Бретт Роджерс
Текст: Александр Круглов

Роджерс: после боя с Фёдором поймал «звездняк»

Колоритный тяжеловес Бретт Роджерс рассказал о взлётах и падениях своей карьеры и пообещал классный бой в Москве.
9 июля 2014, среда. 18:00. Бокс/ММА
В этом году Бретт Роджерс уже второй раз дерётся в Москве. В марте он провёл поединок против Константина Ерохина и проиграл по очкам по итогам трёх раундов, продолжив чередовать победы и поражения. Сейчас американец вместе с Магомедов Маликовым возглавит турнир FIGHT NIGHTS «Битва 16. ГТО». Корреспондент «Чемпионата» расспросил некогда одну из главных надежд тяжёлого веса о его стремительном взлёте, бое против Фёдора Емельяненко, падении и нынешнем этапе карьеры.

— Бретт, с чего вы начали свою бойцовскую карьеру?
— Драться я привык с детства, поэтому вырос как уличный боец. Позже я увлекался тхэквондо и тренировался в гараже, где работал шиномонтажником. У меня тогда не было возможности профессионально работать в зале. В то время со мной работал Майк Рейли, с которым я и провёл свои первые профессиональные бои. Я получал кайф от всего: от боёв, драк, тренировок. Всё давалось легко.
«Когда я вырубил двукратного чемпиона UFC Андрея Орловского, вознёсся на небеса. Я думал: кто он вообще такой в сравнении со мной, если я вышиб из него дерьмо за 20 секунд?».
Я просто концентрировал своё внимание на парне, с которым мне предстояло драться, выходил и делал то, что должен был делать. Всё получалось очень легко. Я старался не просто побеждать, а сделать это быстро в первом раунде и порадовать зрителей ярким нокаутом.

— Кто вас заметил, прежде чем пригласил в крупные промоутерские компании?
— Этого парня звали Кен Павиа, и тогда он работал со многими известными бойцами и возглавлял агентство MMAagents. Мы с ним быстро нашли общий язык, и вскоре я оказался в EliteXC. Я понимал, что это уже высокий уровень, и я должен драться лучше. Но я и там продолжил выносить всех соперников.

— Что изменилось для вас, когда после локальных турниров в Миннесоте вы вышли на по-настоящему большие арены?
— Я был рад оказаться среди людей, которые действительно разбираются в спорте, потому что раньше моя подготовка не была профессиональной. Уровень организации там уже почти не отличался от того, что было в UFC. Тогда ММА стали для меня уже не увлечением, а профессией, и я стал лучше распределять своё время, а не заниматься ерундой.

— Что вы почувствовали, когда узнали, что вам предстоит бой с Фёдором Емельяненко?
— Вы даже не можете представить, как я обалдел. Я не знал тогда о нём слишком многого, но слышал, что это очень крутой боец, один из лучших в истории. Впрочем, тогда мне было на это наплевать. Я тогда говорил себе: «Старик, это бой всей твоей жизни, и ты не имеешь права обделаться. Всё, что тебе нужно, это выйти против него и делать то, что ты умеешь делать лучше всего». Конечно, это было самонадеянно и нагло с моей стороны. Перед этим я вырубил двукратного чемпиона UFC Андрея Орловского и вознёсся на небеса. Я думал, кто он вообще такой в сравнении со мной, если я вышиб из него дерьмо за 20 секунд (смеётся). Я понимал, что с Фёдором будет посложнее, но был уверен, что могу нокаутировать и его. Никто меня не мог в этом переубедить. К тому же мне было не особо чего терять. Он – легенда ММА, а я просто большой парень, который мог стать легендой, побив его.

— После первого раунда вы были довольны тем, как складывается бой?
— Да. Уже в первом раунде я сломал ему нос, затем хорошо побил в партере, но во втором раунде всё пошло по-другому. Он был очень хорош на ногах, быстро двигался и подловил меня. Но в тот момент я не вырубился, а по-прежнему находился в бою. Я старался укрыться от ударов, дать ему вымахаться и продолжить бой. Видимо, моя ошибка была в том, что я защищался слишком пассивно, и Большой Джон остановил бой. Но при этом я был в сознании и понимал то, что делаю.

— Вы уже неплохо знакомы с российскими бойцами. Кто-то из них напоминает вам Фёдора?
— Виталий Минаков. Он похож на Фёдора по работе в стойке, по движениям, также он отличный мастер самбо, но при этом он крупнее Фёдора. Он способен навести шороху в тяжёлом весе.
«Поражения от Фёдора и Оверема сбили с меня спесь окончательно и многому научили. Но в то же время после этого мне стало сложнее найти мотивацию и настроиться на бой».

— В России многие посчитали бой против Емельяненко лучшим в вашей карьере. Вы с этим согласны?
— Бой с Фёдором был однозначно лучшим. На второе место я бы поставил бой против Орловского. Также мне понравилось, как я провёл бой против Джеймса Томпсона. Это был мой первый серьёзный бой, после которого я заявил о себе.

— Есть мнение, что после боя с Фёдором вы сломались морально.
— Не совсем так. Просто я тогда слишком высоко взлетел. Звёздная болезнь меня окончательно поразила, а Алистайр Оверем опустил меня с небес на землю. Я думал: да меня не должно вообще волновать, кто такой этот Оверем. Я проиграл этому чёртову Фёдору, потому что он поймал меня, но в своих глазах я был близок к победе над ним. Поражения от Фёдора и Оверема сбили с меня спесь окончательно и многому научили. Но в то же время после этого мне стало сложнее найти мотивацию и настроиться на бой. Тренер говорил мне одно, а я не слушал его и делал другое и проигрывал бой за боем. Затем начались проблемы в семье, проблемы с менеджером и новые поражения. Если бы кто-то сказал мне: «Бретт, побей этого парня, и мы подпишем тебя в UFC!» Мне было бы проще настроиться. Сейчас мне просто нужно проанализировать всё происходящее и попробовать начать подъём на вершину заново. Я хочу вернуть себе такую же уверенность, которая была в день поединка с Емельяненко, когда я чувствовал, что мне всё по зубам. Поражения же выбивают из колеи любого бойца, и Фёдору тоже пришлось через это пройти.

— А как у вас с настроем на предстоящий бой с Маликовым?
— Полный порядок. Я слышал, что этот парень обещал меня разорвать, вот пусть и попробует сделать это в ринге. Доказывать своё превосходство надо кулаками, а не языком. Вот и я заставлю его уважать себя.

— Вы когда-нибудь вели переговоры о контракте с UFC?
— Нет, контракт в UFC мне не предлагали, но я был частью их системы, когда Zuffa купила Strikeforce. Если бы я выиграл бой у Джоша Барнетта, то затем автоматически бы перешёл в UFC.

— В России вы уже не первый раз. Какие впечатления?
— Я уже успел привыкнуть к вашей стране. Здесь меня никто не узнаёт на улицах, поэтому чувствую себя спокойно. По взглядам некоторых местных людей, я чувствую, что они думают, какого чёрта здесь делает этот здоровый чёрный парень. Впрочем, для меня главное – это настроиться на бой и показать его так, чтобы русские узнали, кто я такой. Что касается работы компании FIGHT NIGHTS и организации турниров, то мне всё нравится.

— Как вы оцените шансы Андрея Орловского на успешное возобновление карьеры в UFC?
— Мне сложно делать какие-то прогнозы, может сейчас он стал лучше держать удар. Когда я выходил против него на бой, был зверем, а после того, как его нокаутировал, его фанаты были готовы меня убить. Когда перед боем мне все говорили, зачем тебе этот бой, ты обязательно проиграешь, я только заводился.
«Я понимаю людей, которые хотят увидеть бойцов старой школы, но для большинства из них такие возвращения заканчиваются брутальными нокаутами. Конечно, я ничего не имею против Орловского, но не вижу у него шансов в бою с топами UFC».
Так и сейчас русские думают, что я проиграю Маликову, и это меня только заводит. Что касается Орловского, то его бой с Бренданом Шаубом меня не впечатлил. Если он и дальше будет так продолжать, то скоро его опять нокаутируют. Андрей, если ты хочешь снова стать лучшим, ты должен перестать бояться соперника, идти в зал и работать снова. Я понимаю людей, которые хотят увидеть бойцов старой школы, но для большинства из них такие возвращения заканчиваются брутальными нокаутами. Конечно, я ничего не имею против Андрея, но не вижу у него шансов в бою с топами UFC.

— В юности вы часто дрались на улицах. Когда стали профессиональным бойцом доводилось применять свои навыки?
— У меня были ситуации, когда хотелось поставить на место обнаглевших парней, но я понимаю, что мои кулаки – это моё оружие, и если я их применю, у меня будут серьёзные проблемы. Самое малое, что я при этом могу потерять, – это многотысячные контракты. Поэтому мне бы не хотелось драться на улице.

— Как вы относитесь к ужесточению допинг-контроля атлетическими комиссиями?
— Меня это не волнует. Я знаю, что многие бойцы балуются стероидами, но вся фармакология, которую применяю я, легальна. У меня никогда не было проблем с допинг-тестами. Вы можете даже сравнить мой тип мышц с мышцами Алистайра Оверема, до того, как его поймали на допинге. У меня они естественные, а его тело напоминало тело робота. Это видно даже невооружённым взглядом.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Согласны ли вы с судейским решением в бою Лебедев - Гассиев?
Да
3780 (67%)
Нет
1860 (33%)
Проголосовало: 5640
Архив →