Мэтт Линдленд
Фото: http://mmako.net
Текст: Пресс-служба Fight Nights

Линдленд: я побывал в роли Рокки Бальбоа

Мэтт Линдленд в первой части интервью рассказал о начале своей карьеры в ММА, конфликте с UFC, бое с Емельяненко и забавном нокауте.
25 сентября 2012, вторник. 14:00. Бокс/ММА
Бойцы такого калибра редко приезжают в Россию, особенно когда речь идёт не о Москве и Петербурге, а о провинции, да ещё и не о визите вежливости, а о самой настоящей работе. Серебряный призёр Олимпийских игр в Лондоне и один из лучших средневесов начала XXI века в ММА Мэтт Линдленд приехал в Брянск на турнир FIGHT NIGHTS "Битва на Десне" в качестве секунданта бойцов команды Team Quest Фабьяну Шернера и Тарренса Уильямса.

— Мэтт, когда вы впервые познакомились со смешанными единоборствами?
— Это было в 1997 году, когда мой приятель Рэнди Кутюр проводил первый бой в UFC. Но мы тогда ещё не знали термина ММА и звали этот спорт боями без правил.

— Вы так увлеклись, что тут же решили попробовать сами?
— Да, я попробовал свои силы и провёл три победных боя, но затем до Олимпиады в Сиднее решил сосредоточиться на греко-римской борьбе. Подготовке к Олимпиаде я уделял всё своё время, а уже после того, как завоевал медаль на Играх, начал строить свою карьеру в ММА.

— Если брать всю вашу карьеру, любительскую и профессиональную, Олимпиада – это высшая её точка?
— Да, безусловно. Я до сих пор с удовольствием вспоминаю те Игры.
У меня тогда ещё не было достаточно опыта перед титульным боем с Бустаманте, кроме того накануне я приболел. Тем не менее, я вышел на бой и имел на него определённый план, но во втором раунде допустил ошибку, и он меня задушил. В тот момент я не был сильно расстроен, потому что был уверен, что позже ещё получу свой титульный бой.

— Вам нравятся современные изменения в правилах борьбы?
— Всегда, когда мир меняется, ты в первую очередь чувствуешь лёгкое разочарование. Когда я боролся, у нас тоже периодически менялись правила. Спортсменам приходилось смещать акценты в подготовке в связи с изменениями в правилах и всякий раз к ним приспосабливаться, но у нас не было выбора. Мне жутко не нравились эти постоянные изменения в правилах, но мы ничего не могли сделать с политикой спорта.

— А интерес к спорту это не убивает? К примеру, вы смотрели олимпийский турнир в Лондоне?
— Нет, я по-прежнему люблю этот спорт. По возможности старался следить за соревнованиями и наблюдал почти за всеми ключевыми поединками с участием американских спортсменов.

— Какое впечатление у вас оставил Джордан Бёрроуз? Он мог бы стать хорошим бойцом ММА?
— Думаю, мог бы. У него есть огромное упорство, атлетизм. Но мне кажется, он будет выступать в борьбе ещё как минимум один олимпийский цикл.

— Что было самым трудным для вас, когда вы только пришли в ММА?
— Сложнее всего мне было поставить удары ногами. Боксёрскую технику мне удалось сразу более-менее освоить, а вот бить ногами было тяжело.

— Уже после четырёх побед в UFC вы получили право на титульный бой с Мурило Бустаманте. Как часто вы его вспоминаете и не жалеете ли о допущенной тогда роковой ошибке?
— У меня тогда ещё не было достаточно опыта, кроме того, перед боем я приболел. Тем не менее я вышел на бой и имел на него определённый план, но во втором раунде допустил ошибку, и он меня задушил. В тот момент я не был сильно расстроен, потому что был уверен, что позже ещё получу свой титульный бой. Ведь я всё равно оставался одним из лучших бойцов своего веса.

— Второе поражение появилось у вас после того, как вы оказались в нокауте во время исполнения броска против Фаланико Витале. Что вы чувствовали в тот момент?
— Я ничего не помню. Как всё произошло, я понял, только просмотрев этот эпизод по телевизору. Сейчас я вспоминаю о нём со смехом. Мне кажется, там в углу октагона под настилом был какой-то металлический предмет, о который я ударился и потерял сознание.

— Судьба вам так и не дала возможность ещё раз сразиться за титул UFC, хотя у вас были хорошие выступления.
— К сожалению, меня уволили из UFC после двух побед кряду, из-за того что им не понравилась реклама одного из моих спонсоров на футболке, которая шла вразрез с их рекламной политикой. Это абсолютно идиотское правило. Хотя, мне кажется, они сделали это специально, потому что не хотели моего боя с Ричем Франклином, который был тогда чемпионом в среднем весе. Они тогда активно его раскручивали, но при этом знали, что он посредственный борец и что я переведу его в партер и буду там бить.

— После этого вы дрались в десятке организаций. Где больше всего понравилось?
— Меня никогда не волновало, кто организует мой бой. Мне всегда хотелось лишь драться с достойными соперниками. Проблема UFC в том, что она ставит себя выше, чем бойцов, хотя именно они делают спорт и привлекают зрителей.

— Вы могли предположить, что команда Фёдора предложит вам бой в 2007 году в Санкт-Петербурге?
— Нет. Я даже и не мечтал о такой возможности. В то время он был лучшим тяжеловесом в мире, а я выступал в среднем весе. Уже тогда ему по какой-то причине не удалось договориться с UFC, а свободных соперников в тяжёлом весе под рукой не было, поэтому наш бой стал реальностью.

— Какие впечатления у вас остались от того визита в Россию?
— В Санкт-Петербург я тогда приехал уже во второй раз и, мне он понравился ещё больше.
Мне кажется, Фёдор нуждался в этом решении и начал раздумывать об этом гораздо раньше. Конечно, фанаты хотели бы, что он продолжил выступать, да и я сам, как поклонник Фёдора был бы рад снова увидеть его в ринге. Особенно мне бы хотелось увидеть его в UFC против сильнейших бойцов этой организации. Но все же он принял верное решение.
Немного жаль, что не удалось показать то выступление, которое я хотел. Я не рассчитывал проиграть так быстро, но Фёдор – превосходный боец. Когда я пытался провести против него тейкдаун, он немного схватился за канаты, но на его месте я бы сделал то же самое. Однако за счёт этого ему удалось изменить ход боя. Там в зале я чувствовал себя в роли Рокки Бальбоа, ведь против меня болели тысячи россиян во главе с президентом Путиным, поддерживая лучшего российского бойца в мире. Этот бой стал одним из главных событий в моей карьере.

— Тем не менее начало получилось у вас успешным. Вы нанесли Фёдору рассечение, а затем получили хороший захват. На ваш взгляд, у вас были реальные шансы победить легенду?
— Думаю, да. Ещё перед боем я планировал сократить дистанцию и провести тейкдаун. Я не хотел бы предвосхищать свои ожидания, но всё могло бы пойти по-другому, если бы он не сумел контратаковать мой тейкдаун.

— Что вы думаете о решении Фёдора завершить карьеру?
— Мне кажется, это очень важное решение для него, и я понимаю его желание проводить больше времени с семьёй. Я и сам стараюсь сейчас больше уделять внимания семье и детям. Если ты считаешь, что тренировки отвлекают тебя от этого, то ты должен выбрать семью.

— Как вы считаете, он сделал это вовремя?
— Мне кажется, он нуждался в этом решении и начал раздумывать об этом гораздо раньше. Конечно, фанаты хотели бы, что он продолжил выступать, да и я сам, как поклонник Фёдора был бы рад снова увидеть его в ринге. Особенно мне бы хотелось увидеть его в UFC против сильнейших бойцов этой организации. Но всё же он принял верное решение.

Продолжение следует.
Источник: Официальный сайт Fight Nights
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Согласны ли вы с судейским решением в бою Лебедев - Гассиев?
Да
3780 (67%)
Нет
1860 (33%)
Проголосовало: 5640
Архив →