До 10 000 рублей каждому на первый депозит! Получить!
Текст: Зураб Читая
Фото: Fotobank.ru/Getty Images

Нильсен: в Австралии Куртинайтис был суперзвездой

Приобретение австралийского форварда Мэтта Нильсена следует признать безусловным трансферным успехом "Химок". Вчера новичок подмосковного клуба дал эксклюзивное интервью "Чемпионат.com".
2 августа 2011, вторник. 12:20 Баскетбол

За это приобретение руководству жёлто-синих хочется поаплодировать. 33-летний Нильсен не просто формально закроет в клубе саму проблемную позицию – мощного форварда, — он добавит команде как опыта, так и мастерства, что в преддверие квалификационного отбора в Евролигу-2011/12 ей жизненно необходимо. Учитывая, что рынок свободных агентов этим летом был отнюдь не перенасыщен квалифицированными «большими», можно смело констатировать: химчане сделали отличный ход, заполучив экс-нападающего «Олимпиакоса», «Валенсии» и «Летувос Ритас».

Мы созванивались с Андерсеном, говорили несколько раз. Мы с Дэвидом часто общались ещё тогда, когда он играл в Москве, а я в Литве. Обсуждали всякие житейские мелочи – что похожего между этими странами, что отличается. Что касается жизни в России то на чём-то одном он моё внимание не акцентировал. Так, обычные вещи, которые мне было бы полезно знать. То, что Москва — город огромный, и там страшные пробки, например. У меня ведь большая семья, и мне нужно думать о всяких мелочах.

– Мэтт, примите поздравления с переходом в «Химки».
– Да, спасибо большое, я теперь действительно игрок «Химок» на ближайшие два года.

– Но разве у вас не оставался ещё один год по контракту с «Олимпиакосом»?
– Совершенно верно, но в греческом клубе ситуация в это межсезонье довольно сильно изменилась, и они предложили мне вариант с досрочным расторжением соглашения по моему желанию. У меня такое желание было, поэтому я этой опцией воспользовался и разорвал контракт. После чего, соответственно, начал поиски нового места работы.

– А отчего у вас было такое настойчивое желание покинуть «Олимпиакос»? Говорят, там стали пересматривать зарплаты игроков в сторону уменьшения. Причина была в этом?
– Нет-нет, деньги тут были совершенно ни при чём. Они не собирались платить мне меньше. Просто те перемены, которые произошли в команде, а также та роль, которая мне отводилась в ней, меня не устраивали, так что наилучшим вариантом в сложившейся ситуации было расстаться и попробовать силы где-то ещё. Так было лучше и для меня, и для «Оли».

– А «Химки» на вас давно вышли?
– Нет, только на прошлой неделе.

– И что вы подумали, получив предложение от жёлто-синих?
– Был рад, конечно. Клуб очень сильный, борется за чемпионство в России и готовится играть в Евролиге. Думаю, играть за «Химки» будет очень интересно.

– Вы ведь раньше не работали с тренером Куртинайтисом? В «Летувос Ритас» вы с ним разминулись, верно?
– Да, я как раз ушёл из команды перед тем, как он её возглавил. Но я его хорошо знаю, это известный в Европе специалист. К тому же он был большим игроком, и даже у нас в Австралии поиграл, когда я ещё был совсем молодым.

– На одну площадку с ним выходить не приходилось?
– Нет, я не играл ни с ним, ни против него, но я наблюдал за его игрой, будучи юношей (Нильсен с 1996 по 2004 год выступал за «Сидней Кингз», тогда как Римас Куртинайтис играл за «Таунсвилл Санс в 1993 году. – Прим. „Чемпионат.com“).

– И запомнили, каким игроком он был?
– Конечно. Он был очень силён, настоящая звезда. Для австралийской лиги это было что-то новое. Совершенно иной уровень.

– Вы уже успели побеседовать с ним?
– Пока ещё не успел.

– То есть вы не знаете, в какой роли он вас видит в команде?
– Нет, но я чувствую себя спокойно, поскольку знаю, что он хотел видеть меня в клубе, и он хорошо осведомлён о том, что у меня получается лучше всего. Думаю, мы сработаемся без проблем.

– Когда подписывали контракт, знали, что „Химки“ испытывают проблемы именно на позиции четвёртого „номера“?
– Вообще-то нет. А о каких проблемах вы говорите?

– По сути, вы – единственный чистый мощный форвард в команде. Обычно эту роль выполняли либо номинальный лёгкий нападающий Моня, либо центровой Лончар.
– Не думаю, что мне стоит как-то переживать об этом, или рассуждать вслух на тему слабых и сильных сторон нашего состава. Это прерогатива руководства – укреплять проблемные позиции, и я уверен, что это будет сделано. А задача баскетболиста – тренироваться и играть.

– С кем-нибудь из новый одноклубников лично знакомы?
– С Томасом Келати. Мы с ним играли вместе в „Валенсии“, и у нас сложились очень хорошие отношения. Да и остальных немного знаю – практически со всеми пересекались в Еврокубках, или матчах сборных.

– Знаете, что вы не первый австралиец, приехавший играть в баскетбол в нашу страну?
– Да, разумеется. Помню, что до меня в России выступали Крис Энсти и Дэвид Андерсен.

– Советовались с ними?
– Да, с Андерсеном говорил несколько раз. Мы с Дэвидом часто общались ещё тогда, когда он играл в Москве, а я в Литве. Обсуждали всякие житейские мелочи – что похожего между этими странами, что отличается.

– Что не сказал вам, что самое важное вы должны знать о жизни в России?
– На чём-то одном он моё внимание не акцентировал. Так, обычные вещи, которые мне было бы полезно знать. То, что Москва — город огромный, и там страшные пробки, например. У меня ведь большая семья, и мне нужно думать о всяких мелочах.

Совершенно верно, но в греческом клубе ситуация в это межсезонье довольно сильно изменилась, и они предложили мне вариант с досрочным расторжением соглашения по моему желанию. У меня такое желание было, поэтому я этой опцией воспользовался и разорвал контракт. После чего, соответственно, начал поиски нового места работы. Причём деньги тут были совершенно ни при чём. „Оли“ не собирался платить мне меньше. Просто те перемены, которые произошли в команде, а также та роль, которая мне отводилась в ней, меня не устраивала.

– И кто составляет большую семью, если не секрет?
– Жена и трое детей.

– Дети маленькие?
– Десять, восемь и четыре года.

– Собираетесь всех привезти с собой?
– Ну конечно. Мы же семья.

– Они переезжают с вами всюду, где бы вы ни играли?
– Именно так.

– Школу для детей уже подыскиваете?
– Пока нет, но займусь этим, конечно. Это обычная головная боль для меня при переезде в новую страну.

– Наверное, в вашем контракте было специальное требование – большой дом?
– Нет, таких требований я не выдвигал (смеётся). Но детям нужно пространство, тут вы правы. Постараемся придумать что-нибудь.

– Ребятишки не просили вас найти вариант продолжения карьеры в стране потеплее?
– Нет, конечно. Мы уже привыкли ко всему. Я ведь играл в той же Литве, а там тоже не тропики. Для нас, австралийцев, всё, что ниже нуля градусов – это очень холодно. Но ничего, привыкнем.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
19 октября 2017, четверг
18 октября 2017, среда
Партнерский контент