Алексей Олейник
Иван Ковалёв
«Дрались без перчаток, могли бить в пах, головой в лицо и лежачего ногами»
Алексей Олейник, 40-летний тяжеловес из России, которого ожидает бой на UFC 217, вспомнил пару крутых историй из своей долгой карьеры.
Бокс/ММА / Bellator/Прочее ММА 0

Вообще, это справедливо, что сегодня Алексей Олейник один из самых популярных наших бойцов. В стране, богатой на таланты в боевых видах спорта, совсем мало атлетов настолько же весёлых и открытых для общения, как герой этого интервью. О разговоре мы договорились через одну известную соцсеть. Алексей легко пошёл на контакт.

Созвонились мы с Алексеем пару дней назад, когда он уже приехал в Нью-Йорк. 5 ноября Олейнику предстоит выходить в клетку внутри легендарной арены «Мэдисон Сквер Гарден» на UFC 217. Это уже второй номерной турнир, в котором матчмейкеры лучшей лиги мира захотели увидеть Алексея Олейника. На июльском UFC 213 наш боец эффектно «задушил» бывшего топ-контендера Трэвиса Брауна. Впереди – поединок с крепким Кёртисом Блэйдсом. Но говорили мы с Алексеем не только об этом.

– Как вам Нью-Йорк?
– Нормально. Я здесь не в первый раз.

— Где живёте?
— В гостинице напротив «Мэдисон Сквер Гарден». Арену из окна видно – метров 50-70 отсюда, наверное.

— Внутри уже были?
— Нет. Может, попозже зайду — сейчас-то какой смысл? У нас там, наверное, будет взвешивание. Так что скоро побываю.

— Сейчас как время проводите?
— Прохожу со всеми бойцами регистрацию. У нас тут своё расписание: фото- и видео-сессия, примерка формы, медобследование.

— В Нью-Йорке вы уже не первый день. До обязательных процедур UFC что делали?
— На интервью к Ариэлю Хельвани ходил. Хорошо пообщались. Видно, что парень весь в ММА. С ног до головы. У них в MMAHour (подкаст Ариэля Хельвани. — Прим. «Чемпионата») приличная студия, много ребят работает. Это на телеканале «Fox». У них там есть свой отдельчик, Ариэль в нём отвечает за единоборства и ММА.

3 титульника в UFC, 2 – в Bellator и защита Бивола: главные бои уик-энда
Олейник продолжит восхождение на трон тяжеловесов, Гарбрандт и Диллашоу выяснят отношения в клетке, а Енджейчик посягнёт на рекорд Роузи.

— Какие вопросы задавал Хельвани?
— Каких-то конкретных не вспомню. Но понравились формулировки. Человек не ангажирован по отношению ко мне или сопернику. Ну и в целом вопросы отличались от тех, что задают наши журналисты.

— А вот это интересно. И чем же?
— У нас это, как правило, «что думаешь о сопернике?», «как готовился к бою?», «почему называют удавом?» — реально процентов на 95 вопросы повторяются из года в год.

— Понятно. И всё-таки о предстоящем бое. Вам скоро драться в «Мэдисон Сквер Гарден». Не потряхивает?
— Потряхивает в любом случае. Не важно, 100 человек в зале или 10 тысяч. Не имеет значения, на какой арене дерёшься. Да хоть в клубе ночном. Мандраж присутствует перед любым боем. Главная задача – справиться с ним, использовать во благо. Чтобы страх тебя разжигал, а не сжигал.

— Страх из-за соперника или вашего рода деятельности?
— Второе. От соперника мало что зависит. Хотя бывало, что волновался именно из-за будущего оппонента?

— О ком речь?
— Перед Трэвисом Брауном было волнение, например. Соперник с именем. Знал, что это бой за место в топ-10. На поединок с Даниэлем Омельянчуком тоже сложно настраивался, помню. Но там другое. До боя с ним у меня был длительный простой. Много операций, лечение. Больше года не мог драться и тренироваться. Перерыв в плане психологии сложнее любого соперника. Полгодика не подерёшься – начинается непонятное беспокойство и даже тряска.

– От имени Кёртис Блэйдс не трясёт?
– Крепкий парень, сильный. Тёмная лошадка, многие недооценивают его. Но волнуюсь не сильнее, чем перед Брауном.

— Сейчас для вас поединки на самом высоком уровне – обычное дело. Как удалось достичь этого к 40 годам, если ещё лет пять назад мало кто поверил бы в вас в UFC?
– Плох тот солдат, который не хочет стать генералом. Если у тебя нет желания становиться лучше и сильнее, нет какого-то бойцовского честолюбия, то в UFC тебе делать нечего. Лучше дерись на каком-нибудь своём турнире. Не буду говорить название.

— Вы про наши промоушены?
— Да я просто говорю, что есть бойцы, которых устраивает статус непобедимого и великого в узких кругах бойца. Если ты хочешь стать настоящим воином, пробиваться на вершину, то есть только один путь – драться с сильнейшими, самыми известными и лучшими.

Камбэк Сен-Пьера, бой «альфа-самцов» и рекорд Роузи. 5 интриг UFC 217
5 ноября внутри «Мэдисон-сквер-гарден» во второй раз в истории появится октагон, в котором вы увидите много интересного.

— Это только в UFC и нигде больше?
— В любом рейтинге первая десятка процентов на 80 состоит из бойцов UFC. Все промоушены вместе взятые ничего не могут противопоставить самому главному в мире. Это факт. UFC – на первом месте, а второго просто нет. Есть номер один – и все остальные.

— Ну не скажите. Остальные всё же подтягиваются к UFC…
— Пока они на порядок ниже. Вот пример: к нам в Россию привозят бойца – соперника для какой-нибудь нашей звезды. Говорят: вот парень, он дрался В САМОМ UFC. И не важно, что половину боёв он там проиграл. На это не смотрит никто. Котируется такой человек всегда очень высоко. А зачастую и классный бой показывает. UFC в послужном списке – как проба на золоте.

— У вас, получается, много проб. Столько лет выступали в разных организациях.
– В моей карьере хватает уникальных деталей. Мне уже 40 лет, у меня 5 детей, бой сейчас уже 67-й будет. А ведь ещё никто не упоминает о том, что у меня 55 поединков в боевом самбо. Я неоднократный чемпион мира по этому виду, брал первенства России, Евразии, Москвы. Боевое самбо зачастую не легче, чем ММА.

— Но смешанные единоборства свободнее, не так ли?
— В ММА у меня разное бывало за 10 лет. При собственном весе в 84 килограмма выходил в «абсолютке» с мужиками по 140 килограмм. Было, дрался по очень жёстким правилам: без перчаток, без капы, можно было бить головой, лежачего ногами добивать, в пах бить. Ну и, конечно, «восьмёрки». Я чуть ли не больше всех этих «восьмёрок» выиграл – штуки три или четыре. А ещё есть один рекорд интересный – как-то за 13 месяцев я провёл 21 бой.

— Чуть меньше двух боёв в месяц — впечатляет. Расскажите немного о «восьмёрках».
— Это когда ты за один вечер в течение двух часов дерёшься три раза. Соперников, естественно, не знаешь. Кроме первого. Остальные – кто попадётся после четвертьфиналов. На подготовку – 15-20 минут. Отдышался, вышел, подрался. Так однажды за три недели в трёх «восьмёрках» подрался. Пояс KSW выиграл в это время.

— «Восьмёрки» — чистейший олдскул. Не хватает сейчас этого?
— Мне не так важно, в каком формате драться. Главное, что за бой я получу деньги. Боями я зарабатываю для себя, для семьи. Сейчас за «восьмёрку» должны, как я понимаю, больше заплатить. Я больше работаю – больше получаю.

Я осознаю, что если пойду в любую другую сферу – продавцом, менеджером или ещё кем-то, – буду начинать с низов. Буду рядовым. А тут я уже генерал.

— А вы не особо романтизируете свою профессию.
— Я дерусь профессионально уже 21 год. У меня карьера поделена на этапы. Была и романтика: изначально пошёл в бои, чтобы проверить себя и крепость духа. А потом наступил этап, когда 10 лет этим занимаешься и понимаешь, что лучше этого ничего не умеешь. Я осознаю, что если пойду в любую другую сферу – продавцом, менеджером или ещё кем-то, – буду начинать с низов. Буду рядовым. А тут я уже генерал.

— По тем, старым, временам не скучаете? Тогда больше дрались и меньше говорили.
— Я понимаю, почему так вышло. Раньше бои были только боями. Люди смотрели на драку и всё. Сегодня всё иначе и промоутеры это понимают. Хардкорным фанатам интересны бои, а остальные смотрят, как спортсмены сидят друг напротив друга и описывают на словах, кто, что и с кем в извращённой форме сделал и так далее. Вон Макгрегор с Мейвезером целый чёс со своими пресс-конференциями устроили.

— Все четыре смотрели?
— Ни одной. Видел только отрывки. Кричат друг на друга, ругаются. Один другого деньгами закидал. Смотришь – а там по одному доллару купюры. Ну, смешно же.

— Напоследок я попробую задать вам нетипичный для российского журналиста вопрос. Предположим, предстал перед вами джин и сказал: «Лёш, считай, ты победил Блэйдса, но есть одно условие. Ты должен выбрать удушающий приём, которым сделаешь это». Как бы вы это сделали?
— Хм. Обычно говорю, что мне всё равно, как побеждать. Но раз такое дело, то отвечу: «Удушение Иезекииля». Всем понравилось, когда я исполнил этот приём в бою. Его сейчас тут вообще-то многие называют «Олейник чоук». А меня наоборот – мистер Иезекииль. Это ребята из UFC. Вот только что вернулся с регистрации, а они смотрят и смеются: «О, мистер Иезекииль».

Полный кард UFC 217

Бой за титул в среднем весе: Майкл Биспинг – Жорж Сен-Пьер;
Бой за титул в легчайшем весе: Коди Гарбрандт – Ти Джей Диллашоу;
Бой за титул в весе «соломинки» (женщины): Йонна Енджейчик – Роуз Намаюнас;
Бой в полусреднем весе: Стивен Томпсон – Хорхе Масвидал;
Бой в лёгком весе: Джеймс Уик – Джозеф Даффи;
Бой в тяжёлом весе: Уолт Харрис – Марк Годбир;
Бой в полутяжёлом весе: Йен Кутелаба – Михал Олексейчук;
Бой в полусреднем весе: Микки Галл – Рэнд Браун;
Бой в тяжёлом весе: Алексей Олейник – Маркус Блэйдс;
Бой в полутяжёлом весе: Кори Андерсон – Овинс Сен-Прё;
Бой в легчайшем весе: Аймен Захаби – Рикардо Лукас Рамос.
Комментарии (0)
Партнерский контент