Моргунов: готов играть и после 40 лет
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат.ру"
Текст: Зураб Читая

Моргунов: готов играть и после 40 лет

О сезоне, проведённом в "Университете-ЮГРА", о подготовке к сезону, молодых игроках и лимите на легионеров рассказал заслуженный мастер спорта Никита Моргунов, побывавший в редакции "Чемпионат.com".
15 июня 2011, среда. 18:20. Баскетбол
– Очень интересно всё-таки, почему прошлый сезон вы отыграли в Суперлиге, неужели не поступало предложений от клубов ПБЛ?
– На определённым этапе предложения от клубов ПБЛ были, и переговоры в этом вопросе активно велись. Но в конечном итоге нам так и не удалось прийти к общему знаменателю ни с одним из них. Это объяснялось опасениями менеджеров и тренеров по поводу моей способности приносить пользу команде после полученной два года назад травмы. Сами понимаете, что разрыв крестообразных связок – это очень серьёзная травма, которая требует операции и длительного курса восстановления. Но хирург, оперировавший меня, обещал, что со временем я забуду о повреждении. Поэтому, взвесив все за и против, я принял решение выступать за клуб "Университет-ЮГРА". Во-первых, я сам хотел посмотреть на то, как я буду играть после травмы. А во-вторых, хотелось показать тренерам других команд, что у меня достаточно желания и сил, чтобы выступать на высоком уровне.

– Неужели после получения столь серьёзной травмы, да ещё и в таком возрасте, не промелькнула мысль о возможном завершении карьеры?
– Люди, окружающие меня, постоянно говорили, что после таких травм далеко не все молодые игроки восстанавливаются, а в моём возрасте это будет невероятно сложно. Кто-то высказывал мнение, что на былой уровень мне уже никогда не выйти. Именно это меня подстёгивало и заставляло двигаться вперёд. Поэтому для операции была выбрана клиника в США, которая специализируется как раз на лечении и оперировании связок. У меня был один из лучших в этой области хирург. И после того как я увидел положительную динамику в восстановлении – понял, что хочу и способен вновь заиграть на самом высоком уровне.

– Вы достигли практически всего, о чём может мечтать баскетболист: были чемпионом страны, выиграли Евробаскет, поиграли в НБА. Зачем же продолжать мучить организм? Что было источником мотивации?
– Желание вернуться было моей мотивацией. Может быть, страсть бы со временем и погасла, если бы не травма. Я понял, что баскетбол – моя жизнь, что ещё не наигрался и хочу побеждать, быть лучшим. Не знаю, как оценивают этот сезон окружающие, но мне кажется, что он удался. Поначалу играл не так много – была на этот счёт договоренность с тренером. Надо было почувствовать себя, привыкнуть к нагрузкам. Но потом стал постепенно приходить в норму, всё чаще получалось показывать тот уровень, на котором я играл до травмы. По крайней мере, я был полностью уверен в том, что могу проводить на площадке много игрового времени и при этом быть полезным для команды. В последних матчах за "Университет" я находился на площадке по 35 минут два дня подряд – сил и желания хватало. После этого я понял, что упор должен делаться не на возраст, а именно на желание. Сейчас у меня изменился процесс подготовки к сезону. Если в молодости можно было месяц-два отдыхать, а начинать работать на сборах вместе с командой и к сезону быть готовым, то сейчас я уже через неделю начинаю тренироваться самостоятельно, задолго до старта сезона. Причём даже не зная, в какой команде буду играть. Вопрос с клубом, я считаю, рано или поздно решится, а вот о физической подготовке нужно думать уже сейчас. Это самое важное для возрастных игроков. С техникой у меня всё в порядке, голова тоже работает хорошо, а вот физическое состояние – это единственное, в чём я могу проигрывать более молодым оппонентам.
Никита Моргунов в гостях у "Чемпионат.com"

Никита Моргунов в гостях у "Чемпионат.com"

– Желание выступать у вас есть – это понятно. А всё-таки в голове уже есть примерный возраст, до которого хочется продолжать играть?
– Самое интересное, что таких мыслей не было до сих пор и нет сейчас. Считаю, в определённый момент сам почувствую, что всё – этот сезон последний. Сейчас же кажется, что могу играть до 40 лет и даже дольше. Никаких препятствий для этого не вижу. Когда меня спрашивали, зачем я, будучи уже призёром чемпионата мира, участником нескольких Олимпиад, еду в сборную России, я отвечал, что хочу играть с этим поколением и выигрывать медали с ним. Чувствовал в сборной образца 2006-07 годов желание и силу. Ощущал, что мы сможем соперничать с любой командой мира. Знал, что смогу дать молодым ребятам свой совет, где-то помочь, выйдя со скамейки. Конечно, о победе на чемпионате Европы сначала никто не думал, но после первых удачных игр Дэвид Блатт сказал нам о том, что с такой игрой мы можем обыгрывать абсолютно любую команду. И вы видели, что нам удалось выигрывать матч от матча, показывая отменную физическую готовность. Медали того первенства — подтверждение тому, что, не завершив карьеру, я сделал правильный выбор.

– В сборной вам как ветерану делались какие-либо поблажки?
– Нет, абсолютно. Да и с чего они должны предоставляться? Если ты попал в сборную и хочешь играть за неё, то отрабатывай по полной программе. На площадке соперник не будет разбирать, сколько тебе лет и чего ты в своей карьере добился. Да, мы с Захаром Пашутиным были самыми возрастными игроками, но тренировались наравне со всеми. По этому поводу главный тренер даже приводил нас в пример молодым игрокам. "Даже Никита и Захар, которым по 600 лет, бегают быстрее вас. А вы что сюда пришли, кофе пить с круассанами?!"

– Кстати, приходилось ли вам ставить на место молодых игроков?
– Я считаю, что чем что-то доказывать на словах и кричать "Я прав! Я прав!", лучше показать всё личным примером. Это проще в плане убеждения. Если игроки не возвращаются в защиту из нападения, то прежде всего нужно отработать самому, а потом уже предъявлять претензии. Потому что очень трудно заставить молодого игрока делать то, чего сам не выполняешь. Они всё прекрасно видят. Но некоторые не понимают, что нужно работать ещё больше чем ветераны, стремиться забраться выше.

– Что удивило вас в низшей по статусу лиге?
– Честно говоря, я был поражён большим количеством высокорослых игроков. В Суперлиге их даже больше, чем в ПБЛ: почти в каждой команде был игрок ростом больше 210 сантиметров. Причём некоторые из них показывали баскетбол очень высокого уровня. Просто кто-то не попадает в состав в более высоком дивизионе, кому-то нужна практика – и поэтому все играют там. А уровень некоторых игроков, повторюсь, на самом деле очень и очень высокий. Ярким примером тому является Даниил Соловьёв, который, сначала очень хорошо играл за команду из Иркутска, а потом и за "Спартак-Приморье", заменив травмированного Сергея Караулова. Но как только Караулов восстановился, более молодому коллеге пришлось сесть на скамейку запасных.
Никита Моргунов в гостях у "Чемпионат.com"

Никита Моргунов в гостях у "Чемпионат.com"

– На ваш взгляд, сколько команд Суперлиги с лёгкостью смогли бы играть в ПБЛ?
– Ну, с лёгкостью, возможно, и не смогли бы, но первые четыре-пять команд — "Университет", "Урал", "Северсталь", "Рускон", "Спартак-Приморье" — смотрелись бы в ПБЛ достойно, это однозначно. Уж мальчиками для битья не были бы точно. Прямое тому подтверждение – команда из Нижнего Новгорода, которая, перейдя в прошлом году из Суперлиги, оставила приятные ощущения и сыграла очень сильно. Просто в каждой из команд лидеров низшего дивизиона есть по пять-шесть человек с опытом выступления в Суперлиге (так называлась до прошлого года нынешняя ПБЛ. – Прим. "Чемпионат.com").

– А неприятные сюрпризы были?
– Несмотря на физическую работоспособность ребят и самоотдачу, их игра временами носит сумбурный и хаотичный характер. В некоторых встречах сезона все игровые действия сводились к индивидуальным проходам и обыгрышам. Как схватит кто-нибудь мяч, как бросится один на пятерых… Много было необдуманных решений. Иногда скорость команды была просто запредельной, но эта "беготня" приводила только к многочисленным потерям. Команды ПБЛ играют в более спокойный, комбинационный баскетбол. Сломя голову там никто не бежит – цена ошибки высока. У нас было много игр, где разница в 20 очков быстро отыгрывалась. Это как раз подтверждает мои слова о том, что сумбурная игра даёт тебе возможность как оторваться в счёте, так и отпустить соперника в отрыв.

– Планы на следующий сезон связаны только с ПБЛ?
– Да, максимальная задача – это игра в ПБЛ. Есть огромное желание, тем более та игра, которую я показывал в конце этого сезона, даёт мне уверенность в том, что смогу снова действовать на высшем уровне. Очень интересно попробовать себя в новой лиге, уровень которой значительно возрос. Уже в первом сезоне записные фавориты, ЦСКА и "Химки", в регулярном чемпионате проиграли по несколько раз. Это говорит о силе всего чемпионата.

– Можно узнать ваше мнение, так сказать, взгляд со стороны: революция, случившаяся в прошлом году, пошла на пользу отечественному баскетболу?
– Только время покажет, насколько эти прошлогодние изменения принесут пользу. Само руководство лиги понимает, что существует ещё масса вопросов, которым стоить уделить внимание. Я не могу точно знать о тех изменениях, которые будут впереди, потому что не являюсь функционером лиги. Мои предложения сугубо игровые. Например, я считаю, что нужно уменьшать количество иностранцев в нашем чемпионате. Знаю, сколько классных молодых игроков есть в Суперлиге, не имея возможности пробиться и не получая должной игровой практики. Тем самым они просто не развиваются как баскетболисты.

Продолжение следует…

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница