Фёдор Чудинов
Фото: РИА Новости
Текст: Константин Устьянцев

Ф. Чудинов: во время гимна России мне кричали «нецензурщину»

Чемпион мира по версии WBA Фёдор Чудинов рассказал о неожиданной и знаменательной победе, обструкции немецких болельщиков и новом тренере.
14 мая 2015, четверг. 14:45. Бокс/ММА

Фоторепортаж боя Чудинов — Штурм


— Фёдор, расскажите о вашем новом тренере, почему приняли решение сменить штаб, насколько этот ход себя оправдал?
— Дело в том, что у Алексея Михайловича Галеева целая секция, в которой занимаются около 100 человек. Он не может совмещать подготовку любителей и индивидуальный подход к боксёру-профессионалу. Поэтому мы приняли решение, что Алексея Михайловича на посту тренера заменит Артур Пидуриев. Результат самой подготовки говорит сам за себя. Всё кардинально поменялось, изменились тренировки, и это оправдало себя.

— Насколько сильно на ваш настрой влиял тот факт, что бой проходил в день 70-летия Победы?
— Это было огромной ответственностью для меня, но в то же время и помогало мне в психологическом плане. Я не мог давать себе никаких послаблений и думать о том, чтобы где-то отдохнуть. В голове была одна мысль: «Проигрывать нельзя!» Нужно было продолжать работать и закидывать его ударами.

— Ваш изначальный план на бой заключался в том, чтобы измотать Штурма, дать ему вымахаться?
— Да, план был такой, чтобы провести разведку в первых раундах, понять, насколько сильно он готов, и немного размяться, а дальше задача была обыгрывать его — двигаться, уходить, менять тактику и стратегию, чтобы он не успел приспособиться к моим действиям.

— В какой момент вы почувствовали, что немец подсел?
— Примерно в седьмом-восьмом раунде, когда был незасчитанный нокдаун. Я понял, что могу завершить этот бой победой.

— Ощущали ли вы негативно настроенных болельщиков в ваш адрес накануне и во время боя?
— В момент, когда я выходил на ринг, в зале было очень сильное негативное волнение. Мне кричали нецензурные слова, показывали жесты, старались разозлить меня изо всех сил. Это делала огромная масса людей, болевших за Феликса Штурма. Они продолжали кричать и во время исполнения гимна России и даже заглушали музыку. После объявления моей победы зал замолчал, и слышно было только ликование наших людей, которые радовались победе.

— В момент оглашения судейских записок были уверены в победе или присутствовало сомнение?
— Я не на шутку занервничал, когда судья из Испании отдал победу Феликсу Штурму. Начал настраиваться на то, что и следующий судья отдаст ему предпочтение, так как бой был на его территории.

— Феликсу Штурму уже 36. Три своих последних боя он не выиграл. Считаете ли вы, что ему пора завершить спортивную карьеру?
— Несмотря на это, он по-прежнему очень крепкий и опасный соперник, но сам по себе он немного высокомерный человек. Если он избавится от этого недостатка, ему будет проще показывать хорошие бои и побеждать сильных соперников.

— Вы были явным андердогом в линии букмекерских контор перед боем. Поставив на вас, можно было выиграть сумму, помноженную на четыре. Кто-то из ваших друзей ставил на вас и делились ли они своим впечатлением с вами?
Я не мог давать себе никаких послаблений и думать о том, чтобы где-то отдохнуть. В голове была одна мысль: «Проигрывать нельзя!»
— Мне не важно, какие были ставки до боя. Никто из моих друзей не ставил, но все болели и верили в мою победу, а после поединка у меня долго разрывался телефон. А насчёт ставок замечу, что я сам человек не азартный и никому не советую подсаживаться на это дело.

— Как отпраздновали победу?
— Скушал пиццу.

— Когда последний раз могли себе это позволить?
— Я два месяца не ел сладкого, жирного и мучного. Раз в неделю давал себе небольшие послабления, но питался без излишеств, поэтому та пицца мне показалась невероятно вкусной.

— В канун 9 мая ваши друзья «Ночные волки» устроили мотопробег по Европе до Берлина. Как вы относитесь к их акции?
— Я целиком и полностью их поддерживаю, так как сам принимаю участие в их деятельности. Моя победа — часть той идеи, того дела, которым занимаются «Ночные волки».

— Какие планы на ближайшее время, сколько планируете посвятить времени отдыху и восстановлению?
— Надеюсь, что мне дадут месяц как следует восстановиться, но следующий бой у меня состоится уже 21 августа, так что долго отдыхать нет времени.

— Кого бы хотели видеть в качестве следующего соперника?
— Пока мы не обсуждали возможного соперника, но я готов встретиться с любым боксёром из числа сильнейших.

— Как смотрите на потенциальное противостояние с Геннадием Головкиным?
Я не на шутку занервничал, когда судья из Испании отдал победу Феликсу Штурму. Начал настраиваться на то, что и следующий судья отдаст ему предпочтение.
— Положительно. Я никогда не уклонялся от боёв, и если всё сложится удачно, то с радостью выйду в ринг с Геннадием. Считаю его одним из сильнейших бойцов.

— Кому посвящаете свою победу?
— Нашим ветеранам, потому что именно в такой символичный день 9 мая вся слава должна доставаться именно им. Без них не было бы этого дня. Может быть, если бы не они, мы бы сейчас говорили по-немецки. Поэтому я хочу посвятить эту победу ветеранам Великой Отечественной. Они этого заслужили.

— Как оцените недавнее поражение вашего брата Дмитрия от Юбенка-младшего?Что пошло не так и за счёт чего можно победить в реванше?
— Я уже говорил об этом вначале, что извлёк опыт из Митиного поражения и согласился на изменения в тренерском штабе и процессе подготовки. Невозможно совмещать работу в любительской секции и подготовку профессионального боксёра к серьёзному бою. Поэтому сейчас Митя будет готовиться так же, как я, а это и даст ему возможность выиграть у Юбенка в реванше. Зная Митю, я уверен, что он сделает выводы и выиграет. В том бою он был сильно истощён весогонкой и немного неправильным подходом к бою. Он был слишком любительским, что сказалось на состоянии Мити в бою. Сейчас мы изменили подход, и я думаю, что в реванше, если он будет, Митя выиграет.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 17
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Согласны ли вы с судейским решением в бою Лебедев - Гассиев?
Архив →