"О Гомельском сказал сразу: "Этот улетит первым"
Фото: cskabasket.com
Текст: Зураб Читая

"О Гомельском сказал сразу: "Этот улетит первым"

Во 2-й части интервью "Чемпионат.ру" Лучано Капиккиони рассказал о создании сразу двух национальных федераций, нелегальной версии "Гарлем Глобтроттерс" и переговорах с "Совинтерспортом".
28 апреля 2011, четверг. 16:40. Баскетбол
Продолжение. Начало: "Кажется, русские опустились с небес на землю".

— Расскажите немного о себе. Вы сказали, что начали свой путь в баскетболе в 1968 году…
— Да, мне тогда было 22 года. Начал я с того, что основал федерацию баскетбола Сан-Марино.

— Многообещающее начало.
— Да уж (смеётся). У них тогда не то что баскетбола, баскетбольного кольца – и того не было. Можете себе такое представить?

— С трудом.
— Такое тогда было время. Баскетбол был не слишком-то популярен в Европе. А я, сын эмигранта, получивший образование в Америке, в университете "Мичиган Стэйт", только что вернулся на родину. Таких, как я, возвращенцев было немало, и главными видами спорта для нас, выросших в США, были баскетбол и бейсбол. Вот я и основал эти две федерации. Между прочим, команда Сан-Марино по бейсболу сейчас чемпион Италии и Европы. Вот так вот.
Эти бюрократы из FIBA всегда были против нас, вставляли палки в колёса, где только могли. Как же так – мы нигде не зарегистрированы! Они не могли понять, что это в первую очередь шоу-бизнес, а не профессиональный баскетбол, и мы никому не мешали, только помогали. Но FIBA преследовала нас, запрещала командам играть с нами, а арбитрам – судить наши матчи. Угрожали дисквалификацией.

— Вы выпускник "Мичиган Стэйт". Это университет с довольно сильными спортивными традициями, верно?
— Да, это так. Кстати, когда я учился в "Мичиган Стэйт", помощником главного тренера там был знаменитый Дэн Питерсон, только что вернувшийся на пост наставника "Милана". Мир тесен. Но баскетболом я там почти не занимался. Зато организовал первую в Америке велоконюшню. Тогда в США практически не было велогонок, и я решил собрать свою команду. Я вообще спортивный человек, увлекаюсь не только баскетболом. Люблю велосипедный спорт, футбол, хоккей. Я болельщик "Детройт Ред Уингз", кстати. Это почти русская команда (улыбается). Я всегда смотрел вперёд, старался видеть перспективу. И доверял своей интуиции. Если в Америке я занимался развитием велоспорта, то не только потому, что гонял на велосипеде сам. Я видел, что этого вида спорта там не хватает и со временем он может стать популярным. Теперь, когда американские велосипедисты известны по всему миру, кто скажет, что я не угадал? А в Европе история повторилась с баскетболом. Я увидел перспективу, ухватился за неё – и снова оказался прав. Думаю, не нужно лишний раз говорить, как далеко шагнул вперёд европейский баскетбол в плане популярности и качества за последние 40 лет.

— Расскажите о клубе "Сан-Марино Олл Старз", который вы создали в начале 70-х. Что это вообще была за команда?
— Выставочная команда наподобие "Гарлем Глобтроттерс". Разница была лишь в том, что мы играли в настоящий баскетбол, а не просто устраивали шоу. Мы состязались практически со всеми сильнейшими клубами Европы: "Барселоной", "Реалом", "Цибоной"… Ездили по Италии, Испании, Франции, Греции. Привязка к Сан-Марино была довольно условной, скорее это была дань уважения моим корням. На самом деле команда состояла в основном из американцев – учащихся колледжей и бывших игроков НБА. Поначалу их в команде было процентов 80, но впоследствии количество европейцев увеличивалось. Мы были очень сильны, почти всегда выигрывали. И могли позволить себе слегка жульничать, откровенно говоря (смеётся). Тогда ещё не было Интернета, так что мы имели несколько составов сразу. В один и тот же вечер в одно время в трёх разных странах могла играть команда "Сан-Марино Олл Старз". И никто не замечал разницы. В общем, мы продвигали, популяризировали баскетбол повсюду.

— Будучи фактически нелегальной командой…
— Совершенно верно. Эти бюрократы из FIBA всегда были против нас, вставляли палки в колёса, где только могли. Как же так – мы нигде не зарегистрированы! Они не могли понять, что это в первую очередь шоу-бизнес, а не профессиональный баскетбол, и мы никому не мешали, только помогали. Но FIBA преследовала нас, запрещала командам играть с нами, а арбитрам – судить наши матчи. Угрожали дисквалификацией. И единственный человек, который нам помог, это Эдуардо Портела (президент испанской лиги АСВ. – Прим. "Чемпионат.ру"). Он сказал: "Чёрт с ними, приезжайте и играйте!"
В СССР не было профессионального баскетбола и профессиональных клубов. Всем управляла национальная федерация. А она ни играть с нами, ни тем более платить нам желания не испытывала. Так что же в таком случае мы должны были здесь продавать? Да и непросто было приехать в Советский Союз с командой, почти целиком составленной из американцев. Зато сразу после распада Союза мы начали сотрудничать с советскими игроками и тренерами.

— Правда, что вы помогали сборной Югославии готовиться к победному чемпионату мира — 1990?
— Да, это была та самая великая сборная с Кукочем, Дивацом, Петровичем… Душан Ивкович пригласил нас помочь им в подготовке, и мы играли с югославами товарищеские матчи. Это ещё раз подтверждает, что мы были сильны, не так ли? Неплохо их подготовили, учитывая, чем всё закончилось. Тогда в Европе были серьёзные лимиты на легионеров, и можно было создать хорошую команду из американцев. Сейчас это уже нереально.

— Кто-то из ныне всемирно известных игроков или тренеров побывал у вас в "Сан-Марино Олл Старз"?
— Всякое было… Я, например, считаю, что Айвэн Данкан мог бы стать великим тренером. Увы, он рано умер от сердечного приступа. Ах да, в 1972 году нашим тренером был Пи Джей Карлесимо. Знаете такого?

— Разумеется.
— Ну вот, он нас тренировал. Помню, когда я впоследствии приехал к нему в Портленд, у него там зарплата была 3 миллиона долларов. А у меня он получал 3 миллиона итальянских лир. Это примерно 3 тысячи долларов. Забавно.

— В СССР ваша команда никогда не приезжала. Почему?
— Потому что в СССР не было профессионального баскетбола и профессиональных клубов. Всем управляла национальная федерация. А она ни играть с нами, ни тем более платить нам желания не испытывала. Так что же в таком случае мы должны были здесь продавать? Да и непросто было приехать в Советский Союз с командой, почти целиком составленной из американцев. Зато сразу после распада Союза мы начали сотрудничать с советскими игроками и тренерами.

— То есть стали переправлять их за рубеж?
— Точно. Великая сборная СССР – олимпийские чемпионы 1988 года. Мы почти всех трудоустроили за границей. Начиная с тренера Александра Гомельского и центрового Арвидаса Сабониса.

— Неплохое начало – с двух величайших имён в истории советского баскетбола…
— Согласен. Потом были Фетисов, Михайлов, Базаревич, который стал первым русским в НБА. Всё это получилось только потому, что я был чуть ли не единственным, у кого были хорошие контакты в СССР. Я приехал в Москву на переговоры с "Совинтерспортом" ещё в 1986 году, если мне не изменяет память. На второй год Перестройки. Кстати, мне вспомнилась забавная история. Когда я смотрел по телевизору финальный матч олимпийского турнира в Сеуле, там игроки советской команды после финальной сирены принялись качать Гомельского. Высоко так подбрасывали его в воздух. И тогда я сказал: "Вот он и улетит первым оттуда". Так оно и случилось.

— Легендарную контору вы вспомнили – "Совинтерспорт".
— Да уж, весёлые были переговоры. Я хотел взять нескольких игроков в "Сан-Марино Олл Старз". Мне выставили условие: баскетболисты получают зарплату 100 тысяч долларов, причём деньги проходят через посольства в "Совинтерспорт". И там остаётся 90 процентов… Представляете себе? 90 процентов агентских!
Великая сборная СССР – олимпийские чемпионы 1988 года. Мы почти всех трудоустроили за границей. Начиная с тренера Александра Гомельского и центрового Арвидаса Сабониса.
Вот это сделка… Я сказал, что совет моей компании этого не одобрит (а совет, собственно, состоял из одного меня). Я не мог позволить возникнуть такой ситуации, когда большинство моих игроков имеют хорошие машины и могут позволить себе красивый образ жизни, а двое будут существовать за 10 тысяч долларов в год. В общем, я сказал представителям "Совинтерспорта" поставить подписи под контрактом, обещал собрать "совет", вернулся в Италию, позвонил в Москву и сказал, что мы свою подпись ставить не будем.

На следующий год в Москву поехал мой друг из Сан-Марино договариваться насчёт включения российских спортсменов в велосипедную команду "Альфа-Лум". Потом мы встретились с ним на родине, и он говорит: "Знаю про твои приключения в Москве". Я: "Откуда?" Он: "В московском офисе "Совинтерспорта" увидел керамическую сувенирную тарелку из Сан-Марино и спросил, откуда она у них. Мне и ответили, дескать, приезжал тут один идиот из Сан-Марино…"

Я поинтересовался, на каких условиях они договорились, и он рассказал, что стоимость сделки – 2 миллиарда лир, то есть около миллиона евро, но велосипедистам из этого достанется шиш. "Вот потому они любят тебя, а меня возненавидели. Ты им 2 миллиона выложил, а я отделался тарелкой", — ответил я. Мой друг и "Альфа-Лум" вскоре обанкротились.

Продолжение следует…
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг