Эдуард Хусаинов
Фото: РИА Новости
Текст: Александр Круглов

Мы должны быть одной семьёй. Какие перемены ждут российский бокс

Кандидат в президенты ФБР Эдуард Хусаинов рассказал о своей программе и заручился поддержкой тренера сборной Александра Лебзяка.
19 октября 2016, среда. 17:24. Бокс/ММА
17 ноября в Федерации бокса России (ФБР) пройдёт отчётно-выборная конференция, где будет избран новый президент организации. Главными соперниками считается протеже нынешнего руководства генерал армии Евгений Муров, которому на следующий день после выборов исполнится 71 год, и бывший руководитель ФБР Эдуард Хусаинов, который провёл пресс-конференцию, где и презентовал свою программу вместе с наиболее авторитетными сторонниками — Вячеславом Яновским и Александром Лебзяком.

Эдуард Хусаинов, экс-президент Федерации бокса России:

— Было принято решение провести конференцию 14 октября и там же уволить главного тренера Лебзяка, но на исполкоме попросили сначала
дать ему возможность представить отчёт о проделанной работе. Кроме этого, 12 октября объявили о переносе отчётно-выборной конференции. Многие делегаты уже к тому времени приехали в Москву. Такие резкие движения — неуважение к делегатам. Почему нельзя было предупредить за 10 дней? Наверное, обзванивали делегатов и поняли, что ситуация не на той стороне, на которой им хотелось.

Впервые на Олимпийских играх не было никого из руководителей. Ни президента, ни вице-президентов. Для спортсменов — это момент истины, а ребят никто не поддерживал, не сказал добрых слов. Тренеры между собой тоже не очень дружили. Больше художественные гимнастки болели за боксёров, чем сами ребята друг за друга. Атмосфера в команде не лучшая и среди тренерского состава, и среди руководителей.

В руководстве тоже нет взаимопонимания. У нас должна быть одна команда. Вы бы знали, как остро сейчас стоит проблема судейства! А ей никто не занимается. Люди не получают зарплату уже восемь месяцев. Как можно было допустить это, если вы не любите бокс? С судейством полнейший бардак. Открывались новые залы, но никакого контакта с федерацией по этому поводу не было, а должен быть плотный контакт. Последние семь лет Московская область занимает первое место по всем зачётам, но Сергея Данилова убрали, так как не нужны люди, которые говорят правду. Принципиальные решения для федерации бокса принимают всего три человека, а наша семья гораздо больше, минимум человек 20 должны участвовать в обсуждениях. Примечательно, что из этой тройки никто не занимался боксом и бокс не любит.

Меня даже никто не пригласил на исполком. Официально я не являюсь его членом и не могу принимать участие в его работе без приглашения. Мне не дали возможность присутствовать и высказать своё мнение. Мы, боксёры, сами в силах управлять боксом и принимать решения. В своё время, когда я был руководителем федерации, у нас была динамика с одной до трёх золотых медалей, были рекордные результаты и по юношам, и по юниорам, и по женщинам. Мы не намерены делить делегатов на своих и чужих и преследовать тех, кто не будет голосовать за нас. Спортсмены и регионы страдать из-за разногласий не должны. Наша цель — вернуться к тем результатам, что у нас были.

Не понимаю, почему нас просят искать тренерские кадры за рубежом. У нас потрясающие тренерские кадры, которые готовы усилить наш потенциал, поэтому я не вижу необходимости привлекать дорогостоящих иностранных специалистов. Мы намерены ставить более серьёзные
Хусаинов: Люди не получают зарплату уже восемь месяцев. Как можно было допустить это, если вы не любите бокс? С судейством полнейший бардак. Открывались новые залы, но никакого контакта с федерацией по этому поводу не было.
задачи. Я даю стопроцентную гарантию, что таких долгов по зарплате и аренде, как сегодня, не будет никогда. У меня масса бизнес-партнёров, которые с удовольствием будут участвовать в этом проекте в случае моей победы. Все вопросы будут решаться оперативно на благо российского бокса. На сегодня никто не работал ни с AIBA, ни с министерством спорта, ни с другими федерациями. Мы хотим, чтобы боксом занималось большее количество людей и результаты в спорте высших достижений были выше.

Многие говорят, что перенос выборов связан с тем, что мы впереди и выигрываем. Надо делать то, что мы должны, с чистой совестью и чистой душой. Финансы и поддержка у нас есть. Мы — одна семья, но сейчас никакой работы в международных организациях не ведётся, хотя в мою бытность президентом у нас были реальные рычаги. У нас большая и дружная команда, поэтому я верю, что здравый смысл всё-таки победит. Разговоры о смене руководства шли уже давно, но после Олимпийских игр мои близкие и друзья окончательно меня убедили выставить свою кандидатуру. Все разговоры о боксе доходили до того, что надо что-то делать. Меня убедили мои друзья, коллеги, в том числе Яновский и Лебзяк. Моим противникам было бы легче бороться со мной, если бы они не убрали Лебзяка. Я готов в случае победы на конференции сразу восстановить его в должности. Мы с Александром идём в одной команде.

