Эксклюзивное интервью с Алексеем Олейником
Алла Князева
