Шо: сцепились с Шаком – и начали бороться…
Фото: Reuters
Текст: Антон Шатров

Шо: сцепились с Шаком – и начали бороться…

Во второй части своего интервью Брайан Шо рассказал о драке с Шакилом О’Нилом, своём сходстве с Филом Джексоном, а также поделился сомнениями по поводу успеха "Лейкерс" в этом сезоне.
10 февраля 2011, четверг. 20:39. Баскетбол
Окончание. Начало интервью: Шо: я знал, что Леброн покинет "Кливленд"

— Вы изучаете всех соперников на протяжении сезона или готовитесь к встречам с конкретным противником?
— Мы изучаем всех, всегда и везде. Наши скауты повсюду. Ведь по ходу "регулярки" тренеры меняют тактику, приобретаются новые игроки, наигрываются новые комбинации. Поэтому нужно быть в курсе всего, что происходит в других командах. Перед играми мы просматриваем пять последних матчей соперника и пять своих. Тяжко приходится, когда команда играет несколько дней подряд, да ещё на выезде. Нужно успевать всё это просматривать и составлять отчёты. После того как занимаешься этим год за годом, ты учишься распознавать особенности других команд, особенно если у них тот же тренер, что и в прошлом сезоне.

— Завершив игровую карьеру, вы стали скаутом. Как это получилось?
— Когда я доигрывал свой последний сезон, Фрэнк Хэмблин всё время говорил мне: "Тебе нужно стать тренером, у тебя есть все данные для этого. Приходи сегодня на разбор игры с тренерским штабом. Возьми и посмотри дома записи матчей". В общем, вцепился в меня мёртвой хваткой. Не скажу, что поначалу этот процесс доставлял мне огромное удовольствие, но чуть погодя я втянулся. И в 2003-м, повесив кроссовки на гвоздь, спросил у Фила, могу ли я остаться в команде в качестве тренера. Джексон нахмурил брови и сказал: "Понимаешь, Брайан, нужно чтобы прошло некоторое время, чтобы игроки смогли относиться к тебе как к тренеру. Вчера ты играл с ними в одной команде, а сегодня уже раздаёшь им инструкции? Вряд ли из этого выйдет что-нибудь путное." Я согласился, что на начальной стадии мне лучше поработать скаутом, немного пообтесаться и потом стать ассистентом. Полтора года я ездил по всем штатам, собирал информацию о новых игроках, изучал D-лигу, разрабатывал драфт-стратегию для "Лейкерс", пока уже не начал привыкать к такому ритму жизни. И вот однажды звонит Фил и говорит своим знаменитым немного резковатым тоном: " Ладно, Брайан, хорош, этот отрезок пути ты уже прошёл, ребята больше не относятся к тебе как к партнёру по команде. Приезжай, поговорим". Так я стал ассистентом главного тренера.

— И с того момента все игроки "Лейкерс" начали относиться к вам как к члену тренерского штаба?
— А у них не было особого выбора. Из тех, с кем я играл вместе, в команде остались только Коби и Дэвьен Джордж. Остальной состав полностью поменялся.

— Коби до сих пор в команде, как и вернувшийся Деррик Фишер. Какие у вас с ними взаимоотношения?
— Двоякие. И мне кажется, Фил понимает это и поэтому иногда закрывает глаза на какие-то мои недочёты и мелкие ошибки. Я могу с ними сходить поужинать, и мы разговариваем как старые друзья-товарищи. Но при этом и они, и я всё время должны помнить, кто есть кто. И поверьте, это не так просто, как кажется. Одна часть меня говорит, что я начальник, а они мои подчинённые, но есть и другая часть, которая шепчет, что я до сих пор мог бы играть с ними бок о бок, чувствовать себя более молодым, вести более фривольный образ жизни. Но на двух стульях невозможно усидеть, и если это вовремя не осознать, то потом всё чаще будут звучать реплики вроде: "Эй, приятель, вчера мы с тобой здорово гульнули, а сегодня ты мне говоришь чтобы я наматывал лишние круги на тренировке и задержался в спортзале?". Человек в моём положении обязан вовремя разглядеть эту зыбкую грань между дружбой и профессиональными требованиями и никогда не пересекать её.

— На тренировках вы консультант или активно участвуете в процессе?
— До прошлого года я делал всё то же самое, что и игроки. Но потом у меня "вылетело" колено, и Джим Клемонс вместе с Крейгом Ходжесом сказали, что мне пора завязывать с нагрузками и перестать корчить из себя Мистера Олимпию. Я сделал МРТ у доктора Ломбарди, и он вынес вердикт: если я хочу передвигаться на своих двоих, мне нужно перестать играть. За всю карьеру у меня не было ни одной серьёзной травмы, и было бы глупо, если бы сейчас я стал упрямиться. В общем, сдался на милость врачам и возрасту.

— Джексон говорит, что видит в вас те качества, которые во многом присущи ему самому. Вы умеете ладить с людьми и при этом не боитесь их критиковать. С ним согласен и генеральный менеджер "Лейкерс" Митч Капчак. Как вы относитесь к данным высказываниям?
— Скажу прямо, я считаю себя честным человеком. Многие видят во мне это и потому уважают. Я всегда легко сходился с игроками, будь то суперзвёзды или запасные запасных. Для меня вполне естественно пригласить друзей на ужин, и поверьте, мне всё равно, что придут Коби Брайант и Шакил О’Нил, а вместе с ними Марк Мэдсен и Слава Медведенко. Все они мои друзья, и мне нравится проводить с ними свободное время. Тот же Мэдсен, несмотря на прозвище Бешеный Пёс, был парнем, который не пил, не курил и не особо любил веселиться. Но он всегда мог предложить сходить вместе с семьями в кино, и я с радостью соглашался. А затем, отправив домочадцев отдыхать, мог поехать на рэп-концерт Шака, где шампанское льётся рекой и грохочет музыка. Мне удаётся легко адаптироваться в незнакомых компаниях, но в то же время я очень чуток к несправедливости и не стесняюсь говорить людям, что они не правы. Однажды мы проиграли "Сан-Антонио", и в раздевалке Шак буквально в пыль разнёс Дэвьена Джорджа, который тогда был всего лишь новичком и времени на площадке провёл совсем немного. Я не поленился — посмотрел статистику за матч и увидел, что Малик Роуз, которого Шак опекал, заграбастал аж 10 подборов в нападении. Я попенял Дизелю, и тот, конечно, не был в восторге. Начал "наезжать" ещё и на меня. На что я ему ответил: "Знаешь, дружище, вместо того чтобы винить парня, который за весь матч сыграл пять минут, неплохо бы самому быть порасторопнее и не давать своему сопернику выигрывать щит. Если бы ты об этом хоть на секунду задумался, может, мы бы и не проиграли". Ну тут Шак окончательно рассвирепел, мы с ним сцепились и начали бороться. И, кстати, несмотря на то что у меня голова меньше его пятки, мне удалось пару раз задеть его. Я чувствовал себя абсолютно правым, и мне было плевать, что об этом подумают Коби или Фил. Кое-как нас с Шаком растащили, а через три дня он понуро подошёл ко мне и сказал: "Ты прав, старик, парень не виноват, это была моя ошибка, надо было самому лучше играть". Этот поступок оценил не только Дэвьен, но и сам O’Нил и все остальные. Поэтому меня не удивляют сравнения с Джексоном, он тоже предпочитает правду, какой бы нелицеприятной она ни была.

— Нынешняя команда сильно отличается от той, которая завоевала три титула подряд в 2000-х. Как вы думаете, смогут "Лейкерс" в этом сезоне повторить достижение почти 10-летней давности?
— Я знаю, многие игроки – и прежде всего Коби — говорят в интервью, что для них завоевание титула не в новинку, что они знают, каково это играть в плей-офф, что в нужный момент могут взвинтить темп игры или, наоборот, притормозить. Скажу вам от лица всего тренерского штаба: мы не хотим таких перепадов. Каждый из нас желает, чтобы баскетболисты каждую игру показывали всё, на что они способны. Вы совершенно правы, различая команду, в которой играл я, и нынешнюю. Когда мы взяли три чемпионства подряд, мы тоже проигрывали, но на следующий матч все выходили как на поле битвы. Это была очень злая, склочная и колючая команда, и инциденты, подобные тому, который произошёл между Джорджем и Шаком, не были редкостью. В этом году на счету "Лейкерс" уже две проигрышные серии из четырёх матчей. Для меня это определённый сигнал, который оповещает о том, что ребята не контролируют процесс игры, как хотелось бы. Нынешние "Лейкерс" более симпатичная, мягкотелая команда, чем та, в которой играл я. Газоль, помимо своего несомненного профессионализма и таланта, очень приятный в общении человек. То же самое могу сказать об Эндрю Байнуме. Но и в этом тоже есть свой минус. Когда бьёшься за чемпионство, не борешься, не претендуешь, а именно бьёшься, не щадя ни себя, ни других, то хочется, чтобы твои "большие" игроки были самыми отпетыми негодяями, которые когда-либо выходили на площадку. Чтобы они доминировали, вселяли в противника страх. Заставляли их ошибаться, делали противника слабым и уязвимым. Я понимаю, что это звучит как рецензия на фильм ужасов. Но я говорю о том, что знаю. Потому что именно таким способом выиграл все свои чемпионские перстни. В нынешней команде все "плохиши" играют в задней линии. Коби, Артест, Фишер — всё это игроки с опытом, за который пришлось заплатить возрастом, и поэтому им нелегко будет вытянуть команду на своих плечах третий год подряд.

— Так каким же образом можно добавить брутальности игре "Лейкерс"?
— Думаю, никаким. К сожалению для нас, команда уже сформирована, в ней собраны талантливейшие игроки, которые многое могут показать в регулярном сезоне. Но плей-офф — это совсем другое дело. Вспомните 2008-й и нашу серию с "Селтикс", которые… ну, давайте не будем сквернословить и скажем так: надругались над нами. Они прожевали нас и выплюнули. Это больно ударило по самолюбию всех, кто имеет какое-нибудь отношение к "Лейкерс". Мы приняли этот опыт, и после того провала Газоль все лето не вылезал из тренажёрного зала. Это не сделало его похожим на невероятного Халка, потому что он таковым не является. Он тот, кто он есть — профессиональный баскетболист. Не больше и не меньше. Понимаете, баскетбол в конечном итоге всё-таки игра, и, выходя на площадку, не нужно опасаться, что кто-то всадит вам нож в спину или застрелит вас. Но всегда очень важно чувствовать свою защищённость, которая появляется только в одном случае: когда тебе не в чем упрекнуть самого себя и своих партнёров. И они должны чувствовать то же самое. Все эти баскетболисты, изображающие из себя головорезов, панков… какие там ещё есть клише? Всё это без толку. Если ты профессионал и одарённый игрок — будь им, и тогда ты сможешь добиться своей цели. Только оставаясь самим собой, можно стать подлинным, настоящим чемпионом.
Источник: Los Angeles Times
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота