Джонсон: хочу стать тренером-чемпионом
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат.com"
Текст: Зураб Читая

Джонсон: хочу стать тренером-чемпионом

Горькие и приятные воспоминания, уроки русского, сравнение Марка Кьюбана и Михаила Прохорова, а также согласие с Дэвидом Блаттом – в первой части эксклюзивного интервью Эйвери Джонсона.
10 сентября 2011, суббота. 10:30. Баскетбол
Эвери Джонсон в гостях у "Чемпионат.сom". Фоторепортаж

"Чего вы суетитесь?" — отовсюду доносились вопросы улыбающихся коллег. На насмешки мы не обращали никакого внимания. Вероятно, они просто-напросто не знали о том человеке, который должен был посетить нашу редакцию. Как только появился шанс сделать эксклюзивное интервью с главным тренером "Нью-Джерси Нетс", мы с коллегами тотчас начали придумывать вопросы для гостя. Тем более что спектр этих вопросов нынче не так уж и широк – в сильнейшей лиге мира локаут, и официальным лицам запрещено даже слово молвить без разрешения руководства НБА.

В назначенный день в назначенном месте мы стояли в ожидании лучшего тренера НБА-2006 года. Московские пробки, как обычно, вносили свой "колорит" в ситуацию, и волнение постепенно начинало брать верх. Весёлый голос наставника "Нетс" разрядил нервозную обстановку. "Привет! Как поживаешь?" — с широкой улыбкой на лице хвастался своими познаниями в русском языке двукратный чемпион НБА, походя поприветствовавший едва ли не каждую из наших офисных барышень. Зайдя в зал для пресс-конференции, наставник, всматриваясь в открытую дверь, тихонько спросил: " Сколько человек тут работает, неужели все журналисты?". Пришлось ввести Джонсона в курс дела и рассказать о большом коллективе компании, в которой трудится не одна сотня людей. Словом, собеседник Джонсон – хоть куда. 40 минут интервью пролетели как одно мгновение.


– Мистер Джонсон, давайте сразу обозначим те темы, на которые вам по нынешним правилам НБА нельзя говорить.
– Таких тем, к счастью, немного. Из-за локаута лига запрещает говорить про игроков, клубы и положение дел в лиге. А на все остальные ваши вопросы с удовольствием отвечу.
Эйвери Джонсон

Эйвери Джонсон

– То есть, если мы спросим, кто является лучшим игроком на планете, вы не ответите?
– (Улыбается.) Извините, парни. Но это не значит, что я не имею мнения по этому вопросу.

– Тогда давайте поговорим о вас. Как же так получилось, что Эйвери Джонсон — невероятно талантливый баскетболист, дважды первенствовавший в NCAA по результативным передачам, — так и не был выбран на драфте?
– Вы правы, я не смог попасть в НБА через лотерею драфта, хотя был лидером студенческой лиги по среднему количеству результативных передач, раздавая своим партнёрам в среднем 13,3 голевых паса. Это нисколько не сломило меня, напротив, я стал работать ещё больше, делая всё для того, чтобы попасть в сильнейшую лигу мира. Можно сказать, что это было неким вдохновением. В итоге мне всё-таки удалось убедить своей игрой руководителей "Сиэтла" и в 1988 году, моя шестнадцатилетняя карьера в профессиональном спорте взяла свой старт.

– Вас называют одним из лучших незадрафтованным игроков за всю историю лиги.
– Да, пожалуй, это правда. Но я адекватно оцениваю свои успехи. Прекрасно понимаю, что во всех моих достижениях есть заслуга многих людей. В частности, моего отца – Джима Джонсона, который вложил массу усилий, чтобы воспитать из меня хорошего спортсмена. Вы прекрасно знаете, что и такого игрока, как Бен Уоллес, тоже не выбрали на драфте. Но у него-то рост 206 сантиметров, а у меня на 26 сантиметров ниже (смеётся).

– За свою 16-летнюю карьеру вы меняли клуб 10 раз, но при этом в "Голден Стэйт" и "Денвер" возвращались дважды, а в "Сан-Антонио" и вовсе три раза. Случай просто уникальный…
– Просто я никогда не сдавался, вот в чём дело. Всё это были разные ситуации. Иногда я становился участником обмена между клубами, когда-то менял команду в статусе свободного агента, а несколько раз меня просто отчисляли. Всё это на самом деле не так важно. Для меня главным было оставаться в игре. Я держал любой удар, работал в разы больше, чем остальные. Конечно, когда у тебя рост 215 сантиметров, то имеешь больше шансов стать звездой, ты заметен, нужен всем. Баскетболистам же с таким ростом, как у меня, приходится нелегко. Но это моя счастливая история, в которой невысокий парень с улицы смог стать одной из звёзд НБА, провёл в этой лиге не год-два, а целых 16!.. Я привожу этот пример всем юным баскетболистам в США. Теперь рассказываю об этом и в России.

– Вы завоёвывали перстень чемпиона НБА, вас признавали тренером года. Можете сказать, что достигли всех высот в профессиональном спорте?
– Я добился многого, но то поражение с "Далласом" в 2006 году от "Майами" не позволило мне завоевать чемпионский кубок в качестве тренера, а это именно та цель, о которой я мечтаю. Сейчас такая возможность у меня появилась в "Нетс", после того как в этот клуб пришли новый владелец Михаил Прохоров и генеральный менеджер Билли Кинг. Михаил привёл в клуб своих специалистов – это Дмитрий Разумов и Сергей Кус…чен…ков. Стойте-стойте! Сергей КУ-ЩЕН-КО – видите, я совершенствую свой русский (смеётся). Лично мне очень приятно и интересно работать в "Нью-Джерси".

– Расскажите о самых больших разочарованиях, случавшихся с вами за время выступления в НБА.
– Если говорить о разочаровании в период моей карьеры игрока, то это, несомненно, будет исключение из состава "Наггетс" в ночь под Рождество в начале 90-х. И, несомненно, самым обидным моментом моей тренерской карьеры было поражение от "Хит" в 2006 году.
Эйвери Джонсон

Эйвери Джонсон

– А как насчёт эпизодов, которыми особенно гордитесь?
– Одним из самых запоминающихся моментов в моей карьере был тот день 1988 года, когда я попал в "Сиэтл". Затем я бы назвал победу в чемпионате, когда мы в 1999 году победили "Никс" в "Мэдисон Сквер Гарден". Ну и самыми особенными были эмоции, когда "Спёрс" в 2007 году увековечили мой номер, подняв майку с моей фамилией под свод "AT&T" центра. Знаете, когда твоя фамилия стоит в одном ряду с такими звёздами, как Джорж Гервин и Дэвид Робинсон – это неописуемое счастье. Тем более для парня, который никогда не участвовал в Матчах всех звёзд.

– Сейчас, спустя несколько лет после того обиднейшего поражения от "Уорриорз" в первом раунда плей-офф, можете назвать тот год неудачным?
– Ни в коем случае. Тот год был неплохим. Да, мы потерпели неудачу в матчах против "Голден Стэйт", но посмотрите на регулярный чемпионат: "Маверикс" победили в 67 встречах и проиграли всего 15 раз. Это шестой результат за всю историю лиги! Я человек позитивный и поэтому не склонен драматизировать и искать лишний повод для огорчения или посыпания головы пеплом. Кстати, в том году Дирк Новицки получил титул самого ценного игрока – это тоже достижение.

– Что это всё-таки было – ваш провал как тренера, стечение обстоятельств или слишком сильная игра "Уорриорз"?
– Как тренер я сделал много выводов для себя. Это гигантский урок – вне всяких сомнений. Но и действия соперников не нужно недооценивать. Тогда они показывали абсолютно невероятный баскетбол, и это стало сюрпризом для всех. Кстати, если говорить о ярких воспоминаниях, я вспомнил ещё одно.

– Какое?
– Это был 2005 год, и я только что стал тренером "Далласа" после ухода Дона Нельсона. В серии плей-офф против "Хьюстона" мы имели преимущество своей площадки, но умудрились проиграть обе встречи в родных стенах. Но за счёт невероятных усилий и отважности ребят, нам всё же удалось вырвать итоговую победу в семи матчах. Такое удавалось только двум командам за всю историю.

– Вы работали с Марком Кьюбаном…
– (Перебивает, широко улыбаясь.) Да-да, было такое.

– Кстати, каждый, кто работал рядом с этим человеком, улыбается, когда речь заходит о нём.
– Вы правы абсолютно. Марк – невероятный человек, отдающий всего себя команде. Я знал некоторых хозяев клубов, но таких, как Марк, среди них не было. Он строил команду, заботился о тренерах и игроках, делая всё возможное. Я благодарен ему за предоставленный мне шанс. Всё-таки мне тогда было всего 39 лет, и по тренерским меркам я был очень молод. Но Кьюбан рассудил по-другому и дал мне дорогу в тренерскую жизнь. Он поднял на совершенно новый уровень команду, пребывавшую на тот момент в глубокой яме и не нужную практически никому. То же самое сейчас делает Михаил Прохоров с "Нетс".
Эйвери Джонсон

Эйвери Джонсон

— У него такая же страсть к своему новому делу, как у Кьюбана?
— Да, безусловно. И он это уже не раз доказывал.

– Главный тренер сборной России Дэвид Блатт сказал, что победа "Маверикс" в этом году – это "правильное послание всему баскетболу". Вы согласны с этим утверждением?
– Полностью поддерживаю эту мысль. Баскетбол — командная игра, и побеждать в нём также должен коллектив, а не пара-тройка индивидуально сильных атлетов.

– То есть можно сказать, что "Майами" был просто слабее "Далласа" в организации игры?
– Нет, не столь категорично. Вот представьте: в финале играют две команды. Они уже самые сильные. Но только одна из них сможет победить. Проигравший будет в любом случае. Но говорить о проигравших, что их уровень организации был ниже, на мой взгляд, не совсем верно.

Продолжение следует…

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница