"Бывает, хочется крикнуть судье: "Разуй глаза!"
Фото: Елизавета Кирсанова, "Чемпионат.com"
Текст: Лев Савари

"Бывает, хочется крикнуть судье: "Разуй глаза!"

О своей будущей роли в ЦСКА, предложениях от клубов НБА, бывших партнёрах – Смодише, Лэнгдоне и Холдене, югославских "штучках" и самосовершенствовании – в интервью Андрея Воронцевича.
22 августа 2011, понедельник. 17:46. Баскетбол
"В ЦСКА НЕЛЬЗЯ БЫТЬ САМОВЛЮБЛЁННЫМ ЭГОИСТОМ"

– Андрей, все сходятся во мнении, что следующий сезон для вас будет если не определяющим, то уж точно крайне непростым. Вы относительно недавно продлили контракт с ЦСКА, однако конкуренция на вашей позиции резко возросла. Вроде бы пора уже делать шаг вперёд, чтобы становиться основным игроком красно-синих, и все предпосылки к этому есть, но никуда не деться и от того, что армейцы делают новые приобретения. Как вы сами расцениваете эту ситуацию?

– Если честно, стараюсь не думать об этом. Многое станет понятно только тогда, когда мы соберёмся в полном составе и проведём первый сбор. Состав в любом случае будет определять тренер. В ЦСКА всегда была большая конкуренция – на любой позиции по три игрока, причём все талантливые, одни из лучших в Европе. Сами понимаете, другие в такой клуб просто не попадают. За счёт этой конкуренции, в общем-то, происходил и мой рост, и рост других молодых ребят. Мне кажется, я уже давно стал основным игроком. В любом случае в корне неверно считать, что выходить со скамейки – значит быть на вторых ролях. Вспомните Папалукаса – он появлялся, переворачивал игру с ног на голову, заряжал партнёров энергией, вёл команду за собой и частенько становился лучшим. Если люди думают, что это легко, они ошибаются – это дано не каждому. Мне кажется, моя основная задача – завести партнёров своей удачной игрой, прежде всего в обороне, слегка подстегнуть их.

– Многих российских баскетболистов считают талантливыми, однако отсутствие должного количества игрового времени не позволяет им раскрыться в полной мере. Неужели вам не хочется выходить в стартовом составе какого-нибудь клуба и проводить на площадке более 30 минут?
– В последние два сезона я всё-таки проводил на паркете довольно много – более 20 минут за матч. Необходимо понимать, что в команде, в которой так много талантливых баскетболистов, ты не можешь быть самовлюблённым эгоистом. Каждый должен получать время, так что по этому поводу я особо не переживаю. Если тренер доверяет мне 20 минут или даже 10-15, я всё равно должен выходить, выкладываться на всю катушку и быть доволен тем, что помогаю своему клубу. Одним словом, такими вещами стараюсь голову себе не забивать.

– Но в такой команде, как ЦСКА, всегда будет много талантливых и сильных игроков, однако время-то идёт. Вы готовы провести всю свою карьеру в клубе, играя при этом по 20 минут? Или может наступить момент, когда вам захочется большего?
– Если честно, я пока об этом не задумывался. Искренне надеюсь, что не наступит тот день, когда я скажу, что хочу проводить на площадке время от стартового спорного до финальной сирены. Совсем уж терять совесть не хочется (смеётся). У нас ведь командный вид спорта, и результата добивается команда. Личные достижения у любого умного игрока всегда должны быть на втором плане. Впрочем, это не значит, что у меня какие-то проблемы с амбициями.

– А вот Коби Брайант говорил, что любой уважающий себя баскетболист должен быть немного эгоистом.
– Да, но я скорее всего просто не такого склада ума человек. Я командный игрок, и чтобы постоянно хватать мяч и никому не отдавать – нет, это не для меня. Для меня отдать хорошую передачу гораздо приятнее, чем самому обыграть двух-трёх соперников. Я получаю кайф в первую очередь от результата, ну и от того, что играю в такой великой команде.
"Бывает, хочется крикнуть судье: "Разуй глаза!" (1)

"Бывает, хочется крикнуть судье: "Разуй глаза!" (1)

"ПАРА-ТРОЙКА КЛУБОВ НБА ХОТЕЛА ВИДЕТЬ МЕНЯ НА СВОИХ ТРЕНИРОВКАХ"

– И всё же согласитесь, что для некоторых приятнее быть первым парнем на деревне. Пойти, к примеру, в "Триумф" и играть там по 35 минут. Быть игроком, от которого в первую очередь зависит результат. Пускай результат и не самый выдающийся, зато, как говорится, "я молодец". А есть люди, которые считают, что лучше играть 15 минут, но чтобы команда побеждала. Это не значит, что надо обязательно сидеть где-то на задворках и говорить, что я чемпион всего на свете, нет. Речь идёт именно о золотой середине. То есть вы не пошли бы, просто потому что не хочется играть в слабой команде?

– Доказывать свою состоятельность всё-таки хочется в сильной команде. Если ты уж попал в такую, а мне в этом смысле повезло, то необходимо постоянно доказывать, что именно ты достоин места в составе. Притом, что в ЦСКА постоянно приходят только лучшие, каждый год я своим трудом снова обосновываю свои притязания на место в составе. Невозможно приехать в 19 лет в клуб с такой историей, начать выходить в старте и проводить на паркете по 30 минут вне зависимости от степени твоего таланта. Такого не бывает. Необходимо из года в год расти, прогрессировать, и я надеюсь, что когда-нибудь моё время придёт. Сейчас я об этом не думаю, но лучше всё же вносить вклад в победы в большой команде, нежели быть, образно говоря, лучшим среди худших. То есть ни результатов, ни целей. Когда я играл в Новосибирске, боролись за какие-то девятые-десятые места. Интереса особого не было. Проиграли – ну проиграли, ничего страшного, готовимся к следующей игре. А здесь практически каждое поражение подобно смерти. Ты просто не имеешь права на ошибку – настолько высокие цели в ЦСКА. Понимаешь, что каждую минуту должен быть профессионалом.

– То есть чисто по-человечески вас абсолютно всё устраивает?
– Устраивает практически всё – как-никак уже пять лет в Москве, обжился. У меня были предложения перейти из ЦСКА в другие клубы, но и мысли не возникало рассматривать их всерьёз. Когда армейцы предложили мне новый контракт, я согласился не раздумывая. Всё-таки клуб стал для меня уже родным. Приехал-то я сюда совсем ещё пацаном, а сейчас у меня уже семья, ребёнок. Так что прыгать и куда-то уходить из дома я уже не хочу.

– А какие клубы интересовались вами, если не секрет?
– Звали топ-клубы Евролиги, и из-за океана тоже. Но в НБА локаут, и, естественно, никаких конкретных предложений не последовало. Кто конкретно? Я думаю, что не стоит озвучивать вслух названия команд. Могу сказать, что пара-тройка клубов хотели видеть меня на своих тренировках – один из них в нынешнем сезоне играл в плей-офф, но все понимали, что новое коллективное соглашение в срок подписано не будет, и особого смысла лететь нет.

– То есть не было бы локаута, могли бы уехать в НБА?
– Всё могло сложиться по-другому, но я, повторюсь, абсолютно доволен тем, что подписал контракт с ЦСКА, остался здесь и никуда в Европу и ни в какой другой российский клуб не уехал. Понятно, что за океаном хочет поиграть каждый уважающий себя талантливый баскетболист, и я не исключение, но на данный момент очень важно демонстрировать свой лучший баскетбол именно здесь. Всё-таки из года в год я прогрессирую, верно? Так получилось, что я остался, и никуда не уехал. Ну и слава богу.
"Бывает, хочется крикнуть судье: "Разуй глаза!" (2)

"Бывает, хочется крикнуть судье: "Разуй глаза!" (2)

"ИМПОНИРУЕТ ИГРА СКОЛЫ СПИНОЙ, "ВЕРТИКАЛЬНОСТЬ" ГАЗОЛЯ И БРОСКИ НОВИЦКИ С ОТКЛОНЕНИЕМ"

– А есть игроки в НБА, на которых вы ориентируетесь? К примеру, Скола уехал за океан лишь в 27, а сейчас выходит в стартовом составе "Хьюстона"…

– Естественно, я слежу за тем, как складываются судьбы игроков. Не могу сказать, что есть такой, по пути, которого мне бы хотелось пойти. У каждого своё предназначение – ведь все мы разные. Необходимо впитывать от разных людей какие-то положительные, лучшие качества, и пытаться реализовать их в своей игре. Сейчас даже, к примеру, тренируешься с Кириленко и всё время чему-то у него учишься. Какой-то скрытой передаче, чтению игры. Когда из-за океана вернулся Витя Хряпа, у него что-то подсматривал, чему-то учился. У того же Траджана Лэнгдона. У Холдена. В любом случае всегда на кого-то смотришь и от каждого игрока пытаешься перенять что-то полезное. Если получается – учишься дальше. Не получается – ничего страшного, всё равно учишься дальше. У того же Траджа учишься образцово ставить ноги перед броском. Нет такого, что я хочу так же замечательно крутиться под кольцом, как Скола, или бросать "трёшки" подобно Новицки. Каждый баскетболист индивидуален, но соответствовать нужно стараться всё-таки лучшим.

– А есть любимые игроки на вашей позиции?
– Любимых, наверное, нет… Нравится По Газоль, когда он смещается на позицию четвёртого номера при Байнуме. Мне импонирует, как он выбирает позицию под кольцом, как обыгрывает оппонентов. Нравится, что он постоянно "вертикален". То есть у него нет углообразных стоек – у него всегда вертикально вверх расположенные руки, и это при росте 216 сантиметров. Очень нравится его гибкость. Восхищает, как тот же Новицки, бросает со средней с отклонением. Как он выходит на дугу, и с каким процентом реализует трёхочковые.

– Получается вам ближе всё-таки европейцы?
– Верно, все те, кто уехал. Скола ещё очень нравится, хотя он и аргентинец. Так, как Луис разбирается с соперниками в "краске" и под кольцом, мало кто может. До того, как я перебрался в Москву – ребят из ЦСКА видел только по телевизору. А приехал сюда – вот они рядом все бегают. От того же Смодиша очень многое впитывал. То, как он играл в защите, какую энергию передавал команде. Даже когда мы проигрывали, мог забить пару мячей и так эмоционально отреагировать, что все моментально заводились.

– Кстати, о Матьяже. Вы говорите, учиться у него, набираться мастерства – это само собой. Но вот характер у него, рассказывали, тяжеловатый…
– Нет, он очень хороший человек.

– Получается, он только к соперникам постоянно цепляется?
– Если честно, я мало видел людей, которые играли бы в баскетбол на высоком уровне и при этом никогда никого не задевали. Тем более с его массой, с его габаритами, как можно никого не задеть? Это просто невозможно. Естественно, кто-то бывает недоволен этим, но это борьба. У нас некоторые говорят, что игра подобна войне. Допустим, те же соревнования – континентальное первенство, чемпионат мира. Люди там не воюют, как раньше на войне, но между странами всё равно идет борьба. Как нас Мессина пугал, мол, вы не понимаете – другие клубы сделают для победы всё. Будьте готовы к тому, что вас всегда будут бить, всегда будут стремиться обыграть. Это так, но это и есть спорт. Если кто-то в некоторых моментах ведёт себя не по-спортивному, на то есть свои причины. Где то вывести соперника из равновесия, поставить его в некомфортную ситуацию. Наверное, это и является залогом успеха.

– То есть, на ваш взгляд, все эти югославские штучки, это нормально?
– Ну да, все ведь по-разному действуют. Кто-то за счёт силы, кто-то за счёт хитрости, кто-то старается совмещать эти вещи. Если ты не только силён, не только точно бросаешь, быстро бегаешь и высоко прыгаешь, но и головой думаешь – это здорово. Один из тренеров сказал даже, что в баскетболе нельзя только бегать, нужно ещё и соображать. Всё это – мгновение, и когда я смотрел на того же Смодиша, видел, как он чувствует себя в любой ситуации. Этому нужно просто учиться…

– А есть игрок, который раздражает лично вас больше других?
– Бывают такие…

– Ну, кому, грубо говоря, в последний раз хотелось в лоб дать?
– Недавно с Латвией играли товарищеский матч – я дал. Там центровой такой, как будто он мастер спорта по штанге, только что вышедший из качалки (смеётся). Совершенно не думающий баскетболист, бежит напролом, локтями бьёт по шее. Ты говоришь судьям: "Ну что это такое?" — а они ноль внимания.

– Кстати, первая игра с латвийцами очень была похожа на войну…
– Именно. Просто у них ничего не получалось в баскетбольном плане, вот и решили, видимо, какими-то другими методами нас перебороть. Покалечить, вывести из строя… Они играли грязно, мы иногда вынуждены были давать отпор.
"Бывает, хочется крикнуть судье: "Разуй глаза!" (3)

"Бывает, хочется крикнуть судье: "Разуй глаза!" (3)

"У НАС ТЕОДОСИЧУ КТО-НИБУДЬ ТОЧНО СКАЖЕТ: "ТЫ ЧТО, КЛОУН? ЧЕГО ТВОРИШЬ?"

– Вы себя вообще можете назвать уравновешенным человеком или заводитесь достаточно быстро?

– Бывают моменты, когда завожусь, но в основном стараюсь сохранять спокойствие. Потому что ни к чему хорошему все эти дрязги и проявления эмоций не приводят. Получить технический фол много ума не надо, а вот при такой нервозной ситуации держать себя в руках дорогого стоит. Ты можешь сделать глубокий вдох и спокойно побежать в защиту. Бывают такие моменты, когда тебя за руки хватают, а судья не даёт свисток. Бывает, так и хочется крикнуть: "Разуй глаза". Тут уж как у кого с нервами. Кто выдержит, тот и победит. Если не сдерживаешься, это всегда перерастает в ошибки и фолы и идёт исключительно во вред твоей команде. А работа каждого игрока в том и состоит, чтобы работать исключительно на пользу. Какой в нём тогда смысл, если он работает во вред?

– А как же знаменитый конфликт Зидана с Матерацци? Там же получается, итальянец даже на пользу своей команде сыграл, а француз – во вред. Вы сами в подобной ситуации видите себя в роли провокатора?
– Нет, раньше, может, и были подобные моменты, но провокатором я себя точно не считаю. Я лучше где-то своей энергичностью в защите соперника приложу. К примеру, когда я играл за молодёжную сборную против Сербии, был одним из лидеров той команды, и против меня поставили одного тяжелого парня. К слову, я его потом в баскетболе и не видел. Так этот нехороший человек всю игру бегал, щипал меня. Представляете? Прямо бегает и щипает. А я его только задену – он сразу падает. Я судье говорю: "Ты посмотри, он меня всего уже исщипал". Арбитры присмотрелись, выписали ему два фола, посадили. Но потом он опять вышел и принялся за старое. У меня всё тело в синяках потом было. Такие вещи мне кажутся глупыми и неправильными. Ты должен в баскетбол играть, а не ерундой заниматься.

– Теперь в команде будет Теодосич – игрок такого плана, наверное, даже похлеще, чем Смодиш. Как будете реагировать? Это, наверное, будет сказываться и на командной игре?
– Да, я, кстати, смотрел видео, где они с Ясикявичусом сцепились. Милош ему рукой ниже пояса бьёт, а потом делает вид, как будто ничего и не было. А когда Шарас к нему подходит и хочет взять за шею, серб чуть ли не падает, как будто его ударили в лицо с локтя. В команде это, конечно, всё пресекается. Когда играешь против кого-то, такие вещи забываются. А в команде, мне кажется, найдутся люди, которые ему скажут: "Ты что, клоун? Чего творишь?"

– В этом году в ЦСКА будет довольно разношёрстная компания. Это и Понкрашов, с которым Мессина достаточно долго сражался, и Теодосич с Крстичем. Трудновато, наверное, будет Казлаускасу, как думаете?
– Йонас – очень сильный тренер, человек железной руки. Всегда идёт к намеченной цели. Как он сказал, так и будет. Очень знающий в баскетболе человек. В сравнении с другими тренерами не могу сказать, что он лучший, но в любом случае очень достойный специалист со своим особым подходом и видением игры. Он человек большой силы воли и, несмотря на трудности, всё равно идёт к своей цели.

– А лично у вас были с ним какие-нибудь разногласия?
– Ну, разногласий как таковых не было – было скорее его недовольство мной. Если я что-то не так делал, он меня подзывал и говорил: "Ты что? Надо же делать так, как я говорю". Впрочем, мы всё равно находили общий язык. Если я к нему обращаюсь с вопросом, он всегда меня выслушает, и выскажет свое мнение.

– Заканчивая "тему Теодосича", вам приходилось когда-нибудь выяснять отношения с одноклубниками, скажем так, при помощи кулаков?
– До драки точно никогда не доходило. Бывали, конечно, мелкие стычки – даже сейчас в сборной иногда "зарубы" случаются. Но ничего серьёзного. Когда ты на тренировке, обязан понимать, что должен быть какой-то инстинкт сохранения здоровья партнёра. Все-таки играть же ещё вместе и дальше. Это на тренировке идёт спарринг – в играх-то мы будем играть не против друг друга, а за. На тренировке если я иду в проход и вижу лицо товарища, то я лучше в аут мяч выброшу, чем ударю ему локтем в лицо.

Продолжение следует...

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота