Грин: всё от бога – надо только принять этот дар
Фото: pbleague.ru
Текст: Лев Савари

Грин: всё от бога – надо только принять этот дар

Победитель слэмданк-контеста Джеральд Грин признался, что не во всём остался доволен собой, похвалил Лиходея, отдал должное идеям Паунича, покритиковал Гриффина и возвеличил Брайанта.
28 марта 2011, понедельник. 11:30. Баскетбол
– Джеральд, примите поздравления с победой в конкурсе по броскам сверху.
– Спасибо огромное. Но, честно говоря, я не совсем остался доволен собой.

– Почему?
– Не все броски удалось выполнить с первой попытки, да и качество исполнения некоторых из них оставляло желать лучшего.

Я знаю, на что я способен на самом деле, и представляю, насколько идеально можно исполнить тот или иной элемент. Впрочем, я доволен, что не опустился ниже определённого уровня.
– Вы шутите? Все ваши партнёры и соперники хватались за голову после того, как вы вколачивали тем или иным способом мяч в кольцо.
– Нет. Ни в коем случае. Я знаю, на что я способен на самом деле, и представляю, насколько идеально можно исполнить тот или иной элемент. Впрочем, я доволен, что не опустился ниже определённого уровня.

– Не считаете, что ваши конкуренты в борьбе за победу были не в лучшей форме?
– Нет, ни в коем случае. Возможно, с трибун их данки казались менее эффектными, но, поверьте, вблизи они смотрелись что надо. Многое ведь зависело ещё и от судей. Кто-то мог поставить максимальную оценку за сложный бросок, исполненный с пятой попытки, а кто-то оценивал "восьмёркой" более простые, но совершённые с первого подхода. Здесь дело вкуса.

– Какой из данков конкурентов вас удивил больше всего?
– Пожалуй, бросок Валеры Лиходея во второй финальной попытке, когда он пронёс мяч за спиной. Во-первых, осуществить то, что он задумал, весьма сложно само по себе, а во-вторых, после этого мне необходимо было придумывать что-то необычное, чтобы не проиграть.

– Ваши "мельницы" с потрясающей амплитудой после отскока мяча от счётчика 24 секунд становятся фирменным знаком?
– Похоже, что так. Но здесь я решился на подобный бросок, потому что само табло было треугольной формы, а не квадратной. "Эту особенность нужно использовать, парень", – сказал я себе и взял в помощники Кита Лэнгфорда. Такого рода данки исключительны только потому, что ты должен не только вонзить мяч в кольцо задуманным способом, но и рассчитать точку и время отскока мяча, и малейшая ошибка обернётся неудачей.

– Реабилитироваться за прошлогоднее поражение Уайту хотелось?
– Джеймс тогда действительно был хорош, а у меня не всё получалось. Впрочем, я не сильно расстроился, хотя и считался фаворитом. Просто получил удовольствие, встретился и поговорил с парнями, немного подурачился…

– Сейчас тоже подурачились, причём не только в конкурсе, но и во время игры…
– Да, жаль, что ваши парни так разошлись. Мы перехватили инициативу в конце третьей четверти, отыграли солидное отставание и готовились дать бой, но нас просто разорвали…

В игре всё должно быть идеально: если у тебя не получается, тебя заменят другим. Нельзя делать слишком сильный замах, нельзя опускать руку с мячом слишком резко – очень много нюансов. К тому же болельщики ценят оригинальность, поэтому важно быть креативным.
В этот момент Грин задумался, подыскивая сравнение, но ему на выручку пришёл появившийся из душа Лончар, который на чистом русском произнёс: "Как тузик грелку!", а потом перевёл партнёру на английский.

– Идеологом-вдохновителем одного из ваших бросков стал Иван Паунич…
– Да уж, этот парень горазд на выдумки. Дай ему волю, я бы прыгал через всю группу поддержки с разворотом на 720 градусов, ловил бы мяч после отскока от счётчика 24 секунд и вколачивал бы его. В следующий раз, когда состоится контест, обязательно позвоню ему и спрошу совета (смеётся).

– К слову о сложных бросках – какой из данков на американском слэмданк-контесте вам понравился больше других?
– Ой, ребята там постарались и много чего интересного придумали. Так сразу сложно ответить.

– Одним словом данк Блэйка Гриффина с прыжком через машину не выделяется на общем фоне?
– Лично для меня – нет. Почему? Машина была слишком дорогой и блестящей (смеётся). К тому же подобные трюки уже выполняли. Вот идеи Сержа Ибаки и Джавала Макги были куда оригинальнее. Жаль, что Гриффин выехал только на своём таланте и не придумал ничего особенного.

– Признайтесь честно, как вы научились летать?
– Не знаю, у меня нет какого-то своего секрета (хохочет). Это всё, пожалуй, от бога: он одарил меня такой способностью. Я дар принял, стараюсь пользоваться им и развивать по максимуму.

– Какой данк в вашей карьере запомнился вам больше всего? Вообще есть такой?
– Не могу назвать какой-то конкретный бросок. В игре всё должно быть идеально: если у тебя не получается, тебя заменят другим. Нельзя делать слишком сильный замах, нельзя опускать руку с мячом слишком резко – очень много нюансов. К тому же болельщики ценят оригинальность, поэтому важно быть креативным.

– Помимо невероятного таланта ставить мяч сверху у вас ещё и хороший процент попаданий из-за дуги. Какому элементу вы придаёте большее значение? Какая из этих двух способностей ценится командами больше?
– Я думаю, что больше всего командами ценится в целом моё умение набирать очки. Моя основная задача в любой команде – быть агрессивным в нападении. И в первую очередь мои данки – это проявление спортивной злости. Это очень давит на противника, когда ты так завершаешь быстрый прорыв. Но бросок сверху всё-таки больше элемент шоу: побежать к кольцу и вколотить мяч сверху совсем не то, что я хочу делать в первую очередь, оказавшись с мячом. Ведь помимо меня на площадке есть ещё мои одноклубники, которым можно отдать пас. Моя самая сильная сторона – агрессивность в нападении.

Взять хотя бы трибуны в Нижнем – мне рассказали, что это абсолютно не баскетбольный город и местная команда существует всего ничего, но, признаюсь честно, местные болельщики поддерживали меня настолько душевно и искренне, что я был тронут. Всё-таки в вашей стране живут удивительные люди.
– Скажите, на кого вы равняетесь? Кто ваш любимый игрок?
– Пожалуй, скажу, что Коби Брайант. Великий игрок, обладающим настоящим инстинктом убийцы. У него нет слабых мест: Чёрная Мамба — недостижимая высота для кого бы то ни было. У него пять чемпионских колец – что ещё можно о нём сказать? Я мог бы продолжить, но зачем? Он просто великий игрок.

– А сами мечтаете когда-нибудь вернуться в НБА?
– Хотелось бы, конечно. Не знаю, когда – просто вернуться туда. Посмотрим, что получится. Но сейчас меня всё устраивает и в России. Когда я ехал, не думал, что мне окажут такой тёплый приём. Сейчас уже отчасти чувствую себя здесь своим. Взять хотя бы трибуны в Нижнем – мне рассказали, что это абсолютно не баскетбольный город и местная команда существует всего ничего, но, признаюсь честно, местные болельщики поддерживали меня настолько душевно и искренне, что я был тронут. Всё-таки в вашей стране живут удивительные люди.

– Вполне возможно, что этим летом в НБА случится локаут, и тогда взгляды многих специалистов устремятся в Европу, в том числе в Россию. Вы рассматриваете это как потенциальную возможность вернуться в лучшую лигу мира?
– Может быть. Но далеко не факт, что локаут будет, и даже если будет, неизвестно, сколько он продлится. В любом случае, слишком рано говорить об этом сейчас. Ведь даже когда локаут закончится, в США появится немало новых, потенциально звёздных игроков. Одним словом, поживём увидим, как распорядится судьба.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 5
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота