Все новости
Фото: Fotobank.ru/Getty Images

Монтажёр на побегушках по прозвищу "Нет проблем!"

Эрик Споэльстра многим видится фигурой неоднозначной. Попробуем понять, за счёт чего наставник "Майами Хит" достиг своего нынешнего положения.
Баскетбол

Его прозвище «Никаких проблем»

– Доставить бельё в прачечную?
– Никаких проблем.
– Принести видеозаписи прошедшего матча?
– Не вопрос.
– Сделать сэндвичи для команды?
– Никаких сложностей.

В 1995 году «Хит» всё ещё находились в стадии становления. И одной из главных черт отчаянно рвущегося в элиту НБА коллектива была жёсткая субординация. Руководство клуба чётко сформулировало стратегию: найти пару тройку альфа-самцов и за счёт всех остальных создать им комфортные условия для работы. Это касалось как игроков, так и большой части персонала клуба. Уже в те годы «Майами» манила магическая цифра три. И во главе крестового похода против гегемонии Джордана боссы флоридцев поставили Пэта Райли, Тима Хардуэя и Алонзо Моурнинга. Последний и стал олицетворением «баскетбольного милитаризма», который так настойчиво прививали команде её владельцы. Никаких танцев-шманцев в преддверии сезона, громких обещаний и прочей мишуры. Жёсткость, упорство и пот, шипящий на телах баскетболистов от жары и переизбытка тестостерона. За более подробным описанием того, что собой представляли «Хит» середины-конца 90-х лучше всего обратиться к Патрику Юингу.

Вот куда-то на обочину этого процесса-прогресса и вынесло 25-летнего паренька по имени Эрик Споэльстра. Поиграв несколько сезонов в чемпионате Германии, он вернулся в США, чтобы стать тренером. Его отец Джо, уважаемый в баскетбольной среде маркетолог, попросил своего друга Криса Уоллеса, работавшего на тот момент специалистом по кадрам в «Майами», составить Эрику протекцию. «Хит», шедших в том сезоне с показателями 32 победы и 50 поражений, непрерывно лихорадило. Пэт Райли встал во главе команды совсем недавно и всё ещё искал общие точки соприкосновения с вице-президентом Дэйвом Уолом и новым владельцем Микки Арисоном. Сезон подходил к концу, на носу был драфт и многочисленные разъезды в поисках перспективных новичков. Поэтому лишняя пара ног никому бы не помешала. Так Эрик подсел на систему «Хит». Но после того как один из лучших драфтов в истории НБА закончился, среди поднятого шума и пыли статус Споэльстры выглядел ещё более расплывчато, чем до этого.

В этот момент подвернулась вакансия в видеоотделе «Хит». И на вопрос, сможет ли он делать подборки записей и заниматься монтажом, Эрик, ни черта не смыслящий в видеотехнике и том, что с нею связано, с готовностью ответил: «Конечно. Никаких проблем». Споэльстра понятия не имел, что и как функционирует в программе видеомонтажа, зато знал главное: всё это как-то связано с баскетболом. Но функции Эрика не ограничивались лишь работой в видеоотделе, у него было ещё миллион обязанностей, которые, впрочем, все укладывались в одну ёмкую установку – «подай-принеси». «Если бы меня попросили произнести полное название моей должности, получилось бы что-то типа консьерже-буфетчико-видиомонтажёр… на побегушках, естественно. Но если кому-то это могло показаться обидным, то я всегда хотел быть парнем, которого о чём-либо попросят. И неважно, было это связано с баскетболом или нет», – говорит Споэльстра, вспоминая о своём первом годе работы в «Хит».

У подножья лестницы

Джек Рэмси презентовал Споэльстре свою книгу, которую тот с благодарностью принял. Легендарный тренер, приведший «Портленд» к единственному в истории команды чемпионству, работал одним из аналитиков на домашнем матче «Хит» против «Селтикс». «Я уже встречался с доктором Рэмси раньше. Это было на корпоративном пикнике „Блейзерс“, – рассказывает Споэльстра. – Мне тогда было около 10 лет. Перед тем как приступить к трапезе, доктор Рэмси пригласил всех на прогулку. Всех без исключения. И представляете, вся эта огромная коммуна из маркетологов, скаутов, тренеров, медиков пошла вслед за доктором Рэмси. Это выглядело очень мило и… символично».

Неудивительно, что Споэльстра с таким трепетом рассказывает эту историю, ведь он уроженец Города роз. Баскетболом Эрик увлёкся довольно рано, а первых успехов достиг, исполняя роль разыгрывающего в команде Высшей иезуитской школы, расположенной в пригороде Портленда. После того как закончился первый учебный год, амбициозный Эрик решил потягаться с лучшими из лучших. Самым подходящим для этого был тренировочный лагерь Nike All-Star, в котором ежегодно собирались 120 самых перспективных баскетболистов со всей страны.

Несмотря на сильную конкуренцию, Споэльстре удалось зарезервировать себе местечко. И спустя несколько недель он уже играл в команде с одним из лучших молодых игроков. Немногословного парнишку с гордым профилем звали Алонзо Моурнинг. «Я ещё никогда не видел игрока, который был бы настолько одарён. Мы играли в одной команде, и это было одним из главных баскетбольных переживаний в моей жизни. Но там был ещё один парень. Высокий, худощавый, атлетичный. Все смотрели на него, разинув рот. Он вытворял такие вещи, о которых мы и помыслить не могли. Причём всё это он делал так легко, я бы даже сказал, шутя», – вспоминает Споэльстра.

Что ж, восхищение Эрика легко можно было понять — пижонистого подростка звали Шон Кэмп. Но даже встреча с ним не стала главным впечатлением Споэльстры от пребывания в баскетбольном лагере. «Я был абсолютно уничтожен тощим белым парнем, который был на год младше меня. Именно он заставил меня задуматься, так ли я хорош на самом деле. Потому что этот негодяй в буквальном смысле надрал мне задницу». Виновником снижения самооценки будущего наставника «Майами» стал Бобби Хёрли, чьё имя тогда не сходило с уст скаутов.

Посрамлённый Эрик не стал поступать в привилегированные учебные заведения, а осел в скромном Портлендском университете, где он четыре года играл, выходя в стартовой пятёрке. Он играл ровно, без всплесков и спадов, пока не случилось то, что в очередной раз заставило его задуматься о своём будущем в баскетболе. Это произошло в матче против университета Лайолла Маримонт. Споэльстра опекал Террела Лоуэри, когда тот лихо качнул его вправо, а сам, обойдя его с левой стороны, сделал пас на Хэнка Гатерса. Гатерс незамедлительно вонзил мяч сверху, после чего приземлился на Герстена Павилиона. «Все происходило как в замедленной съёмке. Я застыл, глядя на то, как он лежал в нескольких шагах от меня. Он прошептал: „Я не хочу…“, а затем перестал дышать. Он произнёс это тихо, но в зале была такая леденящая кровь тишина, что услышать это можно было даже на другом конце площадки». Споэльстра и его партнёры по команде провели в раздевалке три часа, прежде чем узнали, что Гатерс скончался, а турнир отменили.

Испытав серьёзный шок, Эрик решил сменить обстановку. Его игровых кондиций хватило для того, чтобы подписать контракт с «Вестфалией», крепким середняком второй немецкой лиги. «Главенствующим для меня стало то, что я мог находиться на площадке и при этом быть ассистентом тренера. То, о чём мы с ним разговаривали, схемы, которые придумывали, я мог воплощать в действительность. После чего я уже знал, какая комбинация работает, а какая хороша лишь на бумаге». Там же в Германии он впервые получил настоящую тренерскую работу, став рулевым кадетской команды «Вестфалии».

«Первое знакомство с командой было очень своеобразным. Когда я пришёл на тренировку, там были сплошь 12-летние ребятишки. Я понятия не имел, как организовать их, не говоря уже о том, какие схемы применять. Мячи летали повсюду, пока я стоял и орал на всех знакомых мне языках мира. Игроки бегали, сталкивались друг с другом, царил полный бедлам. Я думаю, это была самая хаотичная тренировка в истории баскетбола». Со временем подопечные Споэльстры научили его доходчиво изъясняться на немецком. Что в свою очередь помогло специалисту найти ключ к универсальному языку баскетбола. Языку, на котором может говорить даже филиппино-американский выходец с севера Соединённых Штатов, оказавшийся в Германии.

Записки из подполья

«Подполье. И никак иначе. Мы все называли это именно так. Оно располагалось где-то глубоко в недрах старой „Майами Арены“. Это были даже не офисы, а ветхие комнатёнки, предназначенные для хозяйственных нужд. Я думаю, для того чтобы создать там видеоотдел, им пришлось лишь вынести оттуда всякий хлам, собрать паутину по углам и поставить туда пару видеомагнитофонов. Всё – видеоотдел готов». Споэльстра был властелином этого подземелья. Он редко видел солнечный свет, иногда на протяжении нескольких дней не покидая своих владений. Он отсматривал тонны видеоматериалов, выявлял закономерности в схемах команд-противников, находил их слабые места, просчитывал наиболее эффективные варианты защиты, компановал всё это и нёс тренерскому штабу.

Причём плёнки требовались команде даже тогда, когда она была на выезде, а отделение почты уже закрыто. В такие моменты Эрик садился в свою старую «Тойоту» и ехал в аэропорт. Его желания оставаться допоздна и делать работу, которую никто не хочет делать, было достаточно, чтобы оставаться в «Хит». Люди приходили и уходили, а Эрику поручали всё более и более серьёзные задания. Пэт Райли и руководство больше доверяли тому, кто находился в системе «Майами», чем тем, кто был за её пределами.

Стэн ван Ганди был ассистентом Райли с 1993 до 2003 годы, пока оба они не пошли на повышение. Старый Пэт пересел в кресло генерального менеджера, а один из самых эмоциональных управленцев в НБА возглавил «Хит». Нынче ван Ганди колдует в «Мэджик», но, несмотря на это и свой крутой нрав, лестно отзывается о Споэльстре: «С самых ранних этапов его карьеры все мы знали, где он в итоге окажется. Может быть, Эрик и удивился, когда узнал о своём новом назначении, но ни для кого из тех, кто его знал, это не стало сюрпризом».

Пэт Райли так объяснил на тот момент казавшееся весьма спорным решение: «Те 11 лет, которые он провёл в подполье, это своеобразный курс обучения. Но иногда я думаю, что это лучший способ. Просматривая тысячи игроков, координируя действия своих баскетболистов и баскетболистов соперника, иногда можно понять гораздо больше, чем глядя на площадку со скамейки запасных. Такой путь, которым Эрик пришёл к тому, чтобы стать тренером, самый сложный, но он позволяет аккумулировать в себе знания, которыми многие опытные наставники обзаводятся лишь к концу карьеры».

В 1999 году Споэльстра, добившись должности скаута, обзавёлся привычкой, которую Райли называет «умением мыслить за пределами кольца». Это умение помогало Эрику составлять неподражаемые в своей информативности отчёты и планы на игру. Оно же окончательно пленило генерального менеджера «Хит». «Это коренным образом отличалось от того, что я видел за всю свою карьеру. Был ли это доклад об игроке, тренере, команде. Помимо цифр и статистики в работе проделанной Эриком ощущалась личность того, о ком он пишет. Он включал в свои доклады такие мелочи, которые многие, просто, не заметили бы, а если обратили на них внимание, то не додумались бы послать их главному тренеру», – с несвойственным ему восхищением говорит Райли.

Продолжение материала

Комментарии (0)
Партнерский контент