Вячеслав Яновский, олимпийский чемпион:

— Полтора года назад до Олимпийских игр Александр Лебзяк назвал результат и в точности его выполнил. Его умение подводить команду к важным стартам подчёркивает, что он специалист своего дела. Исполком не имел права его увольнять, но опомнился слишком поздно. Мы в своё
Яновский: Полтора года тому назад до Олимпийских игр Александр Лебзяк назвал результат и в точности его выполнил. Его умение подводить команду к важным стартам подчёркивает, что он специалист своего дела.
время сделали великолепный результат в Пекине, но за восемь лет потеряны все международные контакты. Мы не вхожи ни в какие комитеты, нам никто не помогает. У нас нет представительства в международных организациях. Я понимаю Александра Борисовича и его срывы на Олимпиаде в такой ситуации.

В федерации надо жить, а не пытаться разобраться во всём за 15 минут. В своё время я приходил на работу к семи утра, потому что в 8.30 уже звонил Дальний Восток. Этим надо жить, а когда ты живёшь этой жизнью, получается результат. Нам нужно объединить федерацию. Люди, которые придут в бокс, постоянно должны жить этим. У нас есть стратегический план развития бокса в стране, который предусматривает честное судейство. Главное, чтобы выборы были тайными, тогда люди проголосуют честно.

Александр Лебзяк, главный тренер сборной России, олимпийский чемпион:

— На исполкоме 8 октября присутствовало пять человек из семи, что обеспечило кворум, но он был аннулирован, так как был нарушен устав. 12 октября я присутствовал. Сначала меня уволили, а потом заслушали. Я сказал всё, что думаю. Выслушали меня, главного тренера Лисицина и наши результаты признали удовлетворительными, но решения от 8 октября об увольнении оставили в силе. Во время отбора на Олимпиаду сложно было доказать свою правоту людям, не знающим бокс. Ты видишь, что они не понимают, что ты говоришь, а в выборе лучшего из двух кандидатур мы общий язык с руководством федерации так и не нашли. Мы прошли три этапа отбора: Цахкадзор, Кисловодск и Сочи.



Я подал список претендентов с резервом, но принимал решение исполком, проведя решение через министерство спорта, а меня даже не поставили перед фактом. За полтора месяца я не мог достучаться до президента. Он не отвечал на звонки и смс, поэтому мы пошли к Виталию Леонтьевичу и написали заявление. Изменить ничего мы уже не могли. Надо было вылетать в Рио. Мне уже начали навязывать, кого брать из тренерского коллектива. Последний сбор прошёл нормально, за 8 дней до старта мы прилетели в Рио, там сидели на базе в олимпийской деревни и имели отличные условия. Мы тренировались, гоняли вес, но пошла внутренняя конфронтация. Кто-то пытался собирать команду.

Лебзяк: Может, я и жёстко сказал о «туристах» и «пассажирах», но хотелось, чтобы до них дошло. Кто-то ведь может сломать руку или ногу и не поехать на другую Олимпиаду.
Может, я и жёстко сказал о «туристах» и «пассажирах», но хотелось, чтобы до них дошло. Кто-то ведь может сломать руку или ногу и не поехать на другую Олимпиаду. Мы как-то готовились к Олимпийским играм во Владивостоке, и мой тренер увидел, что у меня нет огня в глазах. За полтора дня до отлёта он мне сказал такие слова, о которых только он и я знаем. Другой бы за такие слова четвертовал, но он — мой тренер, как отец. Только после третьего боя я всё осмыслил, подошёл и извинился, а тренер сказал, что по-другому не мог меня сковырнуть. Для достижения цели все средства хороши. Если бы наше руководство приехало на Олимпийские игры, может быть, удалось бы эту ситуацию погасить. Я считаю, что правда была на моей стороне.

На выборах президента федерации я хочу поддержать Эдуарда Хусаинова, который сам был боксёром и успешно работал президентом федерации. Сейчас царит полная неразбериха с судейством. Но этот человек готов работать профессионально и обсуждать все эти вопросы, ездить на сборы, оперативно решать проблемы. В последние же годы у нас руководство само по себе, а сборная сама по себе.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 10
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
За кого вы будете болеть в поединке Денис Лебедев - Мурат Гассиев?
Архив →