Интервью с Александром Шлеменко
Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»
Текст: Константин Устьянцев

Шлеменко: сейчас я чувствую себя как никогда хорошо

Александр Шлеменко — о первом ученике-чемпионе, новых подробностях в допинг-скандале и многом другом.
24 июля 2015, пятница. 14:45. Бокс/ММА
Бывший чемпион Bellator в среднем весе, один из лучших российских бойцов ММА Александр Шлеменко (51-9), который помимо всего прочего является наставником новоиспечённого чемпиона BellatorАндрея Корешкова, в интервью «Чемпионату» рассказал о проделанной работе в статусе наставника, раскрыл новые подробности допинг-скандала, а также рассказал о ближайших планах.

— Александр, прежде всего поздравляем с победой. В сложившейся непростой ситуации за вас говорят и вершат историю ваши ученики. Приятно?
— Не то слово. Я очень рад. С самого начала был уверен, что у нас всё получится, потому что мы всё сделали правильно, не нарушая никаких режимов. Чувствую удовлетворение от выполненной работы. Особенно мне приятно, потому что это мой второй ученик (первым я считаю себя), который добился цели, заполучив чемпионский пояс.

— В бою Андрей превосходил своего оппонента буквально во всех компонентах.
— Нам было несложно в этом бою, потому что похожий план мы использовали, когда я дрался с Манхуфом. Он работает со всеми ударниками. Мы знали, что самое опасное оружие Лимы — это правая рука и правая нога, лоу-кики с переводами в хай-кики и прямые удары с руки в голову. На протяжении трёх месяцев я заставлял Андрея делать эти проходы, путать соперника. Андрей не пытался его только бороть, но так получалось, когда бразилец не очень хорошо стоял на ногах. Когда стоял хорошо, Андрей бил его руками. Также мы много работали над физическими качествами, так как понимали, что бой, скорее всего, пройдёт до конца. Из-за волнения, присущего такому бою, Лиму было тяжело финишировать, поэтому мы настраивались забирать каждый раунд, и это получилось. Самое главное, что Лима хорошо работает, когда от него убегают. Задача Андрея была постоянно с ним сближаться, пробивать лоу-кики и самому его прессовать. В целом Андрей контролировал его весь бой и не давал работать.

— Во время оглашения судейских записок возникло небольшое замешательство, вылившееся в паузу. Вас это не насторожило?
— Считаю, что бой был не спорный. Андрей выиграл все раунды, поэтому у меня была уверенность. Когда объявляли долго, мелькнула мысль, но я понимал, что такого быть не может, чтобы он не выиграл. Так и получилось.

Лима хорошо работает, когда от него убегают. Задача Андрея была постоянно с ним сближаться, пробивать лоу-кики и самому его прессовать.
— Ночь после боя была бессонной?
— Такие ночи всегда проходят без сна. Мы много разговариваем, пересматриваем бой, потому что со стороны интересно посмотреть, а Андрей не видел, как он дрался. Мы разобрали, где всё получилось хорошо, а где можно было сделать ещё лучше и так же принимали поздравления и разговаривали с близкими.

— Какую оценку поставите Андрею за этот бой?
— Отлично. Он сделал всё, что мог на тот момент.

— После поединка, находясь в раздевалке, вы достаточно критично высказались в адрес некоторых болельщиков, осуздающих вашу тренерскую работу. Почему вы столько времени уделяете этим людям? Разве до сих нужно им что-то доказывать?
— Не стоит. Я совершил ошибку. Просто на эмоциях меня немного переклинило. В такой ситуации можно лишнего наговорить.

— Какие у вас с Андреем ближайшие планы? Как будущее видит Bellator?
— Пока планов нет, так как прошло мало времени. Должна пройти хотя бы неделя, чтобы была какая-то ясность с защитой пояса.

— Вы часто говорите, что пропагандируете собственный стиль, основная суть которого заключается в ударной технике. Но будет ли отличный ударник Корешков готов к новой встрече с бойцом типа Бена Аскрена?
— Главная проблема в бою с Аскреном у Андрея была психологическая. Я говорю искренне, как тренер, не пытаясь выгородить своего бойца. Сейчас Андрей очень сильно вырос и в плане возраста, и в плане техники. Мы готовы ко встрече с любым бойцом. Пока это слова, но мы дождёмся реального боя. Вряд ли это будет Аскрен, скорее это будет борец другого плана. Тогда посмотрим.
Ученик Александра Шлеменко Андрей Корешков — чемпион Bellator в полусреднем весе

Ученик Александра Шлеменко Андрей Корешков — чемпион Bellator в полусреднем весе

— Одним из ключевых тренерских аспектов является подводка своего бойца к бою, зачастую не столько в физическом, как психологическом плане. Ваши методы?
— Нужен индивидуальный подход. У каждого бойца своя психика. Если говорить об Андрее, я смотрю по ситуации. По теории спорта существует всего три состояния: лихорадка, когда человек горит, состояние боевой готовности и состояние апатии. Все эти состояния моделируются по пульсу и внешнему виду. В связи с этим каждому бойцу нужно разное количество времени на разминку. Это тоже своего рода психологическая подготовка. Андрею я обычно говорю какие-то моменты, стараюсь мотивировать, накачивать, но не перегибая палки, чтобы он не начал гореть раньше времени. К примеру говорю: «Это твой шанс, мы долго работали, объясняю моменты, про которые он не должен забыть, а минут за десять до боя говорю нужные для него слова, но я не хотел бы их раскрывать.

— Согласны ли вы с мнением, что для наставника необходимо тренерское образование?
— Да. Существуют теория или практика. Кто-то из тренеров пользуется больше практикой, кто-то предпочитает теорию. Есть мнение, что тренировать очень легко. Может быть, но показывать при этом результат очень тяжело. Тренировать может каждый, но показать результат своей работы могут не все. Большинство наших тренеров опираются на свой личный опыт, то есть на практику. Если человек имеет большой опыт, но не знает теории физиологии, медицины, психологии и анатомии, то у него нет базы. Когда я учился, изучал теорию и методику борьбы, других видов единоборств, опыт, который помог другим спортсменам добиться результата. Не обязательно быть тем же борцом или хорошим ударником, но если ты в курсе того, как работают наши мышцы, то знаешь, как правильно делать движение, которое может принести тебе успех. Существует два способа обучения людей. Можно обучать их подобно дрессировке животных, повторяя одно упражнение 10 000 раз, но это не очень хороший метод, потому что у человека есть разум. Я стараюсь как можно лучше объяснить действие через три этапа — знание, умение, навык. Первому этапу я уделяю очень много, чтобы человек сам понял, как работают его мышцы, стараюсь показать на примере. Так он освоит это быстрее, чем сделав 10 000 раз. Очень важно иметь для этого образование. Можно просто тренировать для удовольствия. Кто-то похудеет, кто-то научится бить, но этого будет мало, чтобы побеждать.

— В каком статусе сейчас пребываете вы? Учитывая туманные перспективы по скорейшему возвращению в дело, переключаетесь на тренерскую работу?
— Скажу для тех, кто в танке: я ни в коем случае не оправдываюсь и не оправдывался. Я трачу большие суммы. Комиссия мне уже предлагала, что я признаю факт употребления и смогу вернуться в бои в феврале 2016 года. Но меня это не интересует. Я не собираюсь мириться с тем, чего не делал. Вопросов нет. Если бы я употреблял, то не стал бы изображать из себя праведника. Меня задело, что я побеждал в условиях жёсткой конкуренции на своём здоровье, а меня обвиняют и говорят: „Да мы знаем, что все вы принимаете!“ Мне это очень не нравится, поэтому мы идём дальше. Прошёл месяц, как атлетическая комиссия вынесла своё решение, но письменно мы не можем его получить. Третий наш запрос остаётся без ответа, хотя они обязаны были предоставить письменное решение в течение недели. Они думают, что мы без него не можем пойти в суд, но как сказал мой адвокат, мы пойдём и без этого решения, потому что у них было очень много нарушений начиная с момента забора анализов. Эти нарушения продолжаются и сейчас.

Я продолжаю тренироваться. Я рад, что шёл не один и сразу брал себе учеников с начала своей международной карьеры. Когда у меня проблемы, ученики помогают мне и приносят радость своими победами. Думаю, и Александр Сарнавский скоро заявит о себе. Сам я не хочу завершать карьеру, потому что сейчас чувствую себя лучше, чем раньше. У меня была травма спины на протяжении длительного времени. После боя с Манхуфом мне удалось взять паузу на три месяца и пройти специальное лечение в Америке. Я стал чувствовать себя, как никогда раньше. Поэтому хочу вернуться и снова драться. В бою с Манхуфом я почувствовал, чего мне не хватало в подготовке и выступлениях и почему у меня иногда случались поражения. Сейчас я полон сил и хочу сделать новый победный рывок. Я думаю, у меня это получится. Не хочется верить, что в такой стране, как Америка, может быть такой беспредел. Тебе врут в лицо, нарушают все свои же правила, а ты нарушить их не можешь. Думаю, ещё пять месяцев, и суд всё решит.

— Может быть, так и должно быть, вы должны пройти через это испытание?
— Так всегда бывает. Может, дело в том, что я иду своей дорогой, без тренера и где-то совершаю ошибки, за которые должен вот так рассчитываться. Но здесь я не знаю, с чем это связать. Я радовался ужесточению контроля, но сейчас я этому не рад и хочу предостеречь других бойцов, которые уверены в своей чистоте и думают, что проблем не будет. Все эти комиссии существуют только для того, чтобы кому-то давать возможность что-то употреблять, а кого-то тормозить, даже если он ничего не употребляет, и доказать что-то будет очень тяжело. Есть скептики, которые умничают и учат, как себя надо вести, но до тех пор, пока сами не попадут в такую ситуацию. Почему комиссия, если считает, что действует по закону, не может предоставить решение в течение недели? Почему они меня отстраняют на три года, если лицензия только на год? Почему приписывают штраф в 10 тысяч вместо 2,5? Это действительно незаконно.

— Где, на ваш взгляд, будет выступать Фёдор Емельяненко после возвращения? Насколько вероятен вариант с Bellator?
— Отвечу искренне. Bellator ему больше подходит. С Фёдором я на эту тему не говорил, и это моё личное мнение. Главное отличие, что UFC очень сильно связывает людей контрактом. Если верить Вадиму Финкельштейну, Фёдор хочет выступать в Японии и в Америке, а для этого лучше Bellator организации не найти. Они могут спокойно разрешить Фёдору выступать в других местах и при этом заплатить столько же, сколько UFC и даже больше. Я не знаю, как проходят переговоры и о чём думает Фёдор, но если у них такие цели, то Bellator подходит лучше. Я не призываю Фёдора подписываться в Bellator, здесь тоже есть свои минусы, поэтому нужно рассматривать все предложения. Может UFC предложит Фёдору уникальный контракт, который позволит ему выступать в других местах.
Александр Шлеменко, Константин Устьянцев и Андрей Корешков

Александр Шлеменко, Константин Устьянцев и Андрей Корешков


Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 25
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Согласны ли вы с судейским решением в бою Лебедев - Гассиев?
Архив →