Назад в будущее (часть первая)
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Артур Суфияров

Назад в будущее (часть первая)

Неудачная ставка, возвращение в детство, фальшивое предсказание, а также Марк Кьюбан в погоне за загадочным аналитиком-вундеркиндом – в очередной сказке от корреспондента "Чемпионат.com".
14 июля 2011, четверг. 22:16. Баскетбол
Эта история приключилась со мной совсем недавно – в самый разгар финальной серии плей-офф НБА между "Майами" и "Далласом".

– Черти… – только и мог вымолвить я после очередного промаха Уэйда, залпом осушая очередной бокал скотча. – 100 тысяч рублей… 100 тысяч… Каким же идиотом я был, когда спорил с этим аферюгой. Сколько раз говорил себе — это спорт. Здесь не бывает легко и очевидно. Всё решается на арене, а не за барной стойкой, напротив беспристрастного телевизора.

Я сунул руку в карман – и вот очередная незадача: мобильника нет. Потерял? Или в клубе оставил? Так в таком случае тоже, считай, пропал – посетители там люди хоть и приличные, но лишняя тысчонка долларов вряд ли кому помешает… Я вскочил на ноги и тут же обнаружил ещё одну странность: вместо удобных кроссовок ноги вдруг оказались обуты в смешные детские сандалии. Да и сами ноги в невесть как оказавшихся на мне белых брючках стали худыми и совсем детскими. Размерчик, наверное, тридцать пятый, не больше.

– Всё, окончательно спятил, – в ужасе понял я. И вдруг услышал до боли знакомый голос пожилой женщины:

– Ребята, обедать!

После чего гурьба невесть как оказавшихся вокруг меня детишек, моментально побросав бесчисленные игрушки, с дружным рёвом понеслась прочь из комнаты.

Галина Михайловна? – мелькнуло у меня в голове.

Так звали мою первую и любимую учительницу. Но откуда ей взяться здесь, в спортбаре?

– А ты почему не идёшь? – строго посмотрела она на меня. Суп остывает, давай, потом дочитаешь.

И схватив меня за руку, тут же поволокла вслед за ребятами.

Усевшись перед исходившей вкусным и обжигающим паром тарелкой, я попытался привести мысли в порядок. "Так, необходимо срочно звонить врачу, лучше сразу психиатру. Пусть приезжают. У меня, наверное, сильный стресс или что-нибудь в этом роде".

– А ты чего не ешь? Не вкусно? – окликнула меня до боли знакомая девочка.

– Я… я… Слушай, скажи, пожалуйста, какой сейчас год.

– 2001-й, — машинально ответила она. – А ты чего спрашиваешь? Сам не знаешь?

– Да нет, это я так, шучу…

Не прошло и недели, как я уже полностью освоился в этом новом (то есть старом) мире. Были летние каникулы, и местная школа устроила что-то вроде городского лагеря. Каждое утро помолодевшая мама отводила меня туда и под вечер забирала. Заниматься мы могли практически чем угодно. Периодически ходили в цирк, в театр, в кино. А я всё никак не мог решиться рассказать кому-нибудь, что же со мной произошло. И думал, думал, думал, как же мне быть дальше.

Через неделю отец засобирался в командировку в США, и я, словно ошпаренный этой новостью, тут же начал проситься ехать с ним.

– Ну, пожалуйста, папа, поехали вместе. Я всю жизнь мечтал там побывать. Это же совсем другой мир, другая цивилизация.

– Что-то раньше я ничего подобного от тебя не слышал – подозрительно говорил он. Откуда вдруг такая тяга к Америке?

– Мы фильм смотрели – выкрутился я. Называется "Побывать в Америке". Я буду себя хорошо вести. Честно-честно.

– Ну если "Побывать в Америке", тогда посмотрим – рассеяно сказал он. Ничего не обещаю, но постараюсь что-нибудь придумать.

И он придумал – это же мой папа! И уже через неделю я любовался видом из самолёта на солнечный Сан-Франциско. Мы пролетали над мостом "Золотые ворота", над знаменитой башней "Койт". Но я и виду не мог подать, что знаю обо всех этих местах не понаслышке. Отправляться прямо с трапа самолёта в психиатрическую клинику мне совсем даже не улыбалось.

Всё-таки Калифорния – нереально красивый штат. Красивых мест столько – на 16-гиговую карту памяти места для снимков не хватит. Не говоря уж о "мыльнице", с плёнкой из 36 кадров… Отправившись как-то с отцом в ресторан, я заметил за одним из столиков человека, лицо которого показалось мне знакомым. Подойдя ближе, я обомлел. Это был владелец "Далласа", американский миллиардер Марк Кьюбан. В моей буйной голове тут же созрел дерзкий план. Медлить было нельзя ни секунды.

– Па, я в туалет, – шепнул я целиком погрузившемуся в свои отчёты отцу и, обогнув ресторан по периметру, подошёл к уплетающему за обе щеки запечённые мидии бизнесмену.

– Марк, здравствуйте. Мы незнакомы, но у меня к вам очень важный разговор. Позвольте я присяду?

И не дожидаясь ответа ошарашенного Кьюбана, я мгновенно устроился напротив.

– Тебе чего, пацан? – вытер губы миллиардер. – Автограф?

– Спасибо – улыбнулся я. – У меня к вам серьёзный разговор на тему баскетбола. На тему НБА. Насколько я помню, примерно год назад вы приобрели команду "Даллас". Я готов предложить вам свою помощь в развитии команды. Дело в том, что я профессиональный баскетбольный скаут, и если вы возьмете меня на работу в структуру клуба, обещаю: максимум через пять лет "Маверикс" станут чемпионами.

Лишь улыбавшийся до этого момента Кьюбан под конец моего спича всё же не выдержал и расхохотался.

– Малыш, тебе сколько лет? – вдоволь насмеявшись, спросил он. Дорогу домой найдёшь, или, может, тебя подбросить?

– Подумайте как следует, мистер Кьюбан, – не обращая внимания на издевательский тон миллиардера, продолжал я. – Вы даже не понимаете, от чего отказываетесь.

– Ещё как понимаю. От светлого будущего, правильно? Вот что, проваливай-ка ты отсюда по-хорошему, и забудем о нашей милой встрече.
Тайсон Чендлер, Джейсон Кидд, Шон Мэрион, Дирк Новицки, Марк Кьюбан, Брайан Кардинал и Хосе Хуан Бареа

Тайсон Чендлер, Джейсон Кидд, Шон Мэрион, Дирк Новицки, Марк Кьюбан, Брайан Кардинал и Хосе Хуан Бареа

Вежливо откланявшись, я с улыбкой пошёл обратно, за наш столик. Я знал, что Кьюбан мне перезвонит, и даже примерно представлял, когда именно это произойдёт. Дело в том, что на бумажке, которую я любезно подбросил ему в карман, помимо всех моих координат лежали ещё и полные сведения о сезоне-2001/02, которые я помнил назубок. Ещё бы – это был тот самый сезон, начиная с которого я и заболел НБА окончательно и бесповоротно. "Маверикс" выйдут в плей-офф с четвёртого места на Западе и уступят в четвертьфинале "Сакраменто" (1-4). Чемпионами станут "Лейкерс", всухую переиграв в финальной серии "Нью-Джерси". Самым ценным игроком сезона станет Тим Данкан, а MVP финала – бесподобный Шакил О’Нил. Кваме Браун полностью провалит себя в качестве первого номера драфта, в отличие от будущего новичка года, испанца По Газоля. Вот что успел я накарябать на бумажке, от которой теперь зависело очень многое.

Весь следующий год я провёл в выжидательном состоянии: что называется, не высовывался. Оказалось, что я успел порядком подзабыть практически все школьные материалы пятого класса, и с интересом взялся перечитывать древнегреческую историю и стихи Пушкина. Но все мои мысли так или иначе были забиты совершенно другим. Можете себе представить, как я возликовал, сняв трубку в середине июня и услышав чистую английскую речь Марка Кьюбана?

– Нам нужно поговорить – отчего-то смущаясь, промямлил он. – Когда я могу приехать в Россию?

– Да хоть завтра, – пытаясь унять сердцебиение, равнодушно ответил я.

– Как скажешь, я буду.

И уже на следующий день, глотая твердокаменные пончики, мы сидели в ближайшем от моего дома кафе.

– Кто ты? – с ходу спросил Марк. – Пророк? Предсказатель? Или, может, шарлатан, который хочет меня обдурить?

– Я, как и вы, всего-навсего любитель баскетбола, Марк – улыбался я. — Просто я очень хорошо в нём разбираюсь. А то, насколько хорошо, думаю, вы уже поняли.

– Чего ты от меня хочешь? – Кьюбан неожиданно встал и нервно закурил сигарету. – Зачем связался со мной?

– Видите ли, мистер Кьюбан. Как я уже говорил в Калифорнии, я просто хочу вам помочь. Помочь осуществиться вашей мечте — привести "Маверикс" к чемпионству.

– Хочешь сказать, без тебя у меня этого не выйдет? – рассвирепел обычно спокойный миллиардер.

– Не выйдет. Готов поспорить, – покривил я душой. — Но с моей помощью, обещаю, не пройдёт и пяти лет, как вы уже будете любоваться кубком Ларри О’Брайена у себя дома. Так как?

– Мне нужно подумать, – процедил Марк.

– Думайте, — поднялся я. – Вы знаете, где меня искать.

Впрочем, долго думать Кьюбан не пожелал и уже вечером, улыбаясь и раскланиваясь на каждом слове, он вёл милую беседу с моими родителями.

– Вы даже не представляете, какой у вас талантливый ребенок, – распинался он. – Настоящий самородок. Гарвард отбирает сейчас по всему свету как раз таких – самых-самых одарённых.

Плохо знающая английский мама в полушоковом состоянии смотрела на отца, который довольно соглашался: "весь в меня". Словом, уже менее чем через полчаса согласие на мой отлёт в Штаты было получено, и вечером, сидя в самолёте, мы обсуждали предстоящий драфт.

– Какие у нас пики? – спросил я.

– 25-й и 54-й – вздохнул Кьюбан. – Понимаю, особо не разживёшься, но ты уж давай, не подведи.

И я не подвёл. Конечно, суперзвёзд уровня Яо Мина или Амаре Стаудмайера выцепить не удалось, но драфтом лично я остался доволен. Под 25-м номером мы выбрали Карлоса Бузера, который от неожиданности столь высокого выбора чуть не упал с кресла, а под 54-м ещё одного форварда, Луиса Сколу.

– Господи, ты хоть понимаешь, что творишь? – с самым несчастным лицом спрашивал владелец "Далласа". – У нас и так великолепный четвёртый – Дирк Новицки. Куда нам девать ещё двоих? А ведь могли взять перспективного Фрэнка Уильямса и отличного снайпера – Младена Шекулараца.

– Послушай, я знаю, что делаю, – обозлился я. – Бузер – отличный форвард, и через пару лет он станет одним из лучших в мире на своей позиции. Правда, к тому времени мы его уже обменяем, и ему на замену как раз приедет Скола. Разумеется, оба будут играть в старте, дополняя Дирка.

– А не много ли ты на себя берёшь? – только и смог вымолвить ошеломлённый Кьюбан.

– Не бойся. Ровно столько, сколько нужно – подмигнул ему я, и работа закипела. Естественно, не я один знал, какой фантастический по силе драфт приближается в следующем году – вся лига к нему готовилась, но мы отчаянно пытались выменять хотя бы один из драфт-пиков у клубов-аутсайдеров. И в конце концов удача нам улыбнулась, и взамен форварда Эдуардо Наджеры и запасного разыгрывающего Ника Ван Экселя мы "украли" у "Хит" сразу два пика – в первом и во втором раундах.

Продолжение следует…
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 17
23 февраля 2017, четверг
22 февраля 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...