Владимир Минеев и Абдул-Керим Эдилов.
Фото: fightnights.ru
Текст: Александр Круглов

Эдилов: в единоборства я пришёл из футбола

Боец ММА Абдул-Керим Эдилов рассказал о своём пути в спорте, обидных поражениях и прокомментировал бой Джонс – Густафссон.
25 сентября 2013, среда. 15:00. Бокс/ММА
4 октября в Грозном пройдёт турнир промоутерской компании FIGHT NIGHTS "Битва на Тереке". В главном бою вечера перспективный российский полутяж Абдул-Керим Эдилов встретится с поляком Михалом Гутовским. Корреспондент "Чемпионат.com" расспросил Эдилова о его спортивном пути, который к 21 году получился весьма тернистым.

Поначалу я занимался футболом, был вратарём, а единоборствами начал заниматься уже после девятого класса в Москве.
— Абдул-Керим, путь в единоборства у каждого бойца уникален. Расскажите, как это произошло с вами?
— Поначалу я занимался футболом, был вратарём, а единоборствами начал заниматься уже после девятого класса в Москве. Сначала попробовал рукопашный бой, потому что им занимался старший брат. Он и посоветовал мне тренироваться у своего друга Ахмеда Мусаева, который стал моим первым тренером. Первое время мне тяжело было тренироваться, и на соревнованиях не всегда получалось. Выигрывал и проигрывал через раз.

— Я слышал, что вы окончательно решили стать спортсменом, когда на турнире были сильно побиты другим парнем.
— Да. Я первый раз приехал на юношеский чемпионат России. Первые два боя я там уверенно выиграл, а в финале моим соперником стал Сергей Сыч. Я даже запомнил его имя, потому что в финале он меня хорошенько избил, отправил в нокдаун и отобрался на чемпионат мира. После этого мне хотелось тренироваться ещё усерднее, чтобы взять у него реванш. Наверное, если бы он меня так не побил, я бы и не стал профессиональным спортсменом.

— Реванш удалось у него взять?
— Да. Мы с ним снова встретились в финале и показали отличный и равный бой. Первый раунд он выиграл, второй – я. В третьем раунде он попытался сделать мне зацеп, а я упал на него, после чего он повредил шею. В тот же день ему сделали операцию, но о продолжении спортивной карьеры ему пришлось забыть.

— Не жалеете, что бой так закончился?
— Конечно, я не старался нанести ему травму, а просто хотел выиграть, поэтому чувства получились смешанными. С одной стороны меня переполняла радость, что я сумел победить такого сильного соперника, с другой, было жалко парня. Он отличный боец и хороший человек. Надеюсь, сейчас в жизни у него всё хорошо.

— Какую из своих побед вы помните больше всего?
— Свою первую медаль – серебро на чемпионате России по юношам. Хоть я и проиграл в финале, был очень рад своему первому успеху.

— В смешанных единоборствах вы один из первых боёв провели против опытного Игоря Савельева. Не было желания поберечься и выбрать соперника попроще?
— У каждого бойца есть волнение и мандраж перед боем. Я первый раз вышел в ринг на турнире М-1. Конечно, я понимал, что соперник очень серьёзный. На тот момент его рекорд был 6-1. Я хорошо подготовился к этому бою, а Ахмед Мусаев мне постоянно говорил: "Ты можешь! Ты можешь". Я вышел и сразу стал рисковать. Он не выдержал моего напора и проиграл.

Я не знаю, в какой форме сейчас Савельев, но нынешние мои соперники как минимум не хуже, а некоторые даже сильнее.
— Сейчас уровень ваших соперников выше, чем в начале карьеры?
— Я не знаю, в какой форме сейчас Савельев, но нынешние мои соперники как минимум не хуже, а некоторые даже сильнее. Например, Виктор Немков и Гаджимурат Антигулов – бойцы очень высокого уровня. Силён и бразилец Шарлес Андраде. Только мой последний соперник на турнире Cage Warriors чуточку послабее. Чех Иржи Прохазка, которого я быстро победил на самом деле очень опасный ударник.

— Глядя на ваши бои, создаётся впечатление, что вы способны победить в России кого угодно, но при этом порой теряете концентрацию, что приводит к поражениям. Вы не задумывались, почему это происходит?
— У каждого поражения свои причины. Накануне боя с Андраде у меня болела спина, но я недооценил эту травму, думал, что она пройдёт сама, но боль по ходу подготовки только усиливалась. Лишь за неделю до боя я осознал всю серьёзность этой проблемы, но отказываться было уже поздно, и я вышел на обезболивающих и не мог нормально драться. С тех пор серьёзней готовлюсь к каждому сопернику и тщательнее слежу за своим здоровьем.

— Поражение от бразильца самое обидное для вас?
— Да. За первую минуту я ещё не успел почувствовать ритм боя, как попал на удушающий и проиграл. Мне было бы не так обидно, если бы я подрался до конца, устал и сделал всё для победы, но этого оказалось недостаточно. Даже если бы мы провели полный раунд, было бы не так обидно, а тут только начали, и я попался.

— Почему не состоялся реванш? Андраде испугался проиграть?
— Нет. Шарлес не испугался. Он настоящий боец, просто решил сменить весовую категорию. На турнире Cage Warriors он также выступал. Я поговорил с ним через переводчика и задал ему прямой вопрос, почему отказался от боя. Он сказал, что проводит последний бой в среднем весе и уходит в полусредний. К тому же он поссорился со своими тренерами и перешёл в другой клуб. Андраде сказал, что может дать мне реванш, но только в весе до 84 килограммов и за восемь тысяч евро, на что мне оставалось только пожелать ему удачи. Так много я согнать не могу, да и запросы у парня слишком большие.

— Вам много приходится гонять?
— Я вешу 102 килограмма, поэтому сгонка порой даётся нелегко. Уже со вчерашнего дня я сижу на жёсткой диете, но вес всё равно уходит тяжело.

— Ещё один представитель FIGHT NIGHTS Али Багаутинов стал четвёртым российским бойцом успешно стартовавшим в UFC. Вам не кажется, что в Америке наших бойцов недооценивают и их могло бы выступать там гораздо больше?
— Я думаю, многие российские бойцы достойны выступать в лучшей лиге мира. Например, Шамиль Завуров, Беслан Исаев. Мог бы подраться там и Гасан Умалатов, и многие другие сильные и опытные бойцы.

Андраде сказал, что может дать мне реванш, но только в весе до 84 килограммов и за восемь тысяч евро, на что мне оставалось только пожелать ему удачи. Так много я согнать не могу, да и запросы у парня слишком большие.
— Рано или поздно турнир UFC пройдёт и в России. Смогли бы вы выступить там, скажем, года через два? И кого бы хотели видеть в главном бою этого турнира?
— Конечно, я хотел бы выступить там, но пока мне до их уровня расти и расти. Мне кажется, что в главном бою должен выступать тот, кто будет лучшим на момент турнира. Называть кого-то одного я бы не хотел — вдруг остальные обидятся? Конечно, если бы выступал Фёдор, он бы однозначно украсил этот турнир. Но так как он не дерётся, то пусть это будет кто-то из новой волны: Хабиб Нурмагомедов, Рустам Хабилов или Али Багаутинов.

— Вы смотрели бой лучших бойцов вашего дивизиона Джона Джонса и Александра Густафссона?
— Да. Бой мне показался очень равным, но считаю, что, для того чтобы стать чемпионом, нужно уверенно побеждать чемпиона, поэтому я согласен с судьями, которые отдали победу Джонсу. К тому же он выиграл решающие раунды и постоянно атаковал в концовках. Густафссон тоже мне понравился, действовал очень чётко.

— Что вы бы хотели почерпнуть у Джонса и у Густафссона?
— Их уверенность. Они очень спокойно и уверенно выходят и чётко действуют в клетке, контролируют каждое действие оппонента. Также у них очень хорошая и разносторонняя техника. Джонс очень хорошо бьёт локтями, Густафссон наносит совершенно неожиданные удары. Пару их приёмов я запомнил и постараюсь отработать в ближайшее время.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Согласны ли вы с судейским решением в бою Лебедев - Гассиев?
Архив →