"Чикаго" 90-х тоже учился на собственных ошибках"
Фото: Reuters
Текст: Антон Шатров

"Чикаго" 90-х тоже учился на собственных ошибках"

Встретившись с корреспондентом LA Times, ассистент главного тренера "Лейкерс" Джим Клемонс рассказал о личностных предпочтениях, преемственности поколений и отношениях со своим боссом.
26 января 2011, среда. 17:00. Баскетбол
"Чемпионат.ру" неоднократно публиковал интервью главного тренера "Лейкерс", игроков этой команды, помнится, даже был материал о женщине-скауте калифорнийцев. Подобные статьи в первую очередь преследуют цель заглянуть в святая святых, тренерскую кухню. И вполне логично, что нас, и надеемся вас, в первую очередь интересует кухня роскошного ресторана, а не придорожной забегаловки, а также мнение человека, ставшего соучастником успеха этого заведения и помощником одного из величайших мастеров в своём деле. Но если учтивым читателям всё же захочется отпустить шпильку в наш адрес, то прежде им стоит попенять Филу Джексону. Нет бы аксакалу тренерского цеха напоследок выкинуть какой-нибудь фортель и подписать контракт, скажем, с "Бобкэтс". Вот была бы встряска для баскетбольной общественности и повод для сенсационных материалов. Но дзен-мастер, как всегда, остался непроницаем и последователен. Поэтому на пламенное восклицание народных масс: "Как!!?? Опять!!???" — мы отвечаем услужливо и подобострастно, как официант, надеющийся на щедрые чаевые: "Да, господа, опять. Приятного аппетита".

Главное, что я понял после работы в "Далласе" – я могу тренировать в этой лиге. Ситуацию, в которой я тогда оказался, никак нельзя было назвать благоприятной. У меня была слишком молодая команда. Иногда, сидя на скамейке и глядя на игру, ты думаешь, что можешь тренировать и тебе хочется этим заниматься, но до тех пор, пока ты не получишь такую возможность, нельзя быть уверенным в том, что ты справишься на все сто.
– Этим летом Фил Джексон высказал предположение, что нынешний сезон может стать последним в его тренерской карьере. Скажите, чисто гипотетически, вы бы согласились сменить его на посту наставника "Лейкерс"?
– Я был бы польщён подобным предложением, но я уже нахожусь в том возрасте, когда могу позволить себе уделять больше времени собственным интересам. И назначение на пост главного тренера "Лейкерс" к ним не относится.

– И что же числится среди ваших интересов?
– Мне бы хотелось стать главным тренером команды из колледжа. Вернуться туда, откуда я начал. Я хочу передать накопленные мною знания следующему поколению игроков. Научить их понимать баскетбол. Я не говорю, что у меня есть ответы на все вопросы, но мне посчастливилось играть и работать среди многих выдающихся людей и тренеров. И я знаю, как работает система. И мне хочется, чтобы эти знания пошли на благо молодёжи.

– Какой опыт вы для себя почерпнули, работая главным тренером "Далласа" (возглавляемые Клемонсом "Маверикс" в сезоне-1996/97 финишировали с показателями 24 победы 58 поражений, и после неудачного начала следующей "регулярки" тренер был уволен)?
– Главное, что я понял после работы в "Далласе" – я могу тренировать в этой лиге. Ситуацию, в которой я тогда оказался, никак нельзя было назвать благоприятной. У меня была слишком молодая команда. Иногда, сидя на скамейке и глядя на игру, ты думаешь, что можешь тренировать и тебе хочется этим заниматься, но до тех пор, пока ты не получишь такую возможность, нельзя быть уверенным в том, что ты справишься на все сто. В те годы я и мой тренерский штаб работали не покладая рук, но не всё зависело от нас. Мы так и не смогли найти общий язык с менеджментом и владельцами команды, и такое недопонимание в конце концов отразилось на конечном результате.

– Такая ситуация в чём-то похожа на ту, что произошла с Майклом Кшишевски в начале его карьеры…
– Полностью с вами согласен. Вспомните, ведь его первые три сезона в "Дьюке" никак нельзя назвать успешными. Несмотря на это, руководство поверило в тренера. Когда я только обсуждал назначение на пост в "Далласе", я сказал тогдашнему владельцу Россу Пероту, что у меня есть план, рассчитанный на пять лет. И на протяжении первых двух сезонов ему не стоит ждать больших успехов. Только работая на перспективу, выбирая на драфте нужных игроков и совершая выгодные обмены, можно построить конкурентноспособную команду, решающую самые высокие задачи. Тогда руководство команды не приняло это во внимание. Но такое явление не редкость в бизнесе, подобные ситуации были, есть и будут. Ещё одним моим приобретением стало принятие факта, что отрицательный опыт даёт гораздо больше, чем положительный. Поэтому я благодарен "Маверикс" за предоставленную мне возможность и опыт.

– Команды, в которых вы работали, будь то должность главного тренера в "Далласе" или ассистентство в "Чикаго" и "Лейкерс", всегда старались использовать "треугольное нападение". Если вы станете главным тренером в команде колледжа, попытаетесь внедрить эту стратегию?
– Я думаю, это станет одной из многих вещей, которую я смогу привнести в команду. В работе тренера очень важна комплексность всего процесса. Если команда имеет ресурс и возможности для игры в определённом стиле, то только тогда такая тактика принесёт свои плоды, если нет, то нужно искать что-то более подходящее. Когда "треугольное нападение" впервые начали применять в "Чикаго", многие думали, что из этого ничего не выйдет, а теперь в лиге 30 команд и каждая из них использует элементы этой схемы. Но лишь элементы, слепое копирование — это заведомо тупиковый путь развития. Поэтому прежде всего нужно представлять возможности команды, а затем, исходя из её сильных сторон, работать над тактикой.

Повторюсь, самое важное — передать опыт молодёжи. На мой взгляд, это главное в работе тренера. Ты не пытаешься быть отцом или старшим братом для игроков, нет. В команде, как правило, 20 и более игроков, и невозможно быть опекуном для каждого, но вполне реально попытаться объяснить им, как важен представившийся шанс.
– Вас очень многое связывает с колледжем "Огайо Стэйт". Вы не думали возглавить его?
– Повторюсь, самое важное — передать опыт молодёжи. На мой взгляд, это главное в работе тренера. Ты не пытаешься быть отцом или старшим братом для игроков, нет. В команде, как правило, 20 и более игроков, и невозможно быть опекуном для каждого, но вполне реально попытаться объяснить им, как важен представившийся шанс. Помогать игрокам прогрессировать не только на площадке, но и вне её. Поэтому в данном случае неважно, где тренировать, важно как.

– После того как вы ушли из "Далласа", вы возглавили команду "Чикаго Кондорс", расскажите об этом подробнее.
– Честно говоря, до того момента я ни разу не тренировал женщин. Предложение от "Кондорс" было очень кстати, так как я чувствовал себя нереализованным. Я взвесил все "за" и "против" и принял предложение, и ни разу не пожалел об этом. Больше всего мне нравилось общаться с женщинами-тренерами, я узнал для себя очень много нового и интересного. Их тактика и поведение сильно отличаются от мужчин. Как бы это ни прозвучало, но в женском баскетболе больше внимания уделяется физическому аспекту, каждая баскетболистка стремится доминировать в игре. И многие среди них были более самоотверженны, чем некоторые из баскетболистов-мужчин.

– Во многих интервью Фил Джексон отмечал, что умение общаться с игроками это одно из ваших главных достоинств. Это качество врождённое или приобретённое?
– Думаю, второе. Мне очень повезло с людьми, которых я встречал на своём пути. Начиная с детских лет и заканчивая временами, когда я повесил кроссовки на гвоздь. Это касается не только игры в баскетбол, но и обычной жизни. Благодаря им я использовал свой шанс и научился быть не только хорошим игроком, но и хорошим партнёром по команде и человеком. Многие считают, что баскетбол и жизнь похожи, и ещё больше людей считают это банальностью, но это действительно так. Большинство вещей, усвоенных на площадке, могут пригодиться в жизни, и наоборот. Я верю в то, что с возрастом люди становятся лучше, мудрее, терпимее, то же самое происходит с командой. Даже если в ней собраны сильные индивидуальности, это всё равно не является гарантией успеха. Я играл бок о бок с такими баскетболистами, как Уилт Чемберлен, Джерри Уэст, Гейл Гудрич и Элджин Бэйлор. И многие из них не могли добиться успеха, пока не осознали, что трудно быть хорошим игроком, если всё время думаешь только о себе.

– То есть фраза "Не думай о себе, позаботься о партнёре и позволь партнёру заботиться о тебе", которую вы произнесли в одном из интервью, далеко не пустой звук…
– Именно. Многие из великих игроков стали таковыми благодаря тому, что вовремя поняли это. Когда я был маленьким, смотрел, как сборная США одержала победу на Олимпиаде-1960. Тогда в команде играли Джерри Уэст, Джерри Лукас и Оскар Робертсон. Позже я вспомнил об этом эпизоде, когда университет "Цинциннати" выиграл чемпионский титул после того, как из команды ушёл Робертсон. После потери своего сильнейшего игрока "Цинциннати" выигрывал у "Огайо Стэйт" два года кряду, и всё потому что они играли как команда. В жизни точно так же: гораздо больше шансов преуспеть, если думаешь о ком-то кроме себя. Я знаю, о чём говорю. Потому что во времена, когда я играл, жизнь была более тесно связана с баскетболом. Нам приходилось ездить из штата в штат, зачастую играя по три игры подряд. Плееры и прочее не были столь распространены, и мы часто просто общались, разговаривали, делились своими мыслями. Мы учились друг у друга, и это очень сильно сближало нас. Именно благодаря этому мы били всевозможные рекорды, выигрывали чемпионские титулы и выдавали сухие серии.

– Судя по всему, вам удалось воспитать это в игроках последующего поколения. Иначе как "Буллз" сумели одержать 72 победы в сезоне-1995/96.
– Выиграть 72 игры из 82 – это нечто особенное. В этом и заключается феномен "Чикаго" 90-х. Кроме того что в команде собрались талантливейшие игроки, они думали и чувствовали как единое целое. Именно поэтому династия "Чикаго" стоит особняком среди прочих. Да, есть команды, у которых больше титулов, больше номеров, изъятых из обращения, но именно "Буллз" смогли наглядно продемонстрировать близость к идеальному баскетболу. А всё потому что те ребята, даже достигнув вершин, не переставали учиться на своих немногочисленных ошибках.

Насчёт аварии это явный перебор. Просто когда борешься за чемпионство, всегда нужно помнить о том, что у других команд тоже есть гордость и достоинство. И когда они играют с действующими чемпионами, то показывают всё, на что способны. Мы знаем это, и они знают это. На протяжении всей своей истории "Лейкерс" проходят через подобное испытание.
– Многие называют нынешнюю ситуацию в "Лейкерс" аварийной. Опираясь на ваш опыт, скажите, команде по силам завоевать титул в этом сезоне?
– Насчёт аварии это явный перебор. Просто когда борешься за чемпионство, всегда нужно помнить о том, что у других команд тоже есть гордость и достоинство. И когда они играют с действующими чемпионами, то показывают всё, на что способны. Мы знаем это, и они знают это. На протяжении всей своей истории "Лейкерс" проходят через подобное испытание. Большие ожидания накладывают большую ответственность, без которой невозможны большие победы. Нам нужно постоянно помнить об этом и продолжать работать над собой.

– Говорят, когда Фил Джексон позвонил вам с предложением стать его ассистентом в "Чикаго", вы подумали, что он лишь интересуется вашим мнением о перспективных новичках. Это так?
– Всё было немного по-другому. Я тогда тренировал команду университета "Янгтаун Стэйт" и действительно просматривал новичков. Перед тем как зазвонил телефон, я слушал спортивное радио, где передали, что прежний ассистент Даг Коллинз уволен. И вот я поднимаю трубку, а на другом конце провода Фил. Он сказал, что пока ничего не гарантирует, но ему хотелось бы видеть меня в своём тренерском штабе. Я был польщён таким предложением, но до определённого момента мне казалось, что это не то, что мне нужно. Ведь в команде уже играли сложившиеся игроки, к которым моя менторская методика едва ли применима. Но в конце концов я решился на этот шаг и ни разу не пожалел об этом.

– Что, на ваш взгляд, наиболее полно характеризует тренерский метод Фила Джексона?
– Пожалуй, понимание. Я мог бы упомянуть знания, но знания и опыт это то, что приходит со временем. А Фил всегда понимал, как должен работать тренерский механизм. Он никогда ни на кого не давит и позволяет спокойно делать свою работу. Мы работаем с ним уже много лет, и каждый из нас понимает чувства и амбиции друг друга. Ему нет нужды лишний раз мотивировать меня, мы доверяем друг другу и стремимся к одной и той же цели. Поэтому мою работу трудно назвать работой в привычном смысле слова. Скорее, мы единомышленники, нежели начальник и подчинённый. Даже когда "озёрники" терпят поражение, мы продолжаем работать в прежнем режиме и чётко знаем, когда команда проиграла по своей вине, а когда игроков не в чем упрекнуть. Только упорно работая каждый день и получая удовольствия от этого процесса, можно быть уверенным в том, что успех придёт.
Источник: Los Angeles Times
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница