Панов: на работу хожу с воодушевлением
Фото: Пресс-служба БК «Нижний Новгород»
Текст: Александр Разинков

Панов: на работу хожу с воодушевлением

Генеральный менеджер «Нижнего Новгорода» Сергей Панов рассказал о Зоране Лукиче, а также заявил, что пример Карпина его не вдохновляет.
12 февраля 2011, суббота. 10:20. Баскетбол
Первая часть. Панов: ищем варианты для усиления по всему миру

— Фигура главного тренера, судя по всему, в «Нижнем Новгороде» краеугольная. Один известный футбольный функционер говорил, что тренер – это лишь 10% успеха команда. Зоран Лукич для вашего клуба это далеко не 10%, ведь так?
— В любой команде роль тренера важна. Он является заложником идей и атмосферы в раздевалке и на площадке. Если тренер – плохой человек, то благоприятной обстановки можно не ждать. Можно набрать сильных игроков и не мешать им, но это не для больших результатов. Мы с Лукичем работаем вместе уже пять лет.
В Нижнем Новгороде всего пять-шесть ночных заведений, куда можно пойти. Так что мы никого специально не разыскиваем, но всё знаем. Например, мы почти всегда в курсе, куда и с кем ходят команды гостей, когда они приезжают в Нижний Новгород.
В ЦСКА мы начинали, а в «Нижнем» уже третий год. Я вижу плоды его работы, прогресс молодёжи. Мне не важно есть ли у нас американцы или нету, да и количество побед лично для меня на данный момент большой роли не играет, хотя со временем это станет предметом разговора с высшим руководством. Пока есть прогресс – работа тренера оценивается по максимуму. Когда начнётся ступор, тогда, возможно, задумаемся о смене наставника. На сегодняшний день очень сложно попасть под требования Лукича к игрокам. Они действительно жёсткие. Если молодые могут их принять и стремиться, то возрастным это уже сложно.

— А в чём жёсткость этих требований, если не секрет?
— Приходится отдаваться на 100 % в каждую минуту тренировочного процесса. Не всем удаётся. Я прошёл это в ЦСКА под руководством Душана Ивковича и Этторе Мессины. Наша советская и российская безалаберность приучила ребят к тому, что они в 18 лет могут снисходительно относиться к бросковым тренировкам или к каким-то отдельным тренировочным моментам. И это неправильно. Поэтому сейчас требования такие, что ребят надо сфокусировать на внимательной и кропотливой работе, дать им возможность вырасти в отличных игроков. Не секрет, что большинство талантов так и не реализовалось в больших клубах. Мы хотим, чтобы наши баскетболисты проявили себя и в сборной и в команде уровня Евролиги.

— Часто с главным тренером спорите?
— Мы не спорим. Мы объясняемся друг с другом по некоторым моментам и приходим к общему мнению. В прошлом году, например, мы спорили по поводу игроков. Я отстаивал кого-то из них, но, к сожалению, в большинстве случае он был прав.

— При общении с Лукичем легко поддаться его очарованию. Этот человек производит впечатление настоящего прирождённого тренера – авторитарного и жёсткого. И при этом видно, что он страстно влюблен в баскетбол. Вы безгранично верите в этого специалиста?
— Знаете, основным достоинством Зорана является то, что, задав ему вопрос, я получаю осмысленный и логично обоснованный ответ. И это касается не только баскетбола. Каждую замену он готов аргументировать. Когда люди к нему приходят и спрашивают что-то, он всегда отвечает очень подробно. Бывают, конечно, случаи, когда задают глупые вопросы, и тогда Зоран может проигнорировать спросившего. Но потом мы говорим с ним наедине и он смягчается.

— А с игроками часто проводите воспитательные беседы? Соблазны же повсюду.
— Приходится, мы разговариваем. К сожалению, нельзя ребят заставлять жить в спартанских условиях, как раньше, когда у них была комната на базе, кровать, кусок хлеба и мяч. К ним надо относиться, конечно, по-человечески. Мы им доверяем. Нельзя их всё время ругать.

— Мы знаем, что окна квартиры Зорана Лукича выходят на ночной клуб, очень популярный среди игроков «Нижнего Новгорода». Не отслеживает он подопечных из-за занавески?
— Когда он выбирал квартиру, то ещё не знал, что она так удачно расположена. На самом деле информация всегда поступает чёткая, поскольку в Нижнем Новгороде всего пять-шесть ночных заведений, куда можно пойти. Так что мы никого специально не разыскиваем, но всё знаем. Например, мы почти всегда в курсе, куда и с кем ходят команды гостей, когда они приезжают в Нижний Новгород и так далее. Здесь особым сыскным талантом обладать не надо.

— Не договариваетесь с этими заведениями, чтобы они большие скидки на алкоголь для ваших соперников предоставляли?
— К сожалению, гости ходят по ресторанам после игры, так что не имеет смысла.

— Вернёмся к серьёзному. А в тренировочном процессе вы участвуете?
— Мы обсуждаем эту тему. Впрочем, если участвовать в тренировках, то нужно это делать каждый день. Приходить и со стороны давать комментарии – это удел руководителей клубов прошлого века. При всей моей любви и уважении к Владимиру Родионову, он один из таких. Он действительно знает баскетбол и может подсказать, но если я так поступаю, то всё равно получается, что я выказываю недоверие наставнику. Вместо этого мы с нашими тренерами ведём конструктивный диалог. Поэтому хоть мне иногда очень хочется вмешаться в процесс тренировки, я этого не делаю.

— В случае форс-мажора готовы сами занять пост главного тренера?
— Пример Валерия Карпина меня, честно говоря, не вдохновляет, хотя вызывает уважение. Я бы стал тренером, если бы не поработал с Ивковичем и Мессиной. Мне тяжело понимать мелкие детали баскетбола. Я не вникаю в них настолько, насколько делают это великие. Не пересеклись бы наши с ними пути, может быть, я бы и тренировал. Сейчас понимаю, что на высочайшем уровне не могу работать, хотя мог этим заниматься и в детской школе ЦСКА и в «Нижнем Новгороде». В настоящий момент я больше могу пользы принести на своей должности.

— Возможно, большому игроку трудно стать успешным тренером?
— Наверное. Не могу точно сказать. Просто у меня нет нужной усидчивости. Поэтому меня поражают примеры Сергея Базаревича и Евгения Пашутина. У них эта усидчивость есть. А у меня есть комиссарский дух, мне легче поднять людей на баррикады, завести идеей. Когда я приехал в Нижний Новгород, принялся заражать людей идеей о том, что мы будем играть в баскетбол на паркете, уложенном поверх льда. Мне никто не верил. Я с этой мыслью прожил полтора года. Перед дебютной игрой с «Химками» все только и говорили, что о баскетболе, а я не верил, потому что отдал всю энергию. Тем не менее мы это сделали.
Процесс популяризации баскетбола в Нижнем Новгороде идёт. Причём весьма активно. Посмотреть на игру баскетбольного клуба «Нижний Новгород» часто приходят первые лица региона.


— Для молодых игроков насколько важен ваш личный пример? Они понимают, что к вам надо прислушиваться?
— Это надо у них спросить, знают ли, сколько у меня медалей и титулов. В работе я этим не козыряю. Никогда не говорю, что надо сделать это и это только потому, что я такой заслуженный. Я пытаюсь всё логично объяснить. Не хочу на них давить. В каждом человеке, как говорил Глеб Жеглов, надо найти интерес. Вот я и пытаюсь это делать.

— Есть ли такой баскетболист в вашем клубе, про которого вы можете сказать, что вы с Лукичем в рамках программы развития российских игроков ему поставили голову на место?
— Пока особенно гордиться кем-то мы не можем. Есть группа ребят, из которых мы хотим сделать игроков высокого уровня. Это и Головин, и Антонов, и Яковенко, и Кулагин, и Иванов. У них есть потенциал. К тому же у Зорана есть опыт работы с молодым Костой Перовичем, который сейчас играет в «Барселоне». Зоран может этим гордиться. У меня же опыта работы после завершения карьеры баскетболиста успехов в раскрытии талантов пока нет. Время покажет. Но мы стараемся.

— А провалы были?
— Мы не смогли сделать игрока из Паши Подкользина. Можем признаться в этом. От таланта до забвения один шаг.

— Американский авторитетный сайт DraftExpress считает Дмитрия Кулагина самым перспективным российским игроком. Вы обращаете внимание на такую информацию?
— Игроки, наверное, обращают. Самый перспективный игрок? Сколько таких уже было? Их можно в плотный ряд выставить от метро «Динамо» до метро «Аэропорт» вдоль Ленинградского проспекта. Поэтому для меня это не показатель. Кого-тотакие оценки мотивируют на серьёзную и кропотливую работу, кого-то расслабляют. На днях я читал статью о защитнике «Локомотива» Максиме Григорьеве (он продлил контракт с краснодарским клубом до 2015 года. – Прим. «Чемпионат.ру»). В ней его назвали примером для молодёжи. Этот парень, в принципе не обладающий большим талантом, пробился наверх благодаря упорству и трудолюбию. Сейчас он является одним из лидеров «Локо». Тут сработало правило, что формула успеха проста – 10% таланта и 90% трудолюбия.

— Кстати, о Ленинградском проспекте. Насколько тесно поддерживаете отношения со своим бывшим клубом? Не так много игроков ЦСКА в «Нижнем Новгороде». Почему не берёте их в аренду?
— Вы это у них спросите. У ЦСКА высокие цены. Хотя сами знаете, что в каждой шутке есть только доля шутки. У нас был разговор про Смодиша. Меня приняли за идиота. Ни одного игрока из тех, которых мы просили у ЦСКА, нам не дали в силу разных причин. Дружеские отношения мы поддерживаем. Постараемся нивелировать разрыв в уровне игроков между нами и армейцами за счёт тяжёлой работы. Больше ничего не остаётся. Постараемся сделать из Нижнего Новгорода вторую Пермь.

— Кого просили у ЦСКА, если не секрет?
— Мы разговаривали про Марьяновича. Курбанов фигурировал. Но Марьянович был нашей основной целью.

— А что Анатолий Каширов? Ещё недавно считался перспективным центровым. Теперь он играет в Германии, ничего о нём почти не слышно.
— Про Толю я вам как-то уже рассказывал. Мы хотели дать ему игровое время и доверить ответственность за судьбу команды, но он сказал, что поедет в Германию. Ему там спокойнее и комфортнее.

— Ваш клуб, наверное, не на первом месте в ряду желающих заполучить российских игроков?
— Смотря с какой стороны отсчитывать эти места. Мы порой находим баскетболистов и в низших лигах. О них зачастую вообще никто ничего не знает. Например, Головина мы брали из Ревды – из Суперлиги Б – с прицелом на элитный дивизион. Семёна Антонова, когда его команда Тамбова закрылась, мы приглашали на 10 дней на тренировки в прошлом году. Мы поняли, что он нам нужен. Яковенко сидел в Самаре на скамейке, но мы нуждались в его услугах. Мы первые в очереди, но чуть с другой стороны.

— Значит, в низших дивизионах вы по-прежнему ищете?
— Мы пытаемся, но, честно говоря, их мало там осталось. Кирдячкина мы взяли из Новосибирска, хотя его звали в Самару. Он туда не поехал и предпочёл «Нижний Новгород».
На сегодняшний день очень сложно попасть под требования Лукича к игрокам. Они действительно жёсткие. Если молодые могут их принять и стремиться, то возрастным это уже сложно.

— Не так давно вы говорили, что хотите заразить Нижний Новгород баскетболом. Довольны тем, как идёт «заражение»?
— Процесс популяризации баскетбола в Нижнем Новгороде идёт. Причём весьма активно. Посмотреть на игру баскетбольного клуба «Нижний Новгород» часто приходят первые лица региона. И сейчас правительство оказывает нам поддержку в организации Матча всех звёзд ПБЛ, также мы хотим взять «Финал четырёх» Кубка России и хотим, чтобы люди ходили на баскетбол и правильно болели. Это процесс, и хорошо, что он долгий. Тем интереснее.

— А что сложнее – работа игрока или функционера?
— Конечно, сейчас ответственности больше. Приходится объяснять не свои промахи, а чужие. В дипломатические игры играть сложнее. Просто то, чем я занимаюсь, — это логическое продолжение моей карьеры баскетболиста. Мне надоело играть и хотелось перейти на управленческую должность.

— Говорят, что счастливая жизнь у человека наступает тогда, когда он с удовольствием идёт на работу и счастливым возвращается домой. Уверены, что дома всё хорошо. А на работу идёте с воодушевлением?
— Конечно, с воодушевлением.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота