Уорлд Пис: в танцах ноги живут своей жизнью
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Артур Суфияров

Уорлд Пис: в танцах ноги живут своей жизнью

Участие в шоу "Танцы со звёздами", будущее команды Майка Брауна и реакция семьи на смену имени – обозреватель ESPN Энди Каменецки побеседовал с форвардом "Лейкерс" Меттой Уорлд Писом.
25 сентября 2011, воскресенье. 19:30. Баскетбол
В минувшую среду я настиг Метту в голливудской танцевальной студии всего за несколько минут до начала его выступления в шоу "Танцы со звёздами" с очаровательной партнёршей Петой Мургатройд. Тем не менее мы успели обсудить не только это шоу, но и некоторые баскетбольные моменты, в частности его ожидания от тренировок под руководством нового главного тренера "Лейкерс" Майка Брауна.

– Метта, поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями от танцевальных тренировок. Насколько физически они сложны по сравнению с баскетбольными?
– Если честно, то они практически несопоставимы. В баскетболе ты постоянно находишься под напряжением – всегда должен быть готов к какому-либо рывку, хоть в защите, хоть в нападении, не замечая усталости. Должен быть прекрасно оснащен физически. В танцах всё несколько иначе. Да, наработки различных элементов — это очень тяжёлый и, я бы сказал, рутинный процесс. Но акцент здесь делается прежде всего на ногах, которые должны жить едва ли не своей жизнью. Все эти движения бёдрами, коленями, голенями… Это определённо классная подготовка для профессионального спортсмена. Раньше я и понятия не имел, что ноги могут двигаться не только вперёд-назад (смеётся).

– То есть нагрузку у вас получают совершенно иные группы мышц, нежели при стандартных тренировках?
– Да, и особенно большой нагрузке подвергаются бёдра. Когда ты играешь в баскетбол, тебе и в голову не приходит задумываться о том, как именно ты двигаешься. Не до того. Но если во время танца ты выполняешь какие-то элементы не так, как положено, то моментально становишься объектом шуток и издёвок. Поначалу я расстраивался, но потом и сам понял, насколько смешно и нелепо всё это выглядело. Твои бёдра и лодыжки должны двигаться максимально чётко, чтобы танец смотрелся интересно и органично.

– Насколько сильно вы хотите выиграть в этом танцевальном конкурсе? Можно ли это сопоставить с желанием выиграть титул НБА?
– Здесь я прежде всего хочу стать по-настоящему конкурентоспособным. Когда я пришёл сюда впервые, и малейшего понятия не имел о том, получится ли у меня хоть что-либо. Самое главное, что мне действительно это понравилось — можно сказать, я втянулся. И сейчас я действительно хочу добиваться здесь самых высоких результатов. И это мне вполне по зубам. Хотя с чемпионским перстнем, конечно же, не сравнится ничто.

– Вы получаете от этого больше удовольствия, нежели ожидали?
– Безусловно. Когда мне впервые предложили принять участие в этом шоу, я с ходу ответил, что это невозможно, потому как мне и в голову не могло прийти, что я смогу повторить хотя бы одно движение профессиональных танцоров. Но сейчас, когда я действительно делаю это, – получаю от процесса самое настоящее удовольствие.

– Можете рассказать о финансовой стороне проекта?
– Я выступаю в этом шоу в качестве приглашённой звезды, поэтому мне положен довольно приличный гонорар. Но все полученные средства будут тут же направлены на благотворительность. Это действительно потрясающее чувство, когда ты можешь получать от дела удовольствие и за счёт него же дарить радость другим. Идеальное сочетание. Я очень рад, что у меня есть возможность помочь нуждающимся людям.

– А как реагируете на мнение недоброжелателей о том, что вы якобы занимаетесь не своим делом?
– Времена, когда какие-то люди были в состоянии сказать другим, что именно им следует делать, прошли, поэтому я буду заниматься только тем, чего хочу сам, нравится им это или нет. Вот почему это называется моя жизнь – я волен распоряжаться ею так, как посчитаю нужным. Я играл в НБА 13 лет. За это время признавался оборонительным игроком года, выигрывал титул. Меня небезосновательно считают одним из лучших защищающихся игроков всех времён. Не десятилетия. Не года. Именно всех времён, наряду с такими великими мастерами, как Деннис Родман, Майкл Джордан, Хаким Оладжьювон. Так что только я знаю, какое дело моё, а какое не моё.

– Но ведь даже вы признавали, что ещё во время выступления за "Индиану" вас очень отвлекала ваша музыкальная карьера.
– Приз "оборонительный игрок года" я выиграл как раз тогда, когда занимался музыкой, – в 2004-м. Вообще, музыкой я занимаюсь уже на протяжении 12 лет. Когда в 2005-м вышел мой дебютный альбом – средние показатели результативности составляли около 20 очков за встречу. И практически каждая команда хотела меня заполучить. Вы спросите, зачем мне нужна музыка? Для того, чтобы развлекаться. Как же без этого?

– То есть совмещение этих профессий не вызывает у вас никакого труда?
– Скажу так: на данном этапе мне абсолютно комфортно.

– Бывает такое, что вы играете в баскетбол, думая при этом абсолютно о других вещах?
– Не раз замечал за собой. Более того, это очень просто. Когда вы занимаетесь в тренажёрном зале, вы же не думаете, на каком расстоянии от вашего тела находится штанга, верно? Вы думаете совершенно о других вещах, и в этом нет ничего плохого и предрассудительного. Так и в баскетболе. Конечно, если вы играете на среднем уровне, подобные вещи недопустимы. Однако я – сложившийся профессионал, вполне могу себе это позволить.

– Выступая в "танцах со звездами", вы ставите Ламара Одома в довольно тяжёлую ситуацию. Он должен выбирать между своим близким другом детства и "братом в законе". Как он поступает?
– У него нет никакого выбора – он обязан болеть только за меня. Хотя его позиции действительно не позавидуешь. Если он будет отдавать предпочтение мне – обидится Роб (Кардашьян). Если он начнёт болеть за Роба – уже я приду в немалое негодование. Вот такая ситуация (смеётся).

– Вы могли бы немного рассказать о прошедшем сезоне? Оглядываясь назад, не думаете о каких-то конкретных эпизодах, что сделали бы что-то иначе, будь у вас возможность переиграть ситуацию?
– Я считаю, что нам просто не повезло. Хотя, признаться, в плей-офф мы действительно играли плохо, притом что наши соперники демонстрировали свою лучшую форму. Если мы сумеем подойти к решающим встречам нынешнего сезона в оптимальных кондициях – обязательно вернём себе чемпионский титул, я в этом даже не сомневаюсь. Лишь бы всё было в порядке с нашими лидерами – Коби, По, Эндрю, Дереком… Получив звонкий щелчок по носу, мы стали только сильнее.

– И всё же, как могло произойти такое, что вы всухую проиграли "Далласу"?
– Воедино сошлось то, что тогда, когда они пребывали на пике, мы испытывали явный спад. Больше такого не повторится!

– Вы единственный в команде баскетболист, уже имевший опыт работы с Майком Брауном в "Индиане". Можете вкратце описать, чего вашим одноклубникам стоит ждать от этого специалиста?
– Прежде всего хочу сказать, что он великий тренер. Фантастический специалист по игре в обороне. Я уже знаю, с какой тяжеленной работой нам предстоит столкнуться, но с нетерпением жду этого момента и полностью готов к нему. Более того, я совершенно не расстроюсь, если при Майке буду входить в игру со "скамейки".

– В самом деле?
– Да.

– И для вас это не будет разочарованием?
– Конечно, нет. Мы здесь для того, чтобы выигрывать, а не обижаться.

– А как вы думаете, кто в таком случае будет играть на вашем месте?
– Я пока не хотел бы говорить об этих вещах, тем более что не исключаю, что всё-таки буду выходить в старте. Просто отмечу, что для Брауна на первом месте всегда результат, так что я не удивлюсь любому – даже самому неожиданному — решению. Он чертовски умный человек, и у него гигантские планы. С этой точки зрения мы с ним очень похожи. Вы, наверное, и сами понимаете, что когда стоял вопрос о моём будущем, то я мог подыскать себе гораздо более симпатичный с финансовой точки зрения вариант, заработав за пару-тройку лет с десяток лишних миллионов. Но для меня, как и для него, на первом месте – победа в чемпионате. Остальное вторично.

– Вы уже достаточно говорили о том, почему решили изменить своё имя, но меня интересует реакция на это вашей семьи. Как они отреагировали на это решение?
– Все, конечно, были удивлены, но с ходу приняли это. Они знают, что если я что-то сделал, значит, должен был это сделать.

– Повлияет ли это решение на имя вашего сына? Должен ли он будет теперь переделывать свою метрику?
– Он может изменить своё имя на какое угодно другое. Мои дети вольны поступать так, как они сами считают нужным. На то они и мои дети (улыбается).
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница