Вторая часть интервью с Александром Шлеменко
Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»
Текст: Константин Устьянцев

Шлеменко: за семью, веру, страну и свои убеждения готов умереть

Александр Шлеменко — о выводах, сделанных после поражений, поединке против Эномото и планах на будущее.
11 декабря 2014, четверг. 16:15. Бокс/ММА
ФОТОРЕПОРТАЖ. АЛЕКСАНДР ШЛЕМЕНКО В ГОСТЯХ У «ЧЕМПИОНАТА»

Александр Шлеменко (50-9) во второй части интервью рассказал о выводах, сделанных после двух поражений кряду, предстоящем поединке против Ясубея Эномото и планах на будущее. Напомним, на прошлой неделе Шлеменко стал гостем редакции «Чемпионата». Первую часть интервью с Александром вы можете прочитать здесь.

— Александр, что вы извлекли из своих последних поражений?
— Я усвоил урок, что никогда не нужно недооценивать соперника, к каждому следует относиться серьёзно и внимательно. Был один боец, который познакомился с девушкой, а она встречалась с другим парнем. Он подающий большие надежды спортсмен, непобеждённый, хороший борец, а её бывший парень бухает и дерётся в барах. Тот запугал девушку, а он пошёл с ним разбираться, но сказал: «Я тебя ушатаю, ты полиции пожалуешься, поэтому давай профессиональный бой сделаем. Выходят они драться, и этот алкаш его с одного удара отправляет в нокаут. Как это получилось? Можно сказать, что он мало боксировал, мало ещё чего-то делал, но это необъяснимо. Это жизнь. Дело не в том, что кто-то недобарывается. Отвечу всем критикам: у меня есть свой стиль, есть своя школа, я очень много взял из омской школы рукопашного боя. У нас очень сильная ударная подготовка, и мне приятно продвигать наш омский ударный стиль, а не перестраиваться и работать в борцовской манере. Во время подготовки мы уделяем достаточно много времени борьбе, но во время боя всё же делаем акцент на ударную технику. Мне будет намного приятнее, если этот стиль признают в мире, будут хотеть им заниматься, а не искать что-то другое.

«Отвечу всем критикам — у меня есть свой стиль, есть своя школа, я очень много взял с омской школы рукопашного боя».
— О чём вы думали в момент поражений от Ортиса и Хэлси?
— Я потерял титул, и это самое важное. Первая мысль была, что всё кончено. Дальше нет ничего, что теперь делать, мне было непонятно. Потом, трезво подумав, понял, что это просто этап в моей жизни, который нужно пережить. Самое главное, что он должен научить чему нужно. Из-за этого поражения я по-другому воспринял интервью Фёдора после его поражения от Вердума. Сейчас я бы так не подумал.

— Что именно?
— Что ему нужно было тренировать то-то и это. Теперь я понимаю, что Фёдор, во-первых, всё это и так знал. Всё это происходит из-за мотивации. Если её достаточно, ты можешь никак не тренироваться, и с тобой ничего не сделают. Возможности организма безграничны, а мы их используем максимум на 10 процентов. Основная масса использует меньше.
Александр Шлеменко

Александр Шлеменко

— Сейчас вас ждёт очередной поединок в Москве. Чего от него ожидаете?
— В статусе чемпиона я вряд ли бы подрался в Москве, неважно, будь это Эномото или кто-то ещё. Сейчас я рад, что дерусь в Москве. Главное, чтобы бой состоялся. Эномото — интересный для меня соперник. Он ударник, и мне хотелось бы его побить.

— На дуэли взглядов Эномото показался очень крупным по сравнению с вами.
— Мне после первых боёв в Штатах сказали, что я не средневес и должен драться в 77 кг. Тот же Хэлси в жизни весит 100-103 кг и опускается. Многие так делают, но я много не гоняю.

— Почему?
— Не знаю. Никогда не пробовал гонять больше 6 кг. Не хочу мучиться, это очень тяжело. К тому же мои ученики бьются в весе 77 кг и 70 кг, и я хотел с ними взять три пояса. Они все были бы и их, и мои, и я верю, что у нас это может получиться. Это не выглядит недостижимой целью. Андрей Корешков получил право драться за титул, несмотря на то что первый шанс дали Дейли. Саша Сарнавский тоже в шаге от титула, а мне нужно просто исправиться. В среднем весе мне хватает сил, достойно конкурировать со своими соперниками.

— Ещё недавно вы проповедовали сыроедение. Почему вы к этому пришли и что из этого вышло?
— Надоумили меня различные видео в Интернете. Я думал, что это может мне помочь набрать мышечную массу и стать в чём-то сильнее. Начал я резко есть не термически обработанную пищу, без мяса и молочных продуктов. Это только растительная пища, фрукты, орехи. В Америке с этим нет проблемы, там есть специализированные магазины. Ел бананы, батончики из злаков, но потом, вернувшись в Россию, понял, что это нереально, и начал терять в весе. Пришлось добавлять творог и другие продукты. Многие говорят, что легче быть вегетарианцем, чем сыроедом. Это длилось шесть месяцев после последней защиты и до боя с Хэлси.

«Попробовать метод сыроедения меня надоумили различные видео в Интернете. Я думал, что это может мне помочь набрать мышечную массу и стать в чём-то сильнее, но это оказалось не так».
— Когда вы поняли, что это вам не подходит?
— После поражения.

— Как это почувствовали? Если бы выиграли эти бои, остановились бы?
— Нет. Главное, что я стал больше уставать на кроссфитах. Начал ловить маяки, когда кружится голова и возникает предобморочное состояние. Многие не понимают, что если с Ортисом я заснул, то в последнем бою этого не случилось. Я попал в обморок. Помню этот момент очень хорошо. Он взял очень плотно сначала захват и хорошо перекрыл мне артерию. Потом я снял его руку, и кровь резко пошла в голову. Из-за этого питания начала кружиться голова, и я почувствовал, что он меня не душит, но у меня идут звёздочки, и я теряю сознание. Я отключился, но не заснул. Я понял, что это состояние вызвано вот этим, ещё на тренировках начал это замечать. Понятно, что дальше идти некуда, пока не проиграешь другие бои.

— После боя вы, наверное, сразу съели стейк и забыли слово сыроедение?
— Нет. Я ещё был в раздумьях. Сначала стал есть рыбу, а мясо съел, уже вернувшись в Россию. Я боялся его пробовать, думая, что будет отторжение, но, когда съел кусок, почувствовал себя только лучше.

— Какие у вас сейчас любимые блюда?
— Пельмени и шашлык.

— Свинина, баранина или курица?
— Стараюсь больше есть баранину. Она лучшего качества, так как мусульмане выращивают её для себя и реже пичкают баранов стероидами.
Александр был признан читателями «Чемпионата» лучшим российским бойцом ММА по итогам 2013 года. Спустя почти год награда нашла героя!

Александр был признан читателями «Чемпионата» лучшим российским бойцом ММА по итогам 2013 года. Спустя почти год награда нашла героя!

— Как вы познакомились со своей будущей супругой?
— Знакомы мы давно, а поженились в 2013 году. Я понял, что девушка должна быть одна и на всю жизнь, и у неё должен быть только один парень. Это важно для здоровья своего рода, как я считаю. Естественно, она меня поддерживает. Когда Русь была ведической, были ведьмы, то есть ведающие матери. Их предназначение было правильно воспитывать девушек, готовя их к замужеству. Ещё Гитлер и Геббельс заметили, что у нас было 90 процентов девственниц до 20 лет, которые попали в плен. Они поняли, что с такой нравственностью Россию не победить. В тот момент они не победили, но сейчас нравственность очень сильно упала. Это очень плохо. В старину девушек готовили к замужеству с семи лет и объясняли, что мужчину делает его женщина. За каждым успешным мужчиной стоит его жена, давая ему энергию, заряжая на успех. Плохо иметь умную жену, лучше иметь мудрую. Я рано познакомился со своей женой, ещё когда ей было 15 лет, и поспособствовал в плане воспитания и становления её. Я почувствовал, что это мой человек, и нам вместе идти по жизни.

— Она не боится смотреть бои с вашим участием?
— Нет, ей всегда это нравилось. Она даже долго ездила со мной на тренировки, ей это было интересно. Бои она любит смотреть и многих бойцов знает.

— Как она относится к тому, что вы предпочитаете не сдаваться?
— А как раньше к этому относились? У нас все мужчины были воинами. Воин погибал, потому что смерть не страшна, а страшна жизнь в неволе. Она это прекрасно понимает, знает, что у меня такой настрой. Я за семью, веру, страну и свои убеждения готов умереть. И здесь происходит то же самое. Есть даже заповедь, что у воина можно убить только тело, а дух его не убить и не сломать. Тогда это истинный воин. А если он готов сдаться, то он признаёт своё поражение. В единоборствах, и именно в ММА, мы современные воины, я так считаю.

— Сколько лет вы ещё готовы быть современным воином?
— Всю жизнь, до смерти.

— А в спортивном плане?
— Об этом не задумываюсь. У меня не очень быстро развивается карьера. Только сейчас я встал на путь набора сил и рассвета. У нас в древности воинами становились только после 30 лет. Мне как раз 30, а до этого человек чуть-чуть легкомысленный и не понимает многих моментов. В 30 лет ты по-другому смотришь на жизнь и начинаешь её понимать. Со здоровьем у меня всё нормально, рекорд неплохой, и есть узнаваемость не только в нашей стране. Я уже боец мирового уровня и имею большие цели.

— Не было ли мысли попробовать свои силы в UFC?
— Если бы я был в UFC, не стоило бы даже рассматривать возможности выступления в России. Речь не только о профессиональных, но и о любительских турнирах. Я хочу драться с сильными, UFC — сейчас самая крупная организация, но нужно знать историю. Вспомним 2000-2005 годы — самый сильный турнир был PRDIE, а UFC не годилась ему даже в подмётки. Но прошло каких-то пять лет, и всё поменялось. Я тоже замечаю моменты, которые не видны обывателю. Последний турнир Bellator прошёл с рекордными рейтингами, которых никто не скрывает. И побил он рейтинги бесплатного UFC на FOX. Неизвестно, что будет дальше. Я хочу драться с самыми сильными и буду делать всё, чтобы быть сильнейшим бойцом, но где это. У меня действующий контракт, а просто рассуждать — глупо. Вот его отработаю и посмотрю.

— Когда ожидаете следующий бой в рамках Bellator?
— В начале года (после беседы стало известно, что Шлеменко проведёт бой с Мелвином Манхуфом в феврале. — Прим. „Чемпионата). О реванше пока речи нет. Я понимаю, что проиграл за 35 секунд, и, чтобы получить право на реванш, надо показать, что ты достоин. У меня куча примеров, как у других людей развиваются карьеры. К сожалению, последние два моих боя — некрасивые поражения. Но время идёт, и, может быть, в следующем году мы будем разговаривать о совсем другом. Мы говорили с Камилом Гаджиевым, что можно выбрать модель, как у польского промоушена KSW и драться только, к примеру, FIGHT NIGHTS в России, если бы это давало ту же отдачу, что и в Польше. UFC не смог конкурировать с KSW в Польше. Я бы с удовольствием дрался в России, и мне бы не приходилось ездить в Америку и испытывать сумасшедшие перегрузки, я бы тренировался дома, а другие бойцы ездили сюда.
Александр Шлеменко, Константин Устьянцев и Андрей Корешков

Александр Шлеменко, Константин Устьянцев и Андрей Корешков

— Разъясните ситуацию в Bellator для вашего подопечного Андрея Корешкова. Почему он не бьётся за титул с Дугласом Лимой и есть ли гарантия, что его следующий бой будет за пояс?
— В профессиональном спорте всегда так было. Раньше была система Гран-при. Но её отменил Скотт Кокер, и вместе с тем ушло понятие, что никого нельзя поставить вперёд победителя Гран-при. Сам Бьорн Ребни эту систему убрал, говоря о мгновенных реваншах. Если бы Андрей не получил травму, которая привела к операции, может, он и в этом году подрался, но на данный момент для Bellator интереснее бой Лима — Дэйли, но Андрей будет драться с победителем.

— Что изменилось с приходом Скотта Кокера? Не пошли ли дела организации на спад в спортивном плане?
— Многим была понятнее система Гран-при. Это был козырь, который подчёркивали и спортсмены-американцы. Они говорили, что UFC хорошо, но в Bellator больше платят, потому что есть шанс получить больше денег, выиграв Гран-при. Сейчас мне сложно сказать, но Скотт Кокер ещё мало работает. Многие считали, что турнир Тито — Боннар будет провальным, но на самом деле он принёс только успех. Что будет дальше, посмотрим. В Bellator сейчас идут очень большие перемены. Многих увольняют, других набирают. Следующий год будет показательным. Кокер пришёл на готовое, и чтобы оценить его реформы, нужно время.

— Если бы была возможность совмещать UFC с другими мероприятиями, предпочли бы её Bellator?
— Когда мы подписывались, у нас с моим менеджером Алексеем Жернаковым была возможность работать и c UFC, и с Bellator. Но мы для себя выбрали Bellator, потому что был шанс сразу заработать больше денег и выступать дома. Это были два существенных плюса, по которым мы выбрали эту организацию.

— Топ-5 бойцов по вашей версии?
— Чтобы не было обиды, назову за исключением российских бойцов. Робби Лолер, Эктор Ломбард, Жозе Алду, Джонни Хендрикс, а первое место за заслуги отдам Дэну Хендерсону. Но ещё я бы не забывал и о Даниэле Кормье.

— В Омске в каких бытовых условиях живёте, сколько комнат в вашей квартире?
— У меня нормальная квартира — не большая и не маленькая. Живу в том же районе, где родился — на «Московке-2». Квартира у меня в новом доме, на 14-м этаже. У нас была свободная планировка. Кто сколько хочет комнат, столько и делает. В идеале я хотел бы построить дом.

— У вас подрастает дочь. В ближайшем будущем готовы ещё раз стать папой?
— Хочу стать им ещё много раз.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 25
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Согласны ли вы с судейским решением в бою Лебедев - Гассиев?
Да
3780 (67%)
Нет
1860 (33%)
Проголосовало: 5640
Архив →