Хойес: Кроуфорд мне как отец
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Марат Арасланов

Хойес: Кроуфорд мне как отец

О последнем сезоне в НБА, карьерных перспективах, отношениях с игроками из Сиэтла, возможном переходе в "Тандер" и увлечении политикой – в интервью центрового "Сиксерс" Спенсера Хойеса.
23 сентября 2011, пятница. 21:39. Баскетбол

– Спенсер, расскажите, как вы провели лето?
– На самом деле это было обычное лето. Нет, правильнее будет сказать, обычно хорошее. Я успел вдоволь отдохнуть после сезона. После отпуска началась подготовка к предстоящему сезону. Проблема заключалась лишь в том, что никто не мог сказать точно, когда именно начнётся чемпионат, и поэтому, посовещавшись с тренером, мы приняли решение о том, что не будем обращать внимание на локаут и выстроим подготовку таким образом, как будто сезон начнётся вовремя.

Это правда, ребята, с которыми мы росли в одном городе, такие как Брендон Рой, Нэйт Робинсон, Уилл Конрой, всегда открыты друг для друга. Мы общаемся и вне баскетбольной площадки, звоним друг другу, пишем смс, поздравляем с праздниками. Наверное, это от воспитания. Нас так приучили, что своих никогда нельзя бросать в беде. А если говорить о Джамале Кроуфорде, он вообще заботился обо мне как о сыне с самого раннего возраста. Мы и сейчас частенько прогуливаемся по улицам, сидим в ресторанах, сморим фильмы.

– Тот факт, что вы являетесь свободным агентом, как-то повлиял на тренировочный процесс?
– Несущественно. Тренировки в принципе остались такими же. Изменилось отношение к спаррингам. В тренировочных матчах старался беречь себя – не дай бог, получу травму. Ведь у меня не подписан контракт. А то кто меня возьмёт травмированного (смеётся)?

– Судя по вашему хорошему настроению, вы оптимистично смотрите в будущее?
– А чего переживать? Я подготовлен к сезону и готов хоть завтра выйти на площадку. Другое дело, что сейчас нужно решить проблемы разногласий между профсоюзом игроков и руководством лиги. Надеюсь, холодные головы победят и разум возобладает над принципами.

– Если вспомнить прошлый сезон, в целом довольны своим дебютом в «Сиксерс»?
– Мой переход из «Сакраменто», безусловно, был большим шагом вперёд. В «Филадельфии» я получал чуть меньше игрового времени, но так же выходил на площадку в стартовой пятёрке. Да, может быть, снизилась моя результативность, но на это я как-то не обращал внимания. От меня требовалось помощь лидерам на обеих сторонах площадки. Сам чувствую, как сильно прибавил в защитных действиях.

– На ваш взгляд, насколько вы далеки ещё от своего «потолка» в развитии?
– Для меня каждый день – это время для профессионального роста. С каждой тренировкой я становлюсь лучше. Мне всего 23 года, и нужно использовать каждую возможность для развития. Прежде всего, необходимо элементарно прибавить в физике. Сам неоднократно чувствовал, что где-то нужно потолкаться, поработать плечами, а мощи и массы просто-напросто не хватало. Ну а над средним броском, с которым у меня были некоторые проблемы, я уже давно начал интенсивно работать. Сложно, знаете ли, обыгрывать оппонентов, если в тебе веса на 20 килограмм меньше и с броском беда (смеётся).

– Почувствовали разницу между уровнем тренерских штабов «Кингз» и «76-х»?
– Я бы не сказал, что существует огромная разница между тренерами этих команд. Не стоит судить по результатам команды об уровне тренера. Да, это напрямую связано, но не на все 100 %. Тренер Коллинз – требовательный наставник, который знает, чего хочет от того или иного игрока. Работать с ним очень приятно, и он многому меня научил. Самое главное, что он хороший педагог. У нас было много молодых ребят в команде в прошлом году, и к каждому у него был свой подход. Главное, он понимает баскетболистов и может добиться от любого желаемого результата.

– Какие мысли первыми пришли в голову, когда несколько недель назад руководство «Филадельфии» сделало вам квалификационное предложение?
– Это очень приятно, когда видишь заинтересованность команды, в которой выступаешь. Я надеюсь, что мы достигнем соглашения по поводу срока нового контракта. Мне бы хотелось получить долгосрочное соглашение, но из-за некоторых неясностей, внесённых локаутом, мой агент и руководство команды никак не могут прийти к общему знаменателю.

Интерес к политике возник ещё в школе, после событий 11 сентября. Тогда было много разговоров о войне, политике Джорджа Буша-младшего и ответных санкциях США. Всё это не могло оставить меня равнодушным, ведь я прекрасно понимал, что от тех или иных решений зависит жизнь каждого гражданина Америки… моя жизнь. Помню, как в школе мы собирались и обсуждали различные политические решения, устраивали дебаты. Вот так и началась моя политическая жизнь.

– То есть вариант с «Филадельфией» – это приоритетная цель для вас?
– Мне понравился последний сезон. Конечно, как и всегда, случались какие-то недоразумения, шероховатости, но это жизнь – тут так бывает. Хотя как только ты получаешь статус свободного агента, начинаешь задумываться и искать более выгодные условия. Так что ничего конкретного я вам сказать пока не могу. Поживём – увидим.

– Если говорить о самом контракте, на сколько лет вы бы хотели подписать соглашение?
– Я не хочу уделять этому большого внимания сейчас, во время локаута. Пока не подписан коллективный договор, говорить о своих желаниях и предпочтениях не имеет смысла.

– Для вас Сиэтл – родной город, как думаете, появится там в ближайшее время команда НБА?
– Я не думаю, я надеюсь всем сердцем, что это произойдёт в будущем. Для меня Сиэтл – это родительский дом. Знаете, это неописуемые чувства, когда папа брал меня за руку и мы с ним шли на матч «Суперсоникс». Я был их огромным фанатом и, как и все мои друзья, мечтал попасть в состав. Как сейчас помню, что после каждого домашнего матча мы с моими друзьями собирались где-нибудь и обсуждали прошедшую игру. Это было чудесное время. Повсюду была конкуренция за место в колледж, чтобы оттуда попасть в лигу. Я смотрел на окружающих меня баскетболистов, и появлялось желание работать с ещё большим усердием. Насколько я понимаю, основную проблему — содержание арены и поиск спонсоров — владельцы клуба решили. Ну а про болельщиков можно не спрашивать, они очень ждут возвращения большого баскетбола.

– И всё-таки баскетболисты из Сиэтла почему-то очень близки между собой. Или нам кажется?
– Это правда, ребята, с которыми мы росли в одном городе, такие как Брендон Рой, Нэйт Робинсон, Уилл Конрой, всегда открыты друг для друга. Мы общаемся и вне баскетбольной площадки, звоним друг другу, пишем смс, поздравляем с праздниками. Наверное, это от воспитания. Нас так приучили, что своих никогда нельзя бросать в беде. А если говорить о Джамале Кроуфорде, он вообще заботился обо мне как о сыне с самого раннего возраста. Мы и сейчас частенько прогуливаемся по улицам, сидим в ресторанах, сморим фильмы. Каждый из нас старается помочь следующему поколению баскетболистов из нашего родного Сиэтла. Именно поэтому мы так близки.

– За «Тандер», которые стали преемниками «Суперсоникс», не хотите играть?
(смеётся) Интересный вопрос, который мне частенько задают родственники и друзья. Можно я не буду отвечать, пожалуйста.

– А как началась ваша политическая жизнь?
– Интерес к политике возник ещё в школе, после событий 11 сентября. Тогда было много разговоров о войне, политике Джорджа Буша-младшего и ответных санкциях США. Всё это не могло оставить меня равнодушным, ведь я прекрасно понимал, что от тех или иных решений зависит жизнь каждого гражданина Америки… моя жизнь. Помню, как в школе мы собирались и обсуждали различные политические решения, устраивали дебаты. Вот так и началась моя политическая жизнь.

– Не многие баскетболисты решались комментировать решения руководства страны…
(перебивает) …и тем более будучи не республиканцами.

Я не думаю, я надеюсь всем сердцем, что это произойдёт в будущем. Для меня Сиэтл – это родительский дом. Знаете, это неописуемые чувства, когда папа брал меня за руку и мы с ним шли на матч «Суперсоникс». Я был их огромным фанатом и, как и все мои друзья, мечтал попасть в состав. Как сейчас помню, что после каждого домашнего матча мы с моими друзьями собирались где-нибудь и обсуждали прошедшую игру. Это было чудесное время. Повсюду была конкуренция за место в колледж, чтобы оттуда попасть в лигу.

– Именно. Насколько сложно было противостоять общественному мнению и отстаивать свою позицию?
– Это было абсолютно не сложно для меня. Просто я общаюсь со многими людьми из разных слоёв населения. Вижу, как они живут, вижу их проблемы. Почему об этом не сказать? В любом случае уверен, что то моё заявление было хорошим опытом для меня.

– Поддерживать кого-то из кандидатов не собираетесь?
– Вероятно, вы имеете в виду материальную поддержку?

– Конечно.
– Пока рано об этом говорить. Вот придёт время выборов, тогда и поговорим. Не исключаю такой возможности.

– После баскетбола будете пробовать себя в политической сфере?
– Я пока даже не думал об этом. Мне постоянно об этом говорят родственники и друзья. Пока мне очень нравится следить за политикой. Хотя о чём это я, я же баскетболист. Давайте поговорим о политике после завершения моей карьеры (смеётся).

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 2
29 июня 2017, четверг
28 июня 2017, среда
27 июня 2017, вторник
Партнерский контент
Загрузка...
Что ждёт Тимофея Мозгова после обмена в «Бруклин»?
Архив →