Интервью с Денисом Лебедевым
Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»
Текст: Константин Устьянцев

«Меня спрашивают: с кем ты дрался, с таксистом или чемпионом?»

Новоиспечённый чемпион мира по версии WBA/IBF в первом тяжёлом весе Денис Лебедев – о быстром нокауте, бое с Шуменовым и статусе абсолюта.
26 мая 2016, четверг. 16:45. Бокс/ММА
21 мая в Москве чемпион мира про версии WBA в первом тяжёлом весе россиянин Денис Лебедев нокаутировал во втором раунде аргентинца Виктора Эмилио Рамиреса и отобрал чемпионский пояс IBF. В интервью «Чемпионату» Денис разобрал прошедший бой, скептически отнёсся к бою с Бейбутом Шуменовым и обозначил планы на будущее.

— Денис, после успешно проведённых боёв, особенно после тех, которые заканчиваются яркими нокаутами, наверняка раздаются сотни звонков с поздравлениями. Какое из них наиболее дорогое для вас?
— Все поздравления одинаково дороги, но самые приятные, пожалуй, от близких людей — мамы, папы, жены. Конечно же, поздравляют дети. Они первыми выбегают в ринг, чтобы сказать тёплые слова. Это волшебные моменты.

— Вы любитель отменить успех? Как обычно проходит ваше время после окончания боя, процедуры допинг-контроля и т. д.?
— В последнее время стараюсь, чтобы всё было по-домашнему, по-семейному. Пьянки и застолья у нас не приняты. Ребят, которые поддерживают меня на соревнованиях, приезжают из Воронежа, Орла, Волгограда и Брянска, я сводил в ресторан. Кто-то выпивал, кто-то не выпивал. Моё негативное отношение к спиртному и табаку всем известно, и многие стараются не курить при мне или бросают сигарету. Ребята выпили, закусили и поехали по домам. Я отдал им дань уважения, поприсутствовал и поехал отдыхать. Уже на следующий день я поехал в больницу к маме.

— Последние свои тренировочные лагеря вы проводите в США. Насколько легко вам даётся акклиматизация после прилёта в Россию? Многие отмечают сильнейший упадок сил. Как всё происходит у вас?
— Действительно, у меня первые три дня идёт сильнейшая акклиматизация. Из тренировок я делаю только пробежку. Куда легче лететь в Штаты и там адаптироваться, а вот перелёт обратно и акклиматизация – с этим сложнее. Но это всего лишь первые дни, дальше я втягиваюсь в рабочий процесс и чувствую себя замечательно. Режим, которого я придерживаюсь, мне в этом помогает. Мой тренировочный сбор не заканчивается с прилётом в Россию, я также живу отдельно от семьи, в гостинице, и тренируюсь по строго отведённому графику подводки к бою.

— До боя с Рамиресом ожидали, что всё получится настолько легко?
— Нет. К моему небольшому удивлению Рамирес никаких сюрпризов не преподнёс. Он, как обычно, хотел драки, а я к ней оказался готов и сделал то, что тренировал два месяца в Лос-Анджелесе. Некоторые болельщики мне сказали: «Мы не поняли, с кем ты дрался? С таксистом или чемпионом мира? Я им посоветовал посмотреть бои Рамиреса с Александром Алексеевым и Олой Афолаби, чтобы понять, что это серьёзный боксёр. Кто-то считает, что против меня вышел слабый противник, потому что он перегорел. Сколько людей, столько и мнений. Рамирес не был готов мне предложить что-то, кроме своей обычной драки, а моя команда его хорошо изучила. На 95% я был уверен, что ничего нового Рамирес мне не предложит, но опасения были. В целом же всё прошло по нашему сценарию.

Некоторые болельщики мне сказали: «Мы не поняли, с кем ты дрался? С таксистом или чемпионом мира? Я им посоветовал посмотреть бои Рамиреса с Александром Алексеевым и Олой Афолаби, чтобы понять, что это серьёзный боксёр.
— Что вам говорил в углу после первого раунда Фредди Роуч?
— Он сказал, что я передней рукой работаю хорошо, и попросил добавить второй и третий удары, а не работать одиночными. Больше он ничего не успел сказать.

— Когда вы почувствовали, что потрясли соперника?
— Первый же апперкот снизу дошёл до цели. Я сразу увидел, что он потрясён, а его глаза расширены. Я понял, что этого удара он не видел и не ожидал, а я его бил в течение месяца спаррингов. Мы на этот удар и делали ставку, поэтому всё получилось так легко. Это был отточенный, подготовленный приём.

— Когда вы пошли добивать соперника, возникла немая пауза, как и при добивании Роя Джонса, когда рефери был тот же — Стив Смогер. У вас не возникло параллелей с тем поединком?
— Нет, ничего такого. Я только был удивлён, что Виктор не встал на одно колено. Я всаживал такие приличные удары, а он не хотел падать. Видел, что он в состоянии грогги, но ноги у него не подкашивались. Смогер, мне кажется, принял правильное решение, и Рамирес против него не протестовал.

— После боя успели пообщаться с соперником?
— Рамирес себя вёл достойно. Я встречал разных противников, с разным поведением. Рамирес меня поздравил и на пресс-конференции не стал оправдываться и честно признал поражение. Наверное, на его месте я бы ответил так же. Ещё перед боем я столкнулся взглядами с Рамиресом и его приближёнными. Не люблю, когда такое происходит, но что мне было делать. Я не стал отворачиваться, делать лицо кирпичом, а со всеми поздоровался за руку. Я почувствовал его крепкое рукопожатие, и тем самым он хотел показать, что намерен биться до последнего.
Лебедев наносит первое досрочное поражение в карьере Рамиресу
Фото: "Чемпионат"

Лебедев наносит первое досрочное поражение в карьере Рамиресу

— Всемирная боксёрская ассоциация постановила, что в течение 120 дней, вы будучи суперчемпионом, организации должны будете провести поединок с регулярным чемпионом казахстанцем Бейбутом Шуменовым. А победитель выходит на владельца пояса WBA (Interim) кубинца Юниера Дортикоса. Что скажете?
— Вопросов нет. Пусть назначат дату и будем готовиться. Единственная причина, по которой мне не очень хочется проводить этот бой, — он наверняка сорвётся один раз, а затем и второй. Если вы проследите карьеру Шуменова, это у него случается регулярно. Можете слово „регулярно“ выделить жирными буквами. Сейчас я нахожусь в лучшей форме, и мне эти срывы не нужны. Время играет не на моей стороне, поэтому я бы хотел провести бой с первого захода. Шуменов — неплохой боксёр, но я сильнее него.

— Вы раньше с ним не пересекались?
— Никогда. У него был подписан бой с Влодарчиком, но он так и не состоялся. Они дали Влодарчику надежду, он тренировался, а бой так и не состоялся. У меня была уверенность, что Влодарчик пройдёт Шуменова и я встречусь с поляком.

— А с кем бы лично вы хотели встретиться, не учитывая официальных раскладов?
— Я не собираюсь никому ничего доказывать. Хотел поработать с поляком Гловацким, чтобы завоевать ещё один титул (WBO). Это мой главный приоритет. Мне и публике был бы очень интересен этот бой.

Единственная причина, по которой мне не очень хочется проводить бой с Шуменовым, — он наверняка сорвётся один раз, а затем и второй. Если вы проследите карьеру Шуменова, это у него случается регулярно.
— Мечтаете ли стать абсолютным чемпионом в первом тяжёлом весе?
— А почему бы и нет.

— В таком случае у вас на пути встанет соотечественник Григорий Дрозд.
— Не думаю, что Андрей Рябинский захочет, чтобы мы дрались, да и у меня такого желания нет. Я уже вошёл в историю профессионального бокса, поэтому не должен кому-то что-то доказывать.

— Какие у вас сейчас планы?
— Я бы хотел отдохнуть, но в ближайшее время мне есть чем заняться. У меня болеет мама, и я хотел бы уделить внимание ей. Потом уделю внимание своей семье. Меня не было дома три месяца. Я чемпион мира, но такой же человек, как и все. Я несу ответственность за свою семью, а отдых будем планировать уже потом. Хотел бы съездить в Крым, в Ялту, потом в Хорватию, но всё это активный отдых. Также обещал детям и обязательно свожу их в Сибирь, в Красноярский край, где у меня много родственников и друзей и где не ступала нога человека. Я однажды общался по телефону с Русланом Проводниковым, прислал ему фотографию с охоты в Белгородской области, а он мне пишет: „У нас на охоту никуда ходить не надо. Открыл окно в избушке и стреляй“ (смеется). Вот я хочу найти такое место в Красноярском крае, чтобы там отдохнуть, а если кого-то подстрелить, то только для того чтобы съесть, а не получить удовольствие. Правильно сказать не застрелить, а добыть.

— Где будете хранить свой новый чемпионский пояс?
— Где и мой первый пояс. У нас в Чехове есть ледовый дворец „Витязь“, и любой желающий может прийти и потрогать этот пояс. Второй пояс будет храниться там же.

— Что можете пожелать болельщикам?
— Хочу пожелать людям быть добрее друг к другу, несмотря на что в мире сейчас непростая обстановка. Уважайте друг друга и относитесь к другим так, как вы хотели бы, чтобы относились к вам, помогайте. Это основа всего. Тогда мы действительно будем сильными и непобедимыми. Ну и, конечно, всем добра, здоровья и благополучия.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 38
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Согласны ли вы с судейским решением в бою Лебедев - Гассиев?
Архив →