колючая береза". Пока Джей старательно рисовал то, как он представляет себе колючую берёзу, остальные игроки и участники катались по полу от смеха. Между прочим, рисунок у Джея тогда получился на загляденье!
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда