Джеймс: кого подписывать, Райли знает и без меня
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Артур Суфияров

Джеймс: кого подписывать, Райли знает и без меня

Об отношениях со Споэльстрой, занятиях с Оладжьювоном, болельщиках "Кавальерс", сравнении с "Дрим Тим" и ближайших целях – в интервью Леброна Джеймса обозревателю HoopsHype Джорджу Сиерре.
22 августа 2011, понедельник. 23:45. Баскетбол
– Леброн, можете сравнить ваши отношения с Эриком Споэльстрой и Майком Брауном?
– Знаете, я считаю, что сейчас не совсем уместно проводить подобные параллели. Как-никак с Майком мы проработали вместе пять лет, многое пережили, прошли через тернии битв плей-офф… А с Эриком мы только начали свой путь, и я уверен, что у нас ещё всё впереди.

– За прошедший сезон вы успели понять, что представляет собой Споэльстра?
– Самое главное, что я доверяю ему. Всегда трудно начинать путь с новым тренером, подстраиваться под его философию. Но Эрик пытается найти подход к каждому, и это, признаюсь честно, подкупает. Новый тренер ведь ничем не отличается от новых партнёров по команде – пока привыкнешь к ним, пока освоишься… Но наше взаимопонимание совершенно точно улучшается с каждым днём, что даёт повод смело смотреть в будущее.

Я хотел бы быть более вовлечённым в процесс переговоров лиги с профсоюзом, но на каждом заседании и без того постоянно присутствуют мой близкий друг Крис Пол и одноклубник Джеймс Джонс. Так что я постоянно в курсе того, что происходит. Жаль, что из-за напряжённого графика тренировок лично я практически не принимаю участия в дискуссиях, но не думайте – я в курсе всех, даже малейших нюансов процесса.
– Тяжело было работать при столь негативном отношении общественности к вашей персоне?
– Учитывая, сколь многого мы добились за прошедший сезон, можно сказать, что работалось нормально. Да, мы не сумели достичь нашей главной цели – завоевать чемпионский титул, но если брать во внимание всё то давление, которое оказывалось на нас, и учитывать тот факт, что команда в новом составе играла, по сути, всего год, я думаю, что в целом сезон можно назвать успешным.

– Расскажите, как вы пережили неделю после поражения в финале?
– Эта была худшая неделя в моей жизни. Я ненавижу проигрывать.

– Чем занимались тогда?
– Да ничем. Вообще ничем.

– Этим летом вы работали с Хакимом Оладжьювоном. Как вы можете расценить этот опыт и почему именно сейчас решились воспользоваться его услугами?
– Хаким – легендарный баскетболист, и я считаю, что мы очень неплохо поработали. Вообще я не оставляю попыток улучшить собственную игру во всех компонентах и очень рад, что мне выпала возможность поработать с таким великим мастером.

– Когда вы думаете о Кливленде, что в первую очередь приходит на ум?
– В первую очередь неистовые болельщики, которые по-настоящему любят и понимают спорт. Я их очень уважаю.

– Вы не хотели бы принять непосредственное участие в селекции вашего клуба? Что-нибудь посоветовать Пэту Райли? Скажем, с точки зрения подписания каких-либо игроков.
– Честно, даже не думал об этом. Райли – замечательный президент, и он делает всё возможное, чтобы помочь нам добиваться побед. Конечно, если ему понадобится мой совет – я с удовольствием побеседую с ним. Но уверен, он и без меня знает, каких игроков подписывать, а от каких избавляться.

– А вы общаетесь с Майклом Джорданом? Может быть, он даёт вам какие-нибудь рекомендации?
– Нет, мы не общаемся, соответственно никаких рекомендаций тоже нет.

– Как вам живётся в Майами по сравнению с Кливлендом?
– Для меня это были совершенно новые ощущения, потому что прежде я никогда не жил за пределами Огайо. Так что вне зависимости от того, куда бы я перебрался – во Флориду, в Иллинойс, в Калифорнию или куда-то ещё, – для меня это всё равно стало бы в определённом смысле вызовом. Признаться, мне потребовалось довольно много времени, чтобы привыкнуть к жизни в Майами, но сейчас я неплохо изучил город и чувствую себя здесь очень комфортно.

– За время межсезонья вы успели побывать в Акроне?
– Побывать? (смеётся) Да я вообще-то сейчас живу в Акроне.

– И как отреагировали на ваш приезд местные болельщики?
– Самое главное, что я дома, а всё остальное уже вторично.

– И всё же разница в том, как относятся к вам болельщики в Акроне и в Кливленде, наверное, огромна?
– Я не знаю. Ещё раз повторюсь – главное, что я дома и провожу всё своё свободное время с семьёй.

Самое главное, что я доверяю Споэльстре. Всегда трудно начинать путь с новым тренером, подстраиваться под его философию. Но Эрик пытается найти подход к каждому, и это, признаюсь честно, подкупает. Новый тренер ведь ничем не отличается от новых партнёров по команде – пока привыкнешь к ним, пока освоишься… Но наше взаимопонимание совершенно точно улучшается с каждым днём, что даёт повод смело смотреть в будущее.
– Уже задумывались о том, чтобы принять участие в Олимпийских играх в следующем году?
– Знаете, я бы с удовольствием отправился в Лондон защитить чемпионский титул, но посмотрим, как всё сложится. Заранее загадывать в любом случае нельзя. Я всегда любил Олимпиаду. Находиться рядом с сильнейшими спортсменами со всего мира – это нечто.

– Вы могли бы сравнить ту сборную, что гремела в Пекине, и "Дрим-Тим"?
– Та команда была более высокорослой и мощной, нежели наша. Чего стоили только Дэвид Робинсон, Патрик Юинг и Чарльз Баркли… Мы же, наверное, двигались всё-таки побыстрее. Но самое главное, что обе эти команды были очень сильны, обе хотели победить, обе в конечном счёте достигли желанной цели.

– Я думаю, опыт Пекина был для вас гораздо более приятен, нежели опыт предыдущей Олимпиады… Расскажете, что произошло в Афинах? По подбору игроков ведь команда была тоже очень сильная.
– Наверное, нам просто не хватило времени для того, чтобы сыграться. Не забывайте, что команда 2008 года провела вместе три года – мы собирались каждое лето и совершенствовали нашу игру. А в Афинах у нас не было необходимой сплочённости, мы так и не смогли стать командой с большой буквы.

– На Олимпийских играх вы играли вместе с Дуэйном Уэйдом и Крисом Бошем. А могли ли вы быть вместе, не будь у вас опыта совместного выступления прежде?
– Трудно сказать, объединили ли мы свои усилия в "Майами" или нет. Я думаю, что этот опыт, безусловно, помог нам. Выступая с ребятами вместе, я понимал, как здорово они играют командно и как без остатка выкладываются ради побед. В связи с этим принятие решения о переходе в "Хит" далось мне гораздо проще.

– Ваше решение перебраться из Кливленда в Майами вызвало огромный резонанс, но большинство игроков НБА вас всё же поддержало…
– Уважение со стороны коллег значит для меня очень и очень много. Когда вы выходите на баскетбольную площадку, вы так или иначе хотите, чтобы к вам относились с пониманием и должным пиететом. Некоторые решения даются очень трудно, и получать после них одобрительные отзывы от других игроков очень приятно. Я действительно благодарен им.

– Многие игроки заявляли о своём желании поиграть за рубежом во время периода локаута, но только не вы. Почему?
– Сейчас я в первую очередь нацелен на то, чтобы улучшить качество своей игры. К тому же я отнюдь не уверен, что худшие опасения сбудутся и сезон полностью будет отменён. Можете считать меня оптимистом, но я готовлюсь именно к старту регулярного чемпионата НБА, которого жду с нетерпением.

– А вы сами участвуете в переговорах лиги и профсоюза?
– Я хотел бы быть более вовлечённым в этот процесс, но на каждом заседании и без того постоянно присутствуют мой близкий друг Крис Пол и одноклубник Джеймс Джонс. Так что я постоянно в курсе того, что происходит. Жаль, что из-за напряжённого графика тренировок лично я практически не принимаю участия в дискуссиях, но не думайте – я в курсе всех, даже малейших нюансов процесса.

Учитывая, сколь многого мы добились за прошедший сезон, можно сказать, что работалось нормально. Да, мы не сумели достичь нашей главной цели – завоевать чемпионский титул, но если брать во внимание всё то давление, которое оказывалось на нас, и учитывать тот факт, что команда в новом составе играла, по сути, всего год, я думаю, что в целом сезон можно назвать успешным.
– Как вы считаете, был ли у вас шанс выиграть третий подряд титул MVP в прошлом сезоне?
– Однозначно нет.

– Почему?
– Переход из "Кливленда" в "Майами" не позволял мне бороться за этот почётнейший приз, и я это прекрасно осознавал.

– А что думаете по поводу следующего сезона?
– Шансы у меня, конечно, есть, но говорить об этом пока рановато.

– Очевидно, что после знаменитого "Решения" вы потеряли некоторую популярность среди поклонников НБА. Больно ли вам от этого?
– Тяжёлый вопрос. Сейчас я беспокоюсь в первую очередь о том, чтобы улучшить качество собственной игры. Мои близкие друзья и родственники всегда поддерживают меня, и для меня это очень важно.

– Если вы сумеете завоевать чемпионский титул в следующем сезоне, для вас это будет более важное свершение, чем золото Олимпийских игр?
– Победа в Пекине стала огромным шагом в моей карьере, но я всё же надеюсь, что рано или поздно смогу добавить ещё и Кубок Ларри О’Брайена. Это и является моей первостепенной целью. Ну а после того как я подниму заветный трофей над головой, можно будет замахнуться ещё и на лондонское золото. Почему бы и нет?
Источник: Hoopshype
Оцените работу журналиста
Голосов: 6
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг