Эль-Амин: до сих пор дружу с Брэндом
Фото: bc.lrytas.lt
Текст: Илья Поспелов

Эль-Амин: до сих пор дружу с Брэндом

Разыгрывающий "Летувос Ритас" Халид Эль-Амин признался, что наслаждается жизнью в любом городе, где находится, не рвётся обратно в НБА и по окончании карьеры готов стать наставником.
30 января 2011, воскресенье. 15:00. Баскетбол

Защитник Халид Эль-Амин был выбран «Чикаго» под 34-м номером на драфте в 2000 году. Однако закрепиться в баскетбольной Мекке, несмотря на весьма неплохой дебют, ему было не суждено. Спустя десятилетие бывшая звезда коннектикутского университета наслаждается игрой в Европе, где в составе «Летувос Ритос» небезуспешно пытается противостоять лучшим клубам континента. Как у него это получается, многие могли убедиться в минувшую среду, когда разыгрывающий в гостях сумел точным броском с сиреной похоронить одного из завсегдатаев плей-офф Евролиги – «Каха Лабораль». Незадолго до триумфальной победы над чемпионом Испании, по итогам которой Халид был признан самым ценным игроком 2-го тура Топ-16, он дал интервью корреспонденту RealGM Эрилдасу Будрайтису.

Мой агент предложил мне несколько вариантов продолжения карьеры, и я, поразмышляв, осознал, что Европа – лучший вариант. У меня была семья, о которой я должен был заботиться и рваться в НБА только из-за одного имени лиги – не стоило, тем более что и на другом континенте можно было зарабатывать неплохие деньги.

– Халид, вы провели великолепный год в колледже. Казалось, что у вас есть всё, чтобы заиграть в НБА. Вы чувствовали, что готовы к этому?
– Думаю, что после года выступлений в студенческом баскетболе было подходящее время для перехода во взрослый баскетбол. Я принял данное решение вместе со своей семьёй и моим тренером. Думаю, что это был лучший выбор из всех возможных.

– «Чикаго» был лучшим местом для начала профессиональной карьеры?
– Думаю, да. Я был в отличном положении, так как у нас подобралась молодая команда. Средний возраст моих партнёров составлял около 22-23 лет. Я был готов прийти и сходу заиграть и не видел никаких препятствий для этого. Похоже, у тренерского штаба тоже поначалу не возникало сомнений на мой счёт – я выходил в старте первые 14 игр. Естественно, я понимал, что придётся пахать, для того чтобы вырасти в приличного игрока и задержаться в самой престижной лиге мира среди лучших из лучших. Но, к сожалению, в то время нам не хватило опытных игроков, которые могли бы подсказать, помочь советами, показать на собственном примере, как нужно работать и в каком направлении расти. Увы, после этого я долго выступал во второсортных командах, зарывал свой талант. И тем не менее я многому научился, выступая в НБА, и думаю, что это помогает мне в выступлениях в Европе.

– Какие самые приятные воспоминания остались у вас от выступлений в НБА? Общаетесь с кем-нибудь из бывших одноклубников?
– Увы, не так часто, как хотелось бы. Я на связи сразу с несколькими ребятами, с которыми играл вместе в колледже. С Элтоном Брэндом, мы всё ещё друзья, но общаемся по большей части только по почте и Скайпу – возможностей увидеться у нас мало. Моя жизнь преимущественно проистекает в Европе, и моё мировоззрение в связи с этим слегка изменилось. Что касается воспоминаний, то они связаны с тем временем, когда я наслаждался жизнью и в то же время старался совершенствоваться как баскетболист.

– Вы когда-нибудь сожалели о своём решении переехать в Европу? Некоторые парни не теряют надежд вернуться в НБА.
– Мой агент предложил мне несколько вариантов продолжения карьеры, и я, поразмышляв, осознал, что Европа – лучший вариант. У меня была семья, о которой я должен был заботиться и рваться в НБА только из-за одного имени лиги – не стоило, тем более что и на другом континенте можно было зарабатывать неплохие деньги. В одно время я пытался засветиться в Летних лигах, чтобы на меня обратили внимание, но предложений не поступало, и Старый Свет вышел на первый план в моей карьере.

– Вы поиграли во многих уголках Европы, за исключением России. Что больше всего вам запомнилось, полюбилось?
– В каждой стране разные культуры. Я больше обращал внимание на сходство с Америкой, нежели на различия между европейскими странами. Я всегда придерживался принципа, что каждый волен делать всё, что ему заблагорассудится, не нарушая при этом законов. Я бывал в шикарных ресторанах с превосходной кухней, посещал пафосные клубы и присутствовал на сумасшедших шоу и всегда старался тратить своё свободное время на то, что могло сделать меня счастливым. Я стараюсь не обращать внимания на негатив, оставаться весёлым и наслаждаться жизнью в любом городе, где бы я ни находился.

Да, я остался единственным первым номером в команде, но это не повод рыдать в подушку и вешать нос. Я смотрю на это, как на возможность проявить себя. Судьба предоставила мне шанс продемонстрировать свои способности. Постараюсь исполнять свою работу как можно лучше и качественнее.

– Что вызывало у вас наибольшее непонимание в Европе?
– Я просто не понимаю, почему перевод денег домой занимает столько времени. Отправление сбережений в Америку займёт час, но почтовое отделение берёт ещё кучу времени, чтобы это оформить. Однако, я разрешил этот вопрос и сейчас уже всё хорошо.

– Насколько болезненным стал уход Шарунаса Ясикявичюса и Джерри Джонсона из команды? Ведь теперь вы остались фактически единственным разыгрывающим в команде.
– Да, я остался единственным первым номером в команде, но это не повод рыдать в подушку и вешать нос. Я смотрю на это, как на возможность проявить себя. Судьба предоставила мне шанс продемонстрировать свои способности. Постараюсь исполнять свою работу как можно лучше и качественнее. Осознаю, что буду играть очень много, и противостоять придётся по-настоящему классным защитникам – у нас в группе собраны великолепные команды – но я постараюсь не ударить в грязь лицом. К счастью для меня, в команде достаточно хороших игроков, так что я не один буду тянуть лямку.

– К слову о защитниках. Вы уже испытали на себе силу Димитриса Диамантдиса и Террелла Макинтайра в «регулярке»? Насколько важно для вас было не уступить оппонентам?
– Отвечу так: в каждой игре я должен быть готов состязаться. Я понимаю, что баскетбол командная игра, а не личные соревнования, где победит тот, кто перебегает и перебросает. Как я уже сказал, приложу все усилия, чтобы помочь своей команде пройти как можно дальше и надеюсь, что моих стараний хватит.

– Не секрет, что «Летувос Ритас» в Топ-16 считается аутсайдером своей группы. А как лично вы оцениваете своей команды на попадание в плей-офф?
– Они точно такие же, как и были в начале сезона, когда требовалось попасть в четвёрку лучших в своей группе в регулярном чемпионате. Никто не верил в нас тогда, не верят и сейчас. Главное, чтобы мы были готовы умирать на площадке. Будем бороться, а там посмотрим, что из этого выйдет.

– Можете однозначно сказать, что Европа – то место, где вы завершите свою карьеру?
– Могу с уверенностью констатировать, что да. В Европе я чувствую себя комфортно. Естественно, я буду рассматривать все варианты. Хотя, наверное, всё-таки закончу свою карьеру в Европе.

– Говорят, вы тренировали своих детей на протяжении всего лета. Означает ли это, что вы видите себя тренером после завершения карьеры игрока?
– Конечно, я продолжу свою деятельность в баскетболе. Может быть, не в тренерской области, но, если представится возможность, я её не упущу. Потому что получаю удовольствие от самого процесса подготовки.

Источник: RealGM Сообщить об ошибке
Всего голосов: 3
25 апреля 2017, вторник
24 апреля 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Какое событие регулярного чемпионата НБА стало самым ярким?
Архив →