Родман: Джордан – бог. Пиппен – Иисус. Я – дьявол
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Марат Арасланов

Родман: Джордан – бог. Пиппен – Иисус. Я – дьявол

О включении в Зал славы, о профессиональной карьере, актерском мастерстве и внутренней связи с Джорданом и Пиппеном — обозреватель Slamonline.com Морис Бобб взял интервью у Денниса Родмана.
24 июля 2011, воскресенье. 12:00. Баскетбол
Фамилия баскетболиста Родмана давно стала синонимом экстраординарности и креатива. Он не обладал идеальным характером и не являлся примером для подражания, но его уважали. Он был ниже двух метров (198 см), но это не мешало ему быть лучшим в лиге по подборам. Он провоцировал болельщиков словами, жестами и регулярно меняющимся цветом волос, но они всё равно его любили.

4 апреля 2011 года Родман был введён в Зал баскетбольной славы. По этому случаю была собрана пресс-конференция, на которой пятикратный чемпион НБА в составе "Детройт Пистонс" и "Чикаго Буллз" не скрывал своих чувств: "Сам факт включения в Зал славы, в один ряд с величайшими игроками за всю историю баскетбола говорит о том, что люди отбросили все негативные мнения. Часто приходится слышать о том, что я внёс что-то новое в баскетбол. Вывел игру в защите на новый уровень. Я так не считаю. Ведь я не был лучшим снайпером. Не являлся выдающимся спортсменом и не пытался добиться всеобщего внимания", — произнёс Родман, которому недавно исполнилось 50 лет.

Сразу после официальной пресс-конференции (а церемония введения в Зал славы состоится 12 августа) Деннис Родман ответил на наши вопросы.

– Прежде всего примите наши искренние поздравления! Быть в числе лучших баскетболистов за всю историю игры – большая честь.
– Спасибо. Мне до сих пор не верится, что это происходит наяву.

– Перед выборами кандидатур на включение в Зал славы сомневались в своей победе?
– Сомневался ли я? Да я вообще-то и сейчас не верю. На самом деле, на протяжении всей карьеры приходилось слышать слова о том, что поведение никогда не позволит мне быть в Зале славы. Да, я многого достиг, играл в великих командах, одерживал много громких побед… Но, честно, не верил.

– Как вы узнали эту радостную новость?
– Тут случилась забавная история. Сначала позвонил мой агент, сказал, что моя кандидатура рассматривается как "одна из". Я не придал этому значения, потому что до этого узнал другую новость – оказалось, что "Детройт" выводит из обращения мой номер. Прошло ещё немного времени, и агент сказал о введении в Зал славы. Но я только рассмеялся и ни капельки ему не поверил. Знаете почему?
4 апреля 2011 года Родман был введён в Зал баскетбольной славы

4 апреля 2011 года Родман был введён в Зал баскетбольной славы

– Если честно, нет.
– Потому что это было в "день дурака" — 1 апреля, и я был полностью уверен, что это шутка. Агенту пришлось серьёзно постараться, чтобы убедить меня (смеётся).

– Расскажите о своих чувствах.
– Это очень сложно описать словами. Для меня, даже будучи звездой НБА, попадание в Зал славы всегда казалось недостижимой целью. Казалось, это где-то очень высоко. Но мне удалось. Я на вершине. Прежде всего хочется, чтобы мои детишки гордились мной. Они не видели моих игр вживую, но пусть они знают, что их папа делал свою работу качественно и с душой. У сына теперь будет перед глазами пример, пусть это заставляет его быть ещё лучше.

– Эти чувства вызывают больше радости, чем победа в чемпионате?
– Я бы поставил между этими победами знак равенства. В такие моменты как будто проживаешь жизнь заново. Вспоминаешь все трудности и понимаешь, что без них не было бы и конечного результата. Всё это останется в моём сердце, и это у меня уже никто не отнимет.

– И всё же нам кажется, что баскетбол в вашей жизни отошёл на второй план.
– Баскетбол занимал всю мою жизнь раньше. Теперь нужно оставить его позади и шагнуть вперёд. У меня много занятий, которым я посвящаю себя теперь. Во-первых, это моя семья, которой я стараюсь уделять как можно больше времени. Во-вторых, у меня есть свой сайт, через который я пытаюсь учить детей различным баскетбольным элементам, в основном защитного плана: подборы, перемещения в защите, блок-шоты, перехваты. Ну и в-третьих, я занимаюсь музыкой, можно сказать, что я ди-джей с мировым именем (смеётся). Совместно с моим другом, известным ди-джеем Виком Латино, мы выступаем в разных крупных клубах по всему миру: Ибица, Сен-Тропе, Токио, Мадрид. Нормально, да (улыбается)?
Неугомонный Деннис продолжает искать новые впечатления

Неугомонный Деннис продолжает искать новые впечатления

– Вы ведь родились в неблагополучном районе Далласа. Как удалось пробиться на самый верх?
– Я и сам не знаю. Оглядываясь назад, с ужасом осознаю, что мог бы просто напросто и не дожить до совершеннолетия. Живя на юге Далласа, легко можно пойти по кривой дорожке. Многие друзья рано сели в тюрьму, а кого-то убили. Это ужасно. Я не помню, как выбрал баскетбол. Но сразу бежал в зал, если появлялась свободная минутка. Верил, что смогу достичь успеха.

– Помните ли игру со своей лучшей статистикой?
– Нет. Я никогда не смотрел в статистические графы. Для меня всегда было главным играть так, как будто это моя последняя игра. Старался не давать спуску соперникам, действовать жёстко. В каждой игре я хотел только одного – победы.

– Что вы думаете по поводу сравнений с Биллом Расселом?
– Нет, это неприемлемо. Конечно, приятно, что меня сравнивают с одним из лучших игроков за всю историю НБА, но давайте смотреть праве в глаза – он намного круче. Вы только посмотрите, он совершал чуть не по 30 подборов в среднем за сезон – это нереально. А сколько у него титулов?

– В бытность игроком "Пистонс" вас часто называли клоуном. Вы специально провоцировали публику?
– Тогда мне просто нравилось то, что я делаю. Сейчас осознаю, что вёл себя как профессиональный актёр. Но народ сделал меня таким, какой я есть сейчас. По большому счёту, благодаря болельщикам мне удалось почувствовать уверенность и сохранить место в составе. Забивалой я не был, лидером меня тоже сложно было назвать. Кто-то меня ненавидел, кто-то обожал. Равнодушных не было — и это приятно.

– В то время вы очень сблизились с тогдашним тренером "Детройта" Чаком Дэйли.
– Это был фантастический человек, который открыл своё сердце для меня. Он помогал мне советом, выслушивал, если мне это было необходимо. Однажды он сказал: " Деннис, знаешь, хоть ты играешь не для меня, но всё равно я буду любить тебя как собственного сына. Это не благотворительность, просто ты занял особое место в моей душе. Думаю, мы можем стать ближе друг к другу".

– Он стал вам как отец?
– Я рос без отца и никогда не знал, как это — называть кого-то папой. Наверное, он стал мне родителем. Я всегда радовался, как ребёнок, когда видел его. И очень хотел смотреть на его улыбку.

– Было тяжело после того, как Дэйли ушёл из команды?
– Я оставался ещё год в "Детройте", а потом перешёл в "Сан-Антонио". Мне было сложно привыкнуть к его отсутствию. Обычно он всегда был рядом, я чувствовал его. А в ту пору мне пришлось бороться с собой, c одиночеством. Я нашёл выход. Не стал биться головой о стену, а просто сказал себе: эй, парень, поставь себе цель и достигай её! Мне важно было играть как можно лучше. Я стал работать намного больше, чем в прошлые годы. Даже когда всё тело изнывало от боли, всё равно шёл в зал и заставлял себя трудиться. И это был правильный шаг. Теперь я в Зале славы. Меня сравнивают с великими игроками.
Ностальгия… Фил Джексон, Деннис Родман и Скотти Пиппен

Ностальгия… Фил Джексон, Деннис Родман и Скотти Пиппен

– После вашего перехода в "Чикаго" это команда стала просто непобедимой. Многие называют её лучшей за всю историю.
– Когда меня спрашивают о "быках", я всегда отвечаю, что в нашей команде был бог – это Майкл Джордан. Самый великий игрок за всю историю – однозначно. Скотти Пиппен был подобен Иисусу. Ну а я был этаким дьяволом. И всё это в одной команде. Тогда каждый игрок верил, что нас никто не сможет обыграть. Мне повезло, ведь на площадке со мной было два будущих члена Зала славы, а тренировал команду величайший тренер в истории баскетбола – Фил Джексон.

– А что за история случилась с вами и Джорданом в гостинице?
– Ааа, это был смешной эпизод. У нас были игры на выезде, и мы жили в отеле. И вот как-то Майкл решил зайти ко мне. Не помню уже, зачем конкретно, но в это самое время я лежал в постели с Кармен Электрой. Увидев нас, он рассмеялся и, закрывая дверь, добавил: "О, Деннис, это мог сделать только ты".

– Поддерживаете связь с Майклом и Скотти?
– У всех нас своя жизнь. Общаться не приходится. Хотя несколько лет назад я приехал в один ночной клуб, где мне сообщили, что Джордан и Пиппен тоже находятся в этом заведении. Мы быстро нашли друг друга и, укрывшись от глаз людей, поболтали и вообще неплохо провели время… Мы как "Битлз", люди всё равно представляют нас вместе. Связь между нами всё равно будет вечно.

– Какие цели ставите перед собой в будущем?
– Мой предел – небо. Слава богу, мне не нужно работать, я могу позволить себе творить. Этим я занимался последние 20 лет. Я всё попробовал в этой жизни. Спросите меня о том, что я не пробовал, и я отвечу, что у меня было всё. Мне повезло, что я жив, что я сейчас сижу рядом с вами, у меня была прекрасная карьера и всегда рядом двое чудных детишек.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 10
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье