Интервью с Сергеем Ковалёвым
Фото: Getty Images.
Текст: Константин Устьянцев

Ковалёв: Хопкинс вырос в гетто, а я на ЧТЗ!

Интервью с российским полутяжеловесом Сергеем Ковалёвым, который находится на пороге главного боя в своей карьере.
8 ноября 2014, суббота. 16:00. Бокс/ММА
Это интервью с российским полутяжеловесом Сергеем Ковалёвым (25-0-1, 23 КО) было записано в сентябре 2013 года. Тогда Ковалёв только завоевал титул чемпиона мира по версии WBO, нокаутировав его тогдашнего обладателя Натана Клеверли, и мыслями был далёк от того момента, когда он не только успешно защитит свой пояс, но и выйдет на объединительный поединок не с кем-нибудь, а с настоящей легендой мирового бокса — 49-летним Бернардом Хопкинсом. Темы, затронутые автором этих строк и собеседником тогда в самый разгар осени в самом центре столице Южного Урала — Челябинске, удивительным образом материализовались и стали реальностью. Ковалёв стал не только одним из самых успешных российских бойцов, продвигающих свою карьеру за океаном, но и в одночасье полюбился местной публике за свой фирменный нокаутирующий стиль.

– Сергей, прежде всего поздравляем с достижением поставленной цели. С какой мыслью проснулись утром, когда стали чемпионом мира? Ччто-то изменилось в вашем мироощущении в связи с этим?
– Ничего не поменялось. Я знал, что это рано или поздно случится, поэтому просто вздохнул с облегчением, когда этот день пришёл. А так просто спала ноша ответственности и волнение. У меня перед боем даже появились какие-то высыпания на коже из-за нервного напряжения. А спустя пару дней после боя это всё прошло. Теперь у меня мысли двигаться дальше, завоёвывать ещё титулы. Стремление и желание есть. Я добился той цели, которая не давалась мне по любителям. По определённым причинам там были свои сложности. Я с ними боролся, но в конце концов понял, что это бесполезно, так всё оно и будет. Я отчётливо помню свой любительский рекорд. Он составляет 215 боёв, из которых я выиграл 193. Но нередко рефери не поднимал мою руку не потому, что я реально был хуже соперника, а потому, что решались какие-то закулисные вопросы, в результате которых я становился жертвой судейского произвола. Но и это меня как-то по-своему закаляло, и если бы не было этого, то кто знает, может, не было бы и нынешних моих успехов. Я всегда в себя верил, поскольку выкладывался по полной и знал, что результат когда-то придёт. И сейчас наступило удовлетворение оттого, что моя мечта стать чемпионом мира сбылась. Хотя это только начало. Я мотивирован двигаться дальше, покоряя новые вершины.

«Выиграть у Клеверли, конечно, было более вероятно, а интереснее было бы побоксировать с Хопкинсом. И гонорар бы там наверняка был повыше».
– Вы были обязательным претендентом на мировой титул IBF, которым владеет американец Бернард Хопкинс, но получилось так, что выбрали бой с владельцем мирового пояса WBO валлийцем Натаном Клеверли. Почему?
– Я понимал, что буду выступать в чужих стенах и побеждать Клеверли нужно только нокаутом, никакого подсчёта очков нельзя было допускать. Но я не был уверен, что нокаутирую его, поскольку валлиец был чемпионом мира с несколькими успешными защитами титула. Я настраивал себя на то, что в этом бою у меня могут быть проблемы. Думал, что схватка окажется тяжелее, чем получилось на деле. А по поводу этого «петуха» Хопкинса – это тот «фрукт», с которым реально можно получить ценный боевой опыт. Конечно, я хотел бы с ним побоксировать, в бою с ним можно было бы многому поучиться и многое почерпнуть. Почувствовать в настоящем бою его знаменитые грязные примочки, попытаться справиться с ними. Это было бы интересно, а также я приобрету колоссальный опыт, который пригодится в моей дальнейшей карьере. Я считаю, что такому бойцу, как Хопкинс, даже не стыдно было бы и проиграть. Это легендарный боксёр, который прошёл «и Крым, и рым». Но я так просто никогда не дамся и не сдамся, и кто знает, кто выйдет победителем из этого боя. Я всегда буду драться до самого конца и только за победу. За мной стоят люди, которых я не могу подвести, а фанатов, любителей бокса, которые в меня верят, — тем более. Сейчас в Челябинске после этого боя наблюдается просто бум. Везде я на разрыв, приглашают и туда, и сюда. Это очень приятно, хоть и отвлекает меня от дел, которые тоже нужно решать. А побоксировать с Хопкинсом, конечно же, хотелось бы. Но насколько это станет реальным, будет зависеть от моих промоутеров из Main Events и телеканала HBO.

– Лично вам было бы интереснее поехать к Клеверли или всё-таки выбрать Би-Хопа?
– Ну, выиграть у Клеверли, конечно, было более вероятно, а интереснее было бы побоксировать с Хопкинсом. И гонорар бы там наверняка был повыше.

– Вернёмся к бою с Клеверли. За счёт чего удалось выцелить и потрясти проворно двигавшегося по рингу британца?
– Я понимал, что он будет стараться затянуть бой до поздних раундов и добраться до подсчёта очков. Я не мог этого допустить. Поэтому я с первого же раунда принялся вкладываться в удары. Он боксировал достаточно закрыто, и просто нужно было его как-то раскрывать. Я старался бить через блок, отбивать плечи, сбивать дыхание ударами по животу, и уже после второго раунда это начало давать результат. Это была моя тактика, которая в итоге сработала и принесла плоды.

– Не обидно было, когда в конце третьего раунда рефери действительно спас Клеверли? Что думали, сидя в углу между третьим и четвёртым раундами?
– Я уже понимал, что Клеверли плывёт, и за минуту ему нереально было восстановиться. Мне просто оставалось взорваться и добить. И я довёл незаконченное в третьем раунде дело в четвёртой трёхминутке. А то, что рефери спас британца и занёс его в угол к секундантам, — он тогда просто хотел снять с себя ответственность, чтобы там сами решили, продолжать их подопечному бой или нет. Но в принципе я его за это не осуждаю, могу даже сказать, что доволен работой рефери в этом бою. Считаю, что он не был предвзят ко мне.

– Ваш бой был показан на Первом канале, а это бренд. Попасть туда — значит, стать узнаваемым (после этого боя все поединки Сергея транслировал Первый. — Прим. «Чемпионата»). Вы уже почувствовали популярность?
– Да. Хотя меня и до этого боя узнавали на улицах, но сейчас стали узнавать гораздо больше. Когда я боксировал в любителях, меня знали, по сути, только друзья. А сейчас, бывает, ходишь по магазину, а на тебя люди смотрят по-особому – узнают, улыбаются, просят сфотографироваться. Приятно, конечно, что людям интересен бокс в моём исполнении и та работа, которой я занимаюсь. Значит, я её делаю не зря.

– Многие отмечают ваш сокрушительный удар. В чём секрет его силы?
– Нужно правильно бить, доворачивая кулак в самом конце, и фиксировать его на цели, не пролетая за неё. А во-вторых, как мы видим, падают не от одиночного моего удара, а от совокупности ударов. Я не считаю себя таким нокаутёром, который отправляет соперников на пол одиночными ударами. У меня довольно-таки крепкий удар, но от него соперники не падают. Однако несколько ударов в связке делают своё дело. Специально над силой удара я не работаю, не поднимаю какие-то большие веса. Видно же, что я не какой-то там культурист или качок. Просто у меня, видимо, достаточно тяжёлая кость, которая, наверное, тоже делает своё дело и благодаря которой мои удары сотрясают соперников. Между боями я вешу 85-88 кг и не кажусь внешне очень уж мощным парнем. Но бью довольно жёстко.
Сергей Ковалёв и Константин Устьянцев

Сергей Ковалёв и Константин Устьянцев

– Как известно, Бернард Хопкинс является выходцем из гетто. Расскажите, где выросли вы? Говорят, это был известный район с далеко не лучшей репутацией, ЧТЗ.
– Я родился в Копейске и жил там до трёх или четырёх лет. А насчёт гетто… Наверное, я не рос в таких условиях, как Хопкинс. Я вырос на ЧТЗ, Седьмой район, рядом с ледовым дворцом «Трактор». И могу сказать, что спорт наверняка отвёл меня в сторону от многого плохого. Я видел и наркотики, и криминал, и соблазны всякие были, но я понимал, что это ни к чему хорошему не приведёт. В 11 лет жизнь заставила меня повзрослеть, так как у нас в семье были финансовые проблемы и мне приходилось самостоятельно зарабатывать. Я понимал, что никто мне не даст денег пойти поиграть в компьютерном клубе или купить сладости. Мы мыли и заправляли машины, собирали и сдавали бутылки, перепродавали газеты, а затем заработанные таким образом деньги тратили на себя. И из этих денег я ещё половину умудрялся отдавать маме, помогал ей финансово. А гетто у меня, конечно, не было, хотя на улице, естественно, бывало по-всякому. Где-то били нас, а где-то били мы. Но воровством или поножовщиной я не занимался. Меня от этого увёл спорт. В 15-16 лет знакомые ребята начинали колоться, мне даже шприц в руки давали, но я понимал, что это не моё. Осознавал, что лучше мне сходить на тренировку, чем постоянно околачиваться на улице. Хотя могу сказать, что в принципе меня воспитала улица, но я вовремя ушёл в спорт. Однажды был у меня урожайный «газетный» день. Я довольный заработанным шёл домой, ел мороженое и нарвался на одну компанию местных хулиганов. Они были, так сказать, районные, нюхали клей, их все у нас боялись. Мне было лет 10, а им по 13-15. Они приставили мне нож к боку, вывернули все карманы, забрали деньги. Мне было тогда очень обидно, я не знал что делать, испугался, конечно.

– Когда последний раз доводилось посидеть «на районе» с дворовыми пацанами?
– Если честно, вот так вот посидеть, порадоваться за победу – такого нет. В своём дворе, бывает, встречаю ребят, которые там сидят, общаются, музыку слушают в машине, семечки щёлкают на лавочке. Ну, постою с ними часик-полтора. С кем ближе общались в своё время, постоишь с ним, расспросишь про его жизнь, расскажешь про свою. Но на самом деле времени постоянно не хватает. Здесь, в России, у меня жизнь какая-то всё время второпях. И правила дорожного движения частенько нарушаю, превышаю скорость. Здесь очень плотный график жизни, потому что нахожусь здесь мало и редко, накапливаются бытовые, семейные вопросы, которые нужно решать. Плюс надо и форму спортивную поддерживать. Поэтому не всем могу уделить достаточно времени.

– Какую музыку вы слушаете?
– Люблю клубную музыку, либо какую-то современную попсу могу по радио послушать. Но на концерты, в клубы, на сейшены давно не ходил. Мне жена говорит: «Давай сходим». Но опять же с таким графиком сейчас никуда нельзя выбраться. У нас из-за этого даже немножко отношения напряглись. Она жалуется, что ей не хватает моего внимания, и тому подобное. Вот сейчас хочет в Питер съездить, говорит: «Ты всё равно своими делами занимаешься, так я сама съезжу, развеюсь, давно хотела побывать там». Так что, возможно, и отправлю её в Питер. (Улыбается.)

– Расскажите, кто вас поддерживает. Говорят, что вам помогают даже лица, скажем так, криминальные?
– У меня всегда всё в порядке, я никому никогда не желаю зла. Я всегда настроен на дружескую волну. Тем более люди сами приглашали общаться ещё задолго до того, как я завоевал мировой титул. Я дружу и общаюсь с людьми из разных слоёв общества. Думаю, это не есть что-то плохое, это говорит лишь о моей открытости к любому человеку. Лишь бы не было намерений меня использовать.

– Насколько Уральский регион отметил ваши заслуги после завоевания титула? Какие-то гранты или что-то другое?
– Пока мне позвонило лишь руководство автосалона «УралБЭСТ», который занимается продажей автомобиля «Лада». Они мне сообщили, что приготовили в качестве подарка за победу над Клеверли «Ладу Калину». Меня это, конечно, взбодрило. Сейчас на ней ездит моя жена. Хочу выразить огромную благодарность владельцам этой фирмы. Они говорили, что, если я хочу, могут дать деньгами. Но я сказал, что это подарок. Не каждый день мне дарят автомобили. Это, конечно, больше женская машина, но она совершенно обновлённая, 2013 года. Довольно-таки богатая комплектация, на автомате уже. То есть самое то для жены.

– Несколько слов о вашей супруге. Вы неоднократно говорили о том, что ваши успехи — это в том числе и её большая заслуга. Она у вас диетолог?
– Она не диетолог, но вообще следит за моим питанием и подключается к этому процессу во время моей подготовки к боям. Она следит и за своим питанием, чтобы пища была здоровой, нежирной, по калориям не превышающей определённой нормы. Когда я подсушиваюсь и начинаю подгонять вес, то она специально делает акцент на белковую еду. Первое время я говорил ей, что хочу, а сейчас она уже сама это знает. Хотя есть или не есть что-то всегда решаю в итоге я. Но все мои победы я считаю нашими общими победами.

– Детей у вас пока нет. Не планируете завести их в ближайшее время (в октябре 2014 у Сергея родился сын. — Прим. «Чемпионат.com»)?
– Я уже хочу иметь детей. Буду рад ребёнку, сейчас уже планируем обзавестись потомством. Раньше не планировали, потому что, дабы содержать ребёнка, я бы, наверное, не занимался боксом. В первые три года профи-карьеры я просто не смог бы его содержать на достойном финансовом уровне. Я сам был, по сути, на содержании у моего менеджера Эгиса Климаса. Это было бы неправильно. Но теперь это вполне реально. К тому же сейчас я уже смогу себе позволить даже привезти маму из Челябинска, чтобы она помогала нянчиться жене с ребёнком. Мне уже 30 лет, и уже давно пора обзавестись потомством. Так что я сейчас уже хочу этого. Я люблю детей, при случае играюсь и нянчусь с племянниками. Но всему своё время.

– Как вы намерены строить свою карьеру дальше? Когда состоится первая защита титула, и интересно ли было бы организовать бой на территории России?
– Конечно, я хотел бы провести бой в России. Но если это будет ещё и выгодно с финансовой точки зрения, то вдвойне хотел бы здесь провести поединок. Но сейчас для меня актуальнее всё же проведение выгодного с финансовой стороны боя, где бы он ни состоялся. Хоть даже и на территории следующего соперника, мне без разницы. Я должен успеть заработать какие-то деньги, пока есть здоровье и желание и я ещё интересен публике и телеканалам. Но я с удовольствием бы провёл бой на территории России, может, даже в своём родном Челябинске. Но насколько это реально, будет опять же зависеть от моих промоутеров и телеканалов, а также от тех людей, которые, возможно, будут заинтересованы в этом. Пока владею титулом, хотелось бы решить некоторые свои финансовые проблемы и квартирный вопрос, который у меня сейчас присутствует.

«Такому бойцу, как Хопкинс, даже не стыдно было бы и проиграть. Это легендарный боксёр, который прошёл «и Крым, и рым».
– Бизнесмен Андрей Рябинский, с недавнего времени взявшийся за организацию крупных вечеров бокса на территории нашей страны, упомянул вашу фамилию в ответе на вопрос о том, кто из нынешних действующих российских бойцов ему интересен. Если вам поступит предложение выступить в рамках шоу промоутерской компании Рябинского, согласитесь?
– Мне приятно, что Рябинский упомянул в этом контексте моё имя. Если финансовая сторона меня устроит, то мой менеджер может встретиться с Рябинским и переговорить с ним по поводу организации моих боёв. Если не в этом году, то, может быть, в следующем. Возможно, они договорятся о сопромоушен. Они люди грамотные и наверняка найдут компромиссы для организации моих боёв в России. Это было бы интересно.

– Где вы собираетесь жить – в Америке или в России?
– Пока я тренируюсь и выступаю, буду жить в Америке. В плане телевидения и в плане карьеры для меня выгоднее жить за океаном. Там лучше и экология, и условия для тренировок. Но свои плюсы и минусы есть как здесь, так и там. Где я буду жить после окончания карьеры, пока не знаю. У меня и там уже появились хорошие друзья, связи. Наверное, буду периодически летать туда и обратно, живя то там, то здесь. Мне импонирует тамошний мягкий климат, можно позагорать, покупаться. Возможно, зиму я буду проводить здесь, а лето – там.

– 5 октября в Москве состоится долгожданный поединок супертяжеловесов Владимира Кличко и Александра Поветкина. Каковы шансы россиянина в этом бою?
– Сколько они уже там, четыре года этот бой никак не могут организовать. Психологически Поветкин к бою готов, а насколько он мастеровит в технико-тактическом плане, это, конечно, другой вопрос. Опыта у него не так много, как у Кличко. У последнего в два раза больше боёв, он был в тяжёлых поражениях, но смог восстановиться и стать чемпионом. Это очень закаляет бойца. У меня в любителях тоже было, когда не засуживали, а реально проигрывал. Но затем всё равно удалось встать на этот победный путь. Я считаю, что у Поветкина есть шансы и теоретически он может выиграть, но практически невозможно. Я буду очень рад, если ошибусь. Это наш русский парень – витязь, который патриотически относится к нашей стране. Желаю, конечно, ему удачи. Кличко — это просто машина, но, с другой стороны, Владимир давно уже не встречался с таким русским характером, какой есть у Саши Поветкина. Саша пойдёт ва-банк и будет делать, может, даже невозможное для себя. Потому что в экстремальных ситуациях делаешь порой даже такое, чего сам от себя не ожидал. Так что это будет интересный бой – два олимпийских чемпиона, два чемпиона мира.

– Как у вас складываются отношения с семьёй Романа Симакова (Напомним, 5 декабря Симаков проводил защиту своего чемпионского пояса WBC Asian Boxing Council в поединке против Ковалёва. Бой, рассчитанный на 12 раундов, завершился досрочно, в 7-м. После того как в шестой трёхминутке Симаков побывал в нокдауне, встреча приняла односторонний характер, однако секунданты Симакова не спешили вмешиваться в ход боя. В результате после очередной атаки Ковалёва Симаков вновь оказался в тяжёлом нокауте, после чего был экстренно доставлен в больницу, где ему была проведена трепанация черепа. Утром 8 декабря Симаков, не приходя в сознание, скончался в больнице города Екатеринбурга. — Прим. «Чемпионат.com»)?
– Лично с ними я пока не общался, но всё равно им помогу. Мы уже перечисляли родителям Романа сумму в 10 тыс. Но эти деньги прошли через промоутера Германа Титова, а потом получилось так, что вроде как Герман от себя их дал, а нам потом вернул эту сумму. Короче, непонятная там история вышла. Но, как я и раньше говорил, и сейчас подтверждаю, когда проведу бой в России, часть гонорара обязательно переведу родителям Симакова и посвящу этот бой памяти Романа. Я помню об этом своём обещании и обязательно его выполню. Просто с такими заработками, какие сейчас есть у меня, даже неудобно перечислять суммы такого небольшого размера. Я хочу перевести сразу такие деньги, чтобы семья Симакова могла на них, например, купить квартиру.

– Что можете пожелать своим болельщикам?
– Я хочу поблагодарить всех моих болельщиков за то, что они меня поддерживают, желают мне удачи и побед. Но я также могу поблагодарить и тех, кто критикует и болеет против меня. Я на это тоже обращаю внимание и благодаря им стараюсь быть лучше – исправлять свои технические и тактические ошибки. Меня это тоже где-то подстёгивает, и возникает охота доказать, что они ошибаются.

Узнать больше о Сергее Ковалёве вы можете здесь.
Бернард Хопкинс и Сергей Ковалёв

Бернард Хопкинс и Сергей Ковалёв

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 13
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Согласны ли вы с судейским решением в бою Лебедев - Гассиев?
Да
3780 (67%)
Нет
1860 (33%)
Проголосовало: 5640
Архив →