Сергей Ковалёв рассказал о бое с Андре Уордом
Фото: Reuters.
Текст: Константин Устьянцев

«На кону стоит всё». Сергей Ковалёв — о главном бое жизни

Чемпион мира по версия WBA/WBO/IBF в полутяжёлом весе россиянин Сергей Ковалёв — о поединке против американца Андре Уорда.
17 ноября 2016, четверг. 10:05. Бокс/ММА
Ковалёв — Уорд. Live

19 ноября в Лас-Вегасе чемпион мира по версиям WBA (Super)/WBO/IBF в полутяжёлом весе 33-летний россиянин Сергей Ковалёв (30-0-1, 26 КО) проведёт поединок против 32-летнего американца Андре Уорда (30-0, 15 КО). Бой боксёров, не знающих поражений на профессиональном ринге, уже окрестили боем года. Победитель может не только стать лучшим в рейтинге P4P на сегодняшний день, но и вписать своё имя в историю мирового бокса. «Чемпионат» стал единственным российским СМИ, кому Ковалёв подробно рассказал о предстоящем бое.

– Сергей, отдаёте ли вы себе отчёт, что предстоящий поединок это главное событие не только в вашей спортивной, но и жизни в целом?
– Конечно, накануне этого боя я чувствую дополнительную ответственность, поскольку мой предстоящий соперник Андре Уорд является олимпийским чемпионом и непобеждённым боксёром на профи-ринге. Со времени завоевания им золотой медали на Олимпийских играх 2004 года больше никому из американской мужской сборной не удавалось стать олимпийским чемпионом по боксу. У Уорда, вроде как, в любительском боксе не
Глядя на Уорда, я бы назвал его хитрожопым. Он такой мини-бог, сам себя очень высоко превозносит.
было поражений, и на профессиональном ринге он непобедим. То есть человек не знает, что такое поражения в принципе. Для меня этот факт является и элементом волнения, и в то же время дополнительной мотивацией. Хотелось бы распечатать «нолик» в графе «поражений». Это меня подстёгивает и вызывает дополнительный интерес побоксировать с ним. Но пока, если честно, я какого-то сверхъестественного волнения по поводу приближающегося боя не испытываю.

— При этом всю серьёзность грядущего события вы ощущаете в полной мере?
— Я стараюсь ко всем своим боям относиться серьёзно, какой бы оппонент ни противостоял мне в ринге. Любой соперник, так же как и я, готовится к бою и выходит на ринг за победой. Хотя Андре Уорд — это своего рода феномен, с которым не каждый соглашается боксировать, чтобы не испортить свой послужной список. Но я такой человек, что мне нравится выходить на бои против таких опасных оппонентов. Зная, что ты пройдёшь недостаточно сильного соперника, где-то подсознательно начинаешь расслабляться, давать себе какие-то поблажки и не выкладываешься на тренировках на все 100 процентов. Перед этим же боем я тренировался, наверное, больше, чем когда-либо раньше. Мне интересно, смогу ли я пройти его, для меня это своеобразная проверка на прочность. Я не ищу лёгких путей, поэтому и принял этот вызов. Хотя на кону стоит всё, что я сейчас имею. Но это меня и мотивирует.



– Испытываете ли страх? Страх не перед соперником, а того, что вы можете потерять многое, проиграв? Даже Майк Тайсон, с которым вас сравнивают по зрелищности, признавался, что ему было страшно перед боями.
– В общем-то, по натуре своей Тайсон и был трусом. Он в своей книге пишет, что из-за страха выигрывал у своих соперников. В начале боксёрской карьеры он выходил на ринг, и, чтобы соперник ничего не успел ему сделать, сам старался сразу же его вырубить. И постепенно в него вселялась уверенность в своих силах, и, может быть, только к концу своей карьеры он стал бесстрашным. У меня такого страха нет. Я, наоборот, хочу как можно скорее выйти на ринг. Страх есть только по тому поводу, что мне стыдно проиграть. Можно сказать, что я не боюсь быть побитым, а именно опасаюсь проигрыша как такового. У меня во время выступлений на
любительском ринге было много поражений, и мне с тех пор очень неприятно это послевкусие после поражений. Именно этого чувства я боюсь гораздо больше, чем самого соперника. Соперник — такой же человек как и я: с руками, ногами, головой, глазами… Когда мне было 18-20 лет, тогда был какой-то спортивный мандраж перед боями. Но за свою карьеру я научился управлять этим предматчевым волнением. Хуже, когда этого волнения нет. У меня в любителях бывали случаи, когда я выходил на ринг чересчур самоуверенным, с недооценкой соперника, без какого-либо волнения и страха. И подчас это заканчивалось для меня печально. У меня есть такой опыт. И какой бы теперь соперник у меня ни был, никакой недооценки его я уже не допускаю, так как это может привести к плачевному результату на ринге.

– Вы уже успели пообщаться с Андре Уордом на предматчевых мероприятиях. Что вы можете сказать о нём как о человеке?
– Уорд выглядит очень уверенным в себе человеком. Видно, что он на самом деле считает себя лучшим и уверен в своей победе в предстоящем бою, хотя и говорит, что шансы 50 на 50. Но это логично. Наверное, любой, кто не проигрывал бы всю свою жизнь, так бы себя вёл. Но Андре также выглядит образованным человеком и ведёт себя корректно. Умеет красиво разговаривать, говорит правильные вещи. Мне он кажется очень опасным и непредсказуемым соперником на ринге.

— Считаете, что Андре лукавит, когда говорит, что от него прежнего предстоящем бою не останется и следа?
— Не знаю, чего ожидать от него, поэтому настраиваю себя так, чтобы быть готовым ко всему. Понимаю, что он не будет рваться меня нокаутировать, но, думаю, он будет и давить, и тянуть на себя, в общем, предпринимать всё для своей победы. Он выглядит непростым человеком и соперником. И, как говорится, чем дальше в лес, тем больше дров. Так и я, чем ближе к бою, тем больше узнаю об Уорде что-то новое. Он опасный соперник, думаю, выиграть у него будет тяжело. Но я должен решить эту задачу.


– Некоторые из ваших прежних оппонентов (Паскаль, Силлах и другие) говорили перед боем неприятные для вас слова. И это вас дополнительно мотивировало и задавало тон ваших действий против них в ринге. А здесь в ваших отношениях с Уордом наблюдается относительное спокойствие. Вам лучше, чтобы вас задевали перед боем или сохраняли такой нейтралитет, как сейчас это делает Уорд?
– Ну, Уорд тоже не сохраняет нейтралитет. Он, конечно, не оскорбляет меня, как те ребята, которых вы назвали. Но Андре тоже много говорит, правда, в другом ключе. Он не оскорбляет, но за ниточки тоже дёргает. Я это вижу, слышу и понимаю. В отличие от меня, он в последнее время даёт очень много интервью, любит поговорить о себе. Это ему так же свойственно, как и многим моим предыдущим соперникам. Я же жду боя и заявлю о себе на ринге.

→ «На сегодняшний день все факты говорят о том, что ты проститутка, кусок говна и трус». Как Сергей Ковалёв заткнул рот Адонису Стивенсону.

– Вы нередко награждаете своих соперников точно характеризующими их прозвищами. Так, Бернарда Хопкинса вы назвали «Оленёнком Бэмби», Адониса Стивенсона – «Адонисом Чикенсоном». Глядя на Андре Уорда, можете подобрать прозвище, которое бы ему подходило?
– Пока я даже не думал, какое ему прозвище можно было бы дать. Я не каждому сопернику давал прозвища. Но, глядя на Уорда, я бы назвал его хитрожопым. Он такой мини-бог, сам себя очень высоко превозносит. Его ринговое прозвище «Сын Бога» (S.O.G.). Так он сам себя называет. Как по мне, он слишком себя превозносит и ведёт себя слишком вызывающе. Хотя, в принципе, он за свои слова отвечает. Но 19 ноября кто-то должен будет заплатить в ринге за все мои тяжёлые тренировки и разлуки с семьёй.



– Расскажите о своём нынешнем тренировочном лагере.
– В принципе, всё проходит нормально, всё по плану, который я себе наметил. Не могу сказать, что я делаю в два-три раза больше, чем во время подготовительных сборов к прошлым боям. Работаю так же, как и всегда, просто стараюсь делать это всё лучше и тщательней. Разучиваю некоторые элементы в защите, атаке, контратаке. Как мне представляется в голове, посмотрев его бои, нужно работать, так и стараюсь шлифовать элементы избранной тактики к предстоящему бою. Стараюсь нарабатывать эти приёмы до автоматизма. В принципе, я сам разрабатываю тактику. У меня уже такой опыт, что вряд ли теперь уже есть тренеры, которые могли бы рассказать мне что-то новое. Есть команда, которая мне помогает. Иногда они могут мне что-то подсказать.

У меня уже такой опыт, что вряд ли теперь уже есть тренеры, которые могли бы рассказать мне что-то новое.
— С кем из бойцов работаете?
— Кроме Александра Гвоздика и Александра Усика в мой тренировочный лагерь приехал боксёр-легковес Эдуард Абзалимов, который параллельно готовится здесь к чемпионату России. И так как он более подвижный, чем мои спарринг-партнёры полутяжеловесы, мы с ним отрабатываем элементы на скорость. Я стараюсь за ним успевать, хочу для боя с быстрым и скользким Уордом поднять свои скоростные качества. Во время каждого нового тренировочного сбора я стараюсь развивать в себе что-то новое и полезное.

– Есть ли среди ваших спарринг-партнёров те, кто либо боксировал с Уордом, либо ранее бывал в его тренировочных лагерях?
– Нет, таких здесь нет. Вот на днях приехал Александр Усик – новый чемпион мира по версии WBO в первом тяжёлом весе. Постоял с ним в паре. Он левша, и у него игровой стиль бокса, так что спарринги с ним станут хорошей подготовкой к бою с Уордом. Потом постояли в паре с Александром Гвоздиком. Есть ещё неплохой местный парнишка. Всего уже спарринговал с пятью партнёрами. С такой хитрой рыбой, как Уорд, нужно быть готовым ко всему. К тому же он ещё и умеет боксировать грязно. Может ударить локтями, боднуть головой, хорошо клинчует. Поэтому к этому тоже надо быть готовым. Надеюсь, судейство в ринге будет справедливым, так как статус этого боя самый высокий – носит характер определения первого номера рейтинга P4P. Поэтому здесь всё должно быть просто идеально со стороны организаторов. Если мы выявляем сильнейшего, то никто и ничто не должно мешать нам в этом.

– В чём различия нынешнего кемпа от условий в Биг Бэр (первый этап подготовки Ковалёва традиционно проходит там. — Прим. ред.)?
– Мой лагерь – это не какая-то огороженная территория. Мы просто сняли дом на берегу океана, рядом с которым можно совершать пробежки, заниматься в тренажёрном зале, отрабатывать комбинации ударов, после чего можно покупаться, принять душ и массаж. Вообще-то, я здесь снимаю два дома, так как моя команда насчитывает восемь человек и все мы не умещаемся в одном доме. Расстояние между ними всего один километр. И вечером у нас уже идёт основная тренировка – работаю на лапах, мешках, снарядах, провожу спарринги. Вечером снова массаж, ужин и отбой. Все понимают, для чего мы здесь, все делают свою работу.



– Имеете ли вы возможность видеться с супругой и ребёнком?
– Пару раз в неделю удаётся с ними увидеться. Вот намедни ездил домой, покупался с сыном в бассейне, сходил в баню, съездили в парк погулять полчаса. Сане два года, ещё толком не разговаривает, но уже катается на электрическом квадроцикле. Многие удивляются, спрашивают: а сколько пацану лет? Я отвечаю: два года. А они: оуу. Американцы… Стараюсь проводить с ним больше времени. Он поднимает мне настроение, а также мотивирует на работу и свершения, чтобы он был всем обеспечен и чувствовал себя счастливым. Мне недалеко ехать от тренировочного лагеря до дома, 45-50 минут езды на автомобиле. Так что я довольно часто вижу семью. А вот в прошлые годы иногда приходилось вообще всё время оставаться одному в тренировочном лагере. Тяжёлая работа должна разбавляться полноценным отдыхом. У меня такой график: понедельник, вторник, среда, пятница, суббота – тренировки, а четверг и воскресенье – выходные дни.

→ Интересные факты о бое Ковалёв — Уорд.

– Говорят, что возраст ребёнка в один-два года является самым сложным периодом для родителей. Для вас же этот период выдался наиболее продуктивным в карьере. В чём секрет успеха?
– Я прошёл этот период в основном вне семьи. С ребёнком была жена Наталья, а также помогала няня. Теперь няня нам не нужна, так как ребёнок уже подрос. Но всё равно воспитанием сына в основном занимается жена. Я же провёл этот период на работе, чтобы обеспечивать семью материально, чтобы они ни в чём не нуждались. Мне, конечно, хотелось бы много времени проводить с женой и ребёнком, но в силу специфики своей работы я просто физически не могу это делать. И поэтому использую каждый момент, чтобы повидаться с ними. Наталья просится приезжать в мой тренировочный лагерь, но я их сюда не пускаю, поскольку меня ничего не должно отвлекать от работы. А по поводу второго ребёнка – да, я хочу второго ребёнка, поскольку Саньке нужен либо братик, либо сестрёнка, одному ему будет тяжело в жизни. А в идеале я бы хотел троих детей.

– Вы ещё не боксировали на арене T-Mobile. Бывали ли в ней в качестве зрителя? Она чем-то отличается от тех залов, где вы ранее проводили бои?
– Я пока видел арену T-Mobile только снаружи. Знаю лишь, что её вместимость, по-моему, 22 тысячи человек, а как она устроена внутри, я осведомлен только по фотографиям. Конечно, приятно, что мой бой будет проходить на такой арене в Лас-Вегасе и показывать его будет телеканал HBO по самой престижной системе платных трансляций PPV. Это самое большое, о чём только может мечтать профессиональный боксёр. Это мой первый бой на PPV, и для меня это является большим тестом, который я должен пройти. Это одно из испытаний, которые были в моей жизни.


Три года назад в нашей беседе вы говорили, что всё только начинается и дальше будет больше. Слово сдержали, вы достигли высшей ступени в профи-боксе.
— Время пролетело почти незаметно, и этот период был непростым и при этом крайне интересным для меня. Когда мой промоутер Кэти Дува впервые сказала мне о возможности боя с Андре Уордом, я сначала даже ухмыльнулся, мне казалось это нереальным. Но вот на носу уже 19-е число, мы выйдем с ним на ринг в Лас-Вегасе. Мечты сбываются. Сделаю всё, чтобы одержать победу.

– За бой с Уордом вы наконец заработаете первые по-настоящему большие деньги в своей карьере.
– Всё будет зависеть от количества продаж подписок на платную трансляцию боя. Цена подписки на наш бой сравнительно небольшая. Если трансляция боя Флойда Мейвезера и Мэнни Пакьяо стоила $ 100, то посмотреть мой бой с Уордом на американском ТВ можно за $ 54,95. Поэтому выручка, конечно, какая-то будет, но какая, узнаем только уже после боя. Всё будет зависеть от количества продаж трансляций по системе PPV. Самая большая арена, на которой я боксировал, вмещала 19 тысяч зрителей (бой с Бернардом Хопкинсом — Прим. ред.), а теперь зал будет рассчитан на 22 тысячи человек. Хотя вопрос, сколько я заработаю на бое с Уордом, для меня сейчас не самый важный. Если я выиграю, тогда и деньги придут. Деньги — это вознаграждение за победу, как дополнительный бонус. А если боксёр проигрывает, то и денежные перспективы потом у него будут туманные. Победы позволяют тебе зарабатывать, поднимать гонорары всё выше и выше. Поэтому цель только одна – выиграть.



– Будете ли пытаться не доводить дело до судейских записок?
– Конечно, не хотелось бы доводить дело до судейского решения. Хотя за нокаутом я не гонюсь. Но нокаутировать Уорда было бы для меня идеальным вариантом. Будем стараться выиграть, а в каком виде, посмотрим уже 19 ноября. Я готовлюсь к самым разным вариантам развития событий. Лишь надеюсь на честное судейство со стороны рефери и боковых судей. Рефери должен пресекать попытки Уорда вести грязный бой. Судейство должно быть честным и непредвзятым, мы должны быть в одинаковых условиях в ринге. А там уже от нас самих зависит, кто насколько готов, стремится к победе и заслуживает её.

Нокаутировать Уорда было бы для меня идеальным вариантом.
– Выход будет традиционным, под «Вечно молодой, вечно пьяный»?
– Думаю, да. Я представляю Россию, хоть Россия-матушка мне, кроме моего характера, ничего и не дала. Буду выходить в цветах российского триколора. Мой логотип «Крашер» также оформлен в белом, синем и красном цветах. А в остальном ближе к бою посмотрим. Есть разные мысли и идеи. Но главное – я россиянин и буду боксировать за Россию. Будет, конечно, и российский флаг в моём углу. Надеюсь, на бой прилетит много друзей из России. Многие из них уже получили визы, купили билеты на самолёты и забронировали отели в Лас-Вегасе.

– Вы сейчас на таком уровне, когда одна половина многочисленных болельщиков желает вам победы, а другая — поражения. Что можете пожелать тем и другим?
– Мне пишут много людей, желают удачи. Поэтому: «Россия вперёд!», спасибо всем за поддержку. Но имеется и много завистников, которые не желают видеть мою победу. Вообще, если вспомнить выступления в любительском боксе и начало профессиональной карьеры, то мало кто верил в меня. Поэтому прежде всего вера в себя и поддержка моей команды, семьи и друзей помогает мне двигаться вперёд и одерживать победы. Сделаю всё, чтобы выйти победителем из предстоящего боя. Всем приятного просмотра и зрелищного боя с желаемым результатом. Хочу поблагодарить всех своих фанатов за то, что они меня поддерживают, а также хочу поблагодарить и тех, кто желает мне проигрыша. Спасибо вам всем, кто за и кто против. Кто за – я с вами, постараюсь сделать всё возможное, чтобы порадовать и себя, и вас. А кто против – назло вам одержу победу.

«Чемпионат» будет вести прямую трансляцию боя Ковалёв — Уорд: http://www.championat.com/boxing/article-261132-boj-sergej-kovaljov---andre-uord-19-nojabrja-2016.html
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 92
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Согласны ли вы с судейским решением в бою Лебедев - Гассиев?
Да
3780 (67%)
Нет
1860 (33%)
Проголосовало: 5640
Архив →