Рой Джонс-младший
Фото: Чемпионат.com
Текст: Константин Устьянцев

Джонс: готов ещё раз подраться с Лебедевым

Эксклюзивное интервью с легендарным американским боксёром Роем Джонсом-младшим, который готовится провести бой в Москве.
19 декабря 2013, четверг. 21:00. Бокс/ММА
21 декабря в Москве 44-летний американец Рой Джонс-младший (56-8-0, 40 КО) проведёт поединок против 36-летнего француза Зина Эддина Бенмаклуфа (17-3-1, 8 KO). На кону будет чемпионский титул по версии WBU в первом тяжёлом весе. В преддверии боя легендарный боксёр ответил на вопросы "Чемпионат.com", рассказав о предстоящем событии, желании взять реванш у Лебедева, возможной встрече с бойцом ММА Андерсоном Силвой, олимпийском золоте 1988 года и другом.

— Рой, рады приветствовать вас на российской земле. Какой по счёту для вас этот визит в Москву?
— В Москве я в пятый или в шестой раз, и мне очень нравится бывать здесь. Я обычно не люблю холод, но сейчас меня согревает местное гостеприимство.

Я буду просто делать свою работу так, как должен. Если у меня появится возможность его нокаутировать, конечно, он отправится спать.
— Ваш соперник Зин Эддин Бенмаклуф. Что вы знаете о нём, смотрели ли видео его боёв?
— Я его хорошо изучил, посмотрел видео поединков вместе со своим тренером. Бенмаклуф достаточно хороший боец, но все его нюансы мы отработали на тренировках, в том числе мы готовы к его преимуществу в росте. Он такой же высокий, как Паук Андерсон Силва, поэтому поединок с ним позволит мне подготовиться и к бою с Андерсоном, который также находится в числе моих возможных следующих оппонентов. С этой точки зрения выбор соперника хорош.

— Какие ваши дальнейшие планы в том случае, если удастся завоевать титул?
— Провести две защиты. Первую, возможно, против Андерсона Силвы, а вторую против того, кого захочет видеть российская публика. Я могу драться во многих местах мира, в том числе и в Америке, но если российская публика захочет большой бой с моим участием, я готов дать ей его. Захотят, чтобы я дрался с Джеймсом Тони, я буду драться с Джеймсом Тони. Захотят, чтобы я вышел против Александра Поветкина, и я сделаю это. Готов ещё раз подраться и с Денисом Лебедевым. В общем, готов исполнить любое пожелание российской публики.

— Чего ожидать всем болельщикам в субботу? Вы будете нацеливаться на нокаут или нет?
— Не обязательно. Я буду просто делать свою работу так, как должен. Если у меня появится возможность его нокаутировать, конечно, он отправится спать. Действовать я буду по ситуации и по самочувствию, так как я не дрался уже 15 месяцев. Мне надо будет убедиться, что мои движения и мой тайминг в порядке. Если это так, я буду стремиться нокаутировать, и, думаю, мне это удастся.

— Что вы чувствовали, когда вас лишили золотой медали в финальном бою Олимпийских игр 1988 года?
— Конечно, это было самое настоящее ограбление. Меня признали лучшим боксёром той Олимпиады и вручили Кубок Баркера. Есть видео этого боя, где чётко видно, что меня ограбили, и никто из посмотревших его в этом не усомнился. Сейчас в том же американском футболе ключевые спорные ситуации просматриваются на видеоповторе и фиксируются. И это правильно. У нас же нет возможности вынести решение по итогам видеозаписи и исправить судейскую ошибку, а подобные решения убивают наш спорт.

В мае 2011 года Джонс был нокаутирован россиянином Денисом Лебедевым.

В мае 2011 года Джонс был нокаутирован россиянином Денисом Лебедевым.

— Вы редко проявляете агрессию на ринге, но обожаете петушиные бои, а Майк Тайсон был крайне агрессивным боксёром, но в жизни разводит голубей. Почему так?
— Я могу сказать про себя, что я стараюсь сохранять разум во время боя. Потому что разум способен побеждать агрессию. Я стараюсь сначала понять, как разум может победить, а затем использую этот путь. Ищу ошибки соперника и использую их. Это то, что я люблю в боксе. Ты должен перестать быть агрессивным, чтобы вынудить соперника ошибиться. В начале карьеры я был агрессивным, но если бы я не научился держать себя в узде, я бы не достиг всех своих целей. Сейчас моё сознание изменилось, мне приходится включать свою агрессию только для того, чтобы заставить противника заплатить за свои ошибки.

— Какой бой вы считаете лучшим в своей карьере? На какие годы пришёлся пик вашей формы?
— Одним из лучших был бой с Джеймсом Тони, также с Джо Руизом, но мой самый любимый — бой с Джеффом Лейси. Что касается лучшей формы, то я держал её всю свою жизнь. Её основой стали три правила атаки. Во-первых, ты можешь его обмануть, во-вторых, подавить его темпом и мощью, в-третьих, потрясти его одним ударом. Последний путь — наиболее сложный, потому что разовый удар порой является делом случая. В то же время если действовать с умом и выждать подходящий момент, то им можно пользоваться. Но другие два пути более надёжны.

— Согласны ли вы с теми, кто говорит, что вы начали проигрывать из-за игр с резким набором веса, когда завоевали мировой титул в супертяжёлом весе, а затем – с такой же резкой сгонкой?
— Я полностью с этим согласен. Я знал, как должен был сгонять вес, и у меня была своя система диеты, которая работала, когда я дрался в среднем и полутяжёлом весе. Но я никогда ещё не переходил в тяжёлый вес и не знал, как организм поведёт себя после того, как вернётся в прежние рамки. Всё-таки я начинал драться с первого среднего веса, и даже полутяжёлый вес для меня великоват. После того как я становился чемпионом, мне приходилось искать новые цели, поэтому я менял весовые категории. Без цели очень сложно заниматься спортом, поэтому мне приходилось придумывать их вновь и вновь. Именно проблему с мотивацией я считаю главной в своей карьере. В первом бою с Тарвером после сгонки веса я был гораздо слабее, чем во втором или в третьем. Но он не смог потрясти меня в первом бою, потому что у меня в голове была цель его побить. Во втором и третьем боях цели уже не было, поэтому я и оказался в нокауте. Я просто действовал по инерции, бесцельно и не мог остановиться.

Если российская публика захочет большой бой с моим участием, я готов дать ей его. Захотят, чтобы я дрался с Джеймсом Тони, я буду драться с Джеймсом Тони. Захотят, чтобы я вышел против Александра Поветкина, и я сделаю это. Готов ещё раз подраться и с Денисом Лебедевым.
— Какое качество наиболее важно в боксе: ручная скорость, работа ног, техника, стойкость, выносливость, физическая сила, характер или что-то ещё?
— Для меня наиболее важны скорость рук и быстрое передвижение на ногах. Ноги помогают мне стремительно перемещаться, а руки обладают взрывной силой и за счёт скорости могут застать соперника врасплох.

— Тайсон или Али?
— Конечно, Али. Он не был таким агрессивным в ринге, но был гораздо умнее. Тайсон был очень сильным, злым, также весьма умным, но он не умел так пользоваться своим умом в спорте, как Али.

— Чем неудобен стиль Антонио Тарвера?
— Я бы не сказал, что он неудобен. Он высокий левша, биться с которым трудно любому. Но в первом бою я делал с ним всё, что хотел. Если бы я и дальше оставался достаточно мотивированным, то он также не смог бы со мной ничего сделать. Но в двух других поединках у него было больше мотивации побить меня, поэтому он и сделал это. В первом бою для меня было делом принципа побить Антонио Тарвера, а затем мне было на него наплевать. Он хотел побить меня и был заведён, а я — нет. Это разные состояния. Для того чтобы идти к большой цели, ты должен быть постоянно заведён. Он и был в последующих поединках таким, как я в первом бою. Я же относился к нему так: "Кто это? Да мне нет до него никакого дела!". Конечно, мне нужно было как-то поднять уровень своей мотивации, но я не мог себя мобилизовать. В первом бою после возвращения из тяжёлого веса я хотел забрать его пояс в полутяжах, и я сделал это и всё доказал и себе, и окружающим. А затем мне стало тяжело, потому что меня уже ничего не заводило. Сейчас меня вдохновляет возможность взять пояс в первом тяжёлом весе, поэтому я чувствую, что смогу показать то, на что я способен.

— Это правда, что вы не стремились нокаутировать соперников, поскольку вам нравилось куражиться и веселиться в бою?
– Да, я люблю повеселиться в бою, но и нокаутировать соперника мне тоже хочется. Мне хочется получить от боя и то и другое, но я хочу именно нокаутировать соперника, а не убить его.

Рой Джонс — экс-чемпион мира в четырёх весовых категориях.

Рой Джонс — экс-чемпион мира в четырёх весовых категориях.

– Кого из соперников вы больше всего уважали?
– Майка Маккалума. Он был возрастным бойцом, имеющим за плечами около 40 или 50 боёв. Я уверенно выигрывал бой по очкам, мог его нокаутировать, но не хотел делать этого, а потому позволял ему восстанавливаться после потрясений. В какой-то момент он понял, что я его жалею, и бой прошёл всю дистанцию.

– Вы когда-нибудь болели звёздной болезнью?
– Нет. Разве что когда мне нужно было побить кого-то очень сильного. К примеру, к бою с Джеймсом Тони я старался воспитывать в себе некое чувство величия, чтобы быть уверенным в том, что я его побью. Первым же поводом для звёздной болезни стало моё выступление на Олимпиаде. Судьи, конечно, меня ограбили, но я вернулся домой с полным чувством того, что я лучший. Но я это быстро пережил.

– Что вас до сих пор заставляет выходить на ринг: бойцовский инстинкт, деньги или что-то другое?
– Конечно, же бойцовский инстинкт и желание завоевать пояс в первом тяжёлом весе. Андерсон Силва – легенда в UFC, и он хочет побить легенду бокса Роя Джонса на его территории, по правилам бокса. Как я могу отказаться от этого боя? Я по-прежнему люблю драться, а что касается денег, то сейчас я не получаю больших денег. Да и на этом бою больших денег не сделаю. Поэтому деньги для меня немного значат, а вот титул чемпиона мира в первом тяжёлом весе – другое дело. Сначала я возьму этот пояс чемпиона, а затем хочу подраться и за титул по одной из крупнейших версий. Посмотрим, как у меня это получится.

– В чём секрет боксёрского долголетия Бернарда Хопкинса?
– Да не похож он на инопланетянина, такой же он, как и мы все. У него путь к успеху такой же, как и всегда. Он делает бой настолько нудным, насколько это возможно. Я видел десятки его боёв, похожих друг на друга. Единственный бой, который не был скучным, – это поединок с парнем из Огайо – Келли Павликом. Это был единственный его нескучный бой. Все же остальные его бои были полнейшей скукотой. Все уже знают все его трюки, а люди уважают его исключительно за возраст, но всё, что он может — это утомить соперника своим занудством и победить его. Он всегда это делает в своём фирменном скучном стиле и не меняется с годами. Поэтому ему легко приспособиться к любому сопернику. Но он в совершенстве владеет своими приёмами, а потому лучший среди скучнейших бойцов.

Сначала я возьму этот пояс чемпиона, а затем хочу подраться и за титул по одной из крупнейших версий. Посмотрим, как у меня это получится.
– Как спортсмену достичь своей мечты в спорте?
– Ты должен в первую очередь понять, что ты хочешь, а затем закрепить это у себя в голове. Как сейчас, к примеру, у меня в голове цель стать чемпионом в первом тяжёлом весе. Если это удастся, то дальнейшая упорная работа приведёт тебя к этой мечте.

– Какой план был у вас на второй бой с Тарвером?
– Я стремился его нокаутировать и допустил ошибку, потому что часто, когда ты думаешь только о нокауте, можешь оказаться в нём сам. То же самое произошло и с Мэнни Пакьяо в четвёртом бою с Маркесом. Он попытался его нокаутировать, но в итоге сам оказался на полу. Это одно из золотых правил бокса – не пытаться нокаутировать соперника любой ценой. Гораздо больше шансов, что именно он тебя нокаутирует. Нужно всё время сохранять спокойствие и концентрацию.



Продолжение следует...

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Согласны ли вы с судейским решением в бою Лебедев - Гассиев?
Да
3780 (67%)
Нет
1860 (33%)
Проголосовало: 5640
Архив →