Показать ещё Все новости
Елена Пидгрушная
Александр Круглов
Пидгрушная: из-за решения Евросоюза я не могу заменить винтовку
Лучшая биатлонистка Украины — о долгожданной медали, проблемах с оружием из-за боевых действий, болезнях и том, как её ждут в министерстве.
Биатлон 0

Не только российская женская сборная, но и украинская подвергалась критике со стороны болельщиков на старте сезона. Открыть счёт медалям удалось лишь к концу второго этапа, когда в любимой всеми дисциплине — женской эстафеты — две олимпийские чемпионки и две молодые спортсменки пришли к финишу третьими. Капитан команды Елена Пидгрушная были одной из лучших на своём третьем этапе, а после финиша при всех своих титулах радовалась едва ли не больше всех.

— Как вы до сих пор сохраняете столько эмоций во время гонок?
— Я орала изо всех сил, когда шла по трассе Настя Меркушина, чтобы этот подиум всё-таки состоялся. Очень нам этого хотелось. Уже все фирмачи начали нас уже поздравлять, а я им говорю: «Подождите, мы ещё не финишировали». И уже только после этого поздравила нашего вице-президента Николая Томенко, у которого сегодня день рождения. Надеюсь, ему приятно получить этот подарок.

— На пресс-конференции вы сказали о проблемах со здоровьем, которые мешали набрать хорошую форму с самого начала сезона. О чём именно речь?
— Как-то получилось, что я полгода абсолютно не болела. Весной мне сделали операцию, я восстановилась и начала тренировочный процесс. Никаких проблем не было, пока весной не приехала на вкатку в Шушен к девчонкам. Много работала там и четырежды за вкатку переболела вирусом. В итоге вся вкатка смазалась, а все знают, что это основной подготовительный период перед сезоном. Сейчас у меня продолжается период вкатывания и выхода на оптимальные кондиции. Это тяжело и психологически, и физически, но мы боремся.

Я орала изо всех сил, когда шла по трассе Настя Меркушина, чтобы этот подиум всё-таки состоялся. Очень нам этого хотелось. Уже все фирмачи начали нас поздравлять, а я им говорю: «Подождите, мы ещё не финишировали».

— Почему бежали не четвёртый этап, как обычно?
— Потому что вчерашний день всех сильно насторожил, и меня в первую очередь. Я просто не могла сильно бежать. Не знала, что происходило с организмом. Ничего не болело, я просто не могла двигаться. Когда я проигрываю по 30 секунд на кругу, был большой риск ставить меня на последний этап. Я абсолютно поддержала это решение. А Настя Меркушина — свежая, ещё не понимает, что происходит. Почему бы её не попробовать? Сегодня этапы были выбраны абсолютно правильно. Это показал ход гонки.

— В украинской команде вы чувствовали большое давление из-за отсутствия медалей?
— Нет. Абсолютно никакого давления не было. У нас настолько хорошие руководители, что перед гонкой я общалась с министром спорта, когда на дистанции была Ира Варвинец. У нас с ним остались настолько хорошие отношения, что он всегда меня поддерживает и говорит, что я справлюсь. Хотелось выиграть медаль сегодня не потому, что на нас давили сверху, а чтобы отблагодарить людей, вкладывавших в нас душу. А лучше всего отблагодарить мы можем результатом. Всё, что я могла сделать сегодня, это только немного ускориться на финишном круге, что у меня, слава богу, получилось. Я сделала зазор для Насти, чтобы она работала уже в своём ритме.

— В Словении ваша команда не всегда выступает хорошо, хотя ваш тренер словенец, вы много тренируетесь здесь, а болельщиков тут большинство. Почему не получается на почти домашнем этапе?
— Я не знаю, как остальные команды, а мы постоянно сталкиваемся с процессами акклиматизации и реакклиматизации. Лично я всегда так реагирую. Раньше Урош работал со словенской сборной, и у них такого не было. Но так логично. Они же 100 дней в году проводили в Поклюке на высоте, а мы так не можем. Для меня это очень большая высота. Поэтому каждый раз наши выступления здесь шли волнами.

— Спустя полтора года после возвращения в биатлон у вас нет желания снова побыть замминистра?
— Пока нет. Министр пока принимает нас здесь, но, говорят, меня там ждут всегда.

Знаю, что Евросоюз принял решение не продавать на Украину огнестрельное оружие и боеприпасы. Моему стволу уже 10 лет, скоро 11. Соответственно нет возможности его заменить.

— А что за проблемы с оружием и патронами у украинской команды, о которых говорил Владимир Брынзак?
— Я, честно говоря, его интервью не читала. Я знаю, что Евросоюз принял решение не продавать на Украину огнестрельное оружие и боеприпасы, с тех пор как в нашей стране начались боевые действия. Я упустила этот момент, но, когда в этом году встал вопрос про замену оружия, он стал актуальным. Моему стволу уже 10 лет, скоро 11. Соответственно нет возможности его заменить.

— Насколько этот успех может вас вдохновить?
— У нас почему-то вкатка получилась сложной. Помимо моей болезни у Иры Варвинец была проблемная вкатка. До этого полгода мы тренировались без проблем, а тут всё в кучу свалилось. Но эта медаль показала, что наша работа была правильной, а с проблемами мы постепенно справимся и выйдем на свой уровень.

Комментарии (0)
Партнерский контент