Сергей Ковалёв рассказал о бое с Андре Уордом
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Текст: Константин Устьянцев

Ковалёв: я стал жертвой, но никогда не буду терпилой

Российский боксёр-полутяжеловес Сергей Ковалёв рассказал о бое с Андре Уордом, в котором он проиграл спорным судейским решением.
1 декабря 2016, четверг. 12:45. Бокс/ММА
Российский полутяжеловес Сергей Ковалёв (30-1-1, 26) уступил американцу Андре Уорду (31-0-0, 15 КО) в одном из самых ожидаемых поединков года в профессиональном боксе. По итогам 12-раундового поединка, по ходу которого Уорд побывал в нокдауне, все трое судей отдали победу американцу (114:113). Таким образом, Ковалёв занёс в свой пассив первое поражение, а вместе с ним утратил и чемпионские пояса WBA/WBO/IBF. В интервью «Чемпионату» Ковалёв делится эмоциями от главного боя в своей жизни, даёт характеристику сопернику, объясняя причины неудачи, и с оптимизмом смотрит в будущее.

— Сергей, сколько, по-вашему, вы не выиграли раундов?
– Считаю, что проиграл три, максимум четыре раунда. Я не исключал, что если пройдут все 12, то судьи отдадут бой Уорду. Когда прозвучал гонг об окончании финального раунда, то в глубине души у меня было ощущение, что я попаду под произвол судей. Так и получилось. Лучше бы Уорд принял своё поражение — мы всё равно сделали бы этот матч-реванш, который прописан в контракте. В таком случае ему бы удалось сохранить лицо перед болельщиками, он оставался бы уважаемым боксёром. А сейчас он, как мышка, радуется судейской подачке. А люди-то всё видели, и все понимают, что произошло.

Главной моей ошибкой было, наверное, то, что я «перебрал» в своей подготовке. Так усиленно готовился к этому бою, что немного перетренировался.
— Тяжело принимать вот такое поражение?
— Чувствую себя немного расстроенным из-за того, что так всё произошло. Но жизнь на этом не заканчивается. Понимаю, что есть над чем работать. В чём-то виню себя, в чём-то «помогли» судьи. Как говорится, Уорд не сможет – судья поможет. Конечно, решение судей было неправильным. Но, как говорится, что нас не ломает, делает сильнее. В контракте на бой был прописан пункт о матче-реванше, в котором я, дай бог, поработав над своими ошибками, верну свои пояса.


— Вы сказали, что отчасти вините себя. В чём же?
— Главной моей ошибкой было, наверное, то, что я «перебрал» в своей подготовке. Так усиленно готовился к этому бою, что немного перетренировался, сделал, наверное, больше, чем надо было для такого боя. Андре Уорд не показался мне каким-то супербоксёром, он обычный боксёр. И, думаю, мне не стоило так интенсивно тренироваться, чтобы его победить. Я перегрузился во время подготовки, и это сказалось на моей выносливости, меня хватило только на первую половину боя. А во второй половине я подсел из-за нахлынувшей общей усталости. Из-за этого у меня упала скорость. И только после этого у Уорда последовали какие-то небольшие успехи в некоторых моментах каждого раунда. Но в целом я считаю, что не проиграл бой. После того, что показал в нашем бою Уорд, чемпионами не становятся. Я боксировал в гостях, и Америка бы себе не простила, если бы русский парень из Челябинска выиграл у их лучшего на сегодняшний день бойца. Поэтому судьи сделали свою грязную работу чисто.



— Уорд не настолько хорош, насколько об этом говорят?
— Именно. Лично я не встретил проблем, кроме того, что мой организм подсел после шестого раунда. Как только моя скорость упала, Уорд начал что-то делать, он стал заметен в ринге. До этого момента его просто не было видно. Уорд избегал боя, держал, прижимался и бегал. И в первой половине боя я полностью владел ситуацией. Повторюсь, проиграл во второй половине максимум четыре раунда. Так чемпионами не становятся.
Я вернусь и дам ему настоящего отцовского леща.
Если ты боксируешь с действующим обладателем поясов, то должен быть на голову выше. Но он не отбоксировал даже наравне со мной. Плюс был нокдаун. Америка — это красиво, но Россия — вот где есть сила. Есть выражение I will kick your ass — у нас говорят несколько иначе. Так вот, я вернусь и дам ему настоящего отцовского леща (улыбается). Первый бой с Паскалем был намного тяжелее для меня. А здесь олимпийский чемпион, которого я даже не почувствовал… С Эгнью был бой тяжелее, чем с Уордом. Андре вообще несложный соперник.

Почему выигрыш Уорда — это беспредел

– Попадания Уорда наносили вам какой-либо урон?
– Я не почувствовал на себе ни одного его удара. Если его джебы и доставали меня иногда во второй половине боя, то они никакого урона мне не нанесли, не потрясли меня. Просто были касания, которые видели судьи и зрители. Но если, допустим, удары, которые наносил по мне в нашем первом бою канадец Жан Паскаль, я реально чувствовал, они были жёсткими, то ударов Уорда я вообще не чувствовал. Он и не бьющий, и вообще не настолько хорош, как о нём говорят. По сути, я боксировал с олимпийским чемпионом, и можно сказать, что я выиграл Олимпиаду заочно и защитил свои пояса. Но просто судейский произвол сделал свою работу. Дай бог случится матч-реванш, и в нём будет уже совсем другая схема, будем в нём его просто ломать. Я не мог подумать, что такое может случиться в профессиональном боксе, и боксировал, можно сказать, не нажимая на педаль газа. Но после 6-го раунда у меня подсела функционалка, накатила какая-то общая усталость, как будто спустили колёса на автомобиле. Такое было чувство.


— Усталость, ставшая следствием перетренированности, — вы почувствовали её непосредственно в день боя?
— Ощутил её недели за три, когда велась сгонка веса, плюс интенсивные тренировки, и я реально начал чувствовать, что устаю. В спаррингах меня хватало буквально на четыре-пять раундов, после чего я заканчивался. И в бою меня тоже хватило только на первую половину, а потом я подсел функционально.

— На что можно это списать?
— Где-то с весны с моим телом что-то произошло. Потому что то, как я провёл бой против Чилембы, было ужасно. И я списывал это на то, что приходилось оказывать много внимания друзьям, прессе, разным промо-акциям и выходных дней почти не было. Но когда я отбоксировал и бой с Уордом, понял, что что-то со мной происходит не то. Хоть я где-то и перегрузился во время тренировочного лагеря, но всё равно, по ощущениям, я был суперготов. Но эта суперподготовка, наверное, меня же и съела. Либо же вся вот эта зависть подействовала на меня как потусторонняя сила.

— Почему никто из вашего приближения не скорректировал работу? Например, ваш тренер Джон Дэвид Джексон.
— Джон же никогда не выстраивает для меня тактику на мои бои и план тренировок, он по сути просто держит мне лапы, а всю тактику выстраиваю лично я сам. Сейчас я думаю, что мне сделать и что изменить в своём тренировочном лагере. В первую очередь мне нужен тот, кто будет подсказывать мне именно по тактике и поправлять мои ошибки, видя их со стороны. Сейчас главное сделать правильные выводы, и нужно что-то менять, а начну прежде всего с самого себя. А там будет видно. Не хочу никого обвинять в том, что произошло, просто пришло время меняться.

Ковалёв — Уорд и ещё 5 громких ограблений в боксе

– Вы говорили с Уордом, когда всё закончилось?
– Мне не о чем с ним говорить. Изначально я его уважал, но он потерял моё уважение ещё перед боем – руки не подавал, ходил с высоко поднятой головой, никого не видел, никого не слышал, как божок такой себе. Так вот, на самом деле, он не сын божий, а сын судей. После боя он упал в моих глазах. Хотя раньше он говорил здравые вещи, неплохо проявлял себя в комментаторской работе и вообще за рингом. Но после боя проявилась его сучность, он показал, какой он на самом деле. Он оказался таким, как и все западные боксёры, которые о себе высокого мнения.


– Как провели ночь после боя?
– Не спалось, эмоции переполняли. Просидели в номере с друзьями, с семьёй, наверное, часов до шести утра. Просто общались, кушали, обсуждали произошедшее. Ощутил поддержку друзей. Это спорт, и порой, бывает, грязный спорт, где ты становишься жертвой. На этот раз жертвой оказался я, но я никогда не буду терпилой. У нас есть пункт о матче-реванше, в нём я заберу то, что мне принадлежит, и сделаю свою работу по-другому. Сделаю так, чтобы у судей не было никаких вопросов и шансов мне нагадить.

– Где и когда может состояться матч-реванш?
– Пока ничего не могу сказать на этот счёт. Дай бог, чтобы он вообще состоялся. Потому что есть очень большая вероятность, что этот бумажный чемпион будет бегать от повторного боя. Поживём – увидим, как будут развиваться события.



— Возвращаясь к вопросу о судьях. Насколько реально будет задействовать интернациональную бригаду судей? Соперник из США и судьи оттуда же — это, мягко говоря, перебор.
– Будем стараться, чтобы этого больше не повторилось. Раз уж мы такой результат получили, то теперь, конечно, будет сделана работа над ошибками и в этом отношении. В этот раз я вообще не вникал, кто будет судьями. Но, с другой стороны, атлетическая комиссия штата Невада сама назначает судей на поединки. Если бы мы начали вмешиваться в этот вопрос, то просто нажили бы лишних врагов, а решение всё равно осталось бы тем, которое они приняли. Поэтому спорить о судействе не было смысла. Тем более что и Кэти Дува, и Эгис Климас мне говорили, чтобы я не беспокоился на этот счёт, что всё будет по-честному. Когда же после боя мы начали об этом спрашивать, то нам сказали, что мы ничего не изменили бы в этом плане, только нажили бы врагов в комиссии штата Невада.

Я вернусь в матче-реванше и заберу свои пояса, иначе я просто не буду Сергеем Ковалёвым, если этого не сделаю.
– Уже известно количество проданных платных трансляций вашего боя по системе PPV?
– Я получил пока ещё неофициальную информацию, что бой собрал в районе 160 тысяч продаж. Считаю, это очень низкий показатель. Можно даже сказать, что это провал. Руководство HBO рассчитывало примерно на 300 тысяч купленных подписок на PPV-трансляцию нашего боя. Это, конечно, отразится и на заработанных нами за этот бой деньгах. Мы получим гарантированные гонорары, а что-то ещё сверх заработать от продаж PPV, видимо, не получится.

— Чем занимаетесь сейчас, как восстанавливаете силы?
– Я сейчас уехал с семьёй на Багамы на 10-дневный отдых. А потом будем думать, пока нет чётких планов.

– Вам есть что сказать болельщикам?
– Я хотел бы поблагодарить всех россиян и вообще всех людей с постсоветского пространства, кто за меня болел. В этом бою сильно чувствовалась поддержка болельщиков со всего мира. Я вам всем очень благодарен. Был приятно удивлён, что так много людей следят за моими выступлениями, являются фанатами моего бокса. А всем моим ненавистникам и хейтерам, как говорится, кол в одно место, чтоб они подавились своими соплями и слюнями от радости, что я проиграл. На самом деле, они меня прилично мотивируют. Мне хочется сделать то, что бы их разочаровало. Я вернусь в матче-реванше и заберу свои пояса, иначе я просто не буду Сергеем Ковалёвым, если этого не сделаю.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 71
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Согласны ли вы с судейским решением в бою Лебедев - Гассиев?
Да
3780 (67%)
Нет
1860 (33%)
Проголосовало: 5640
Архив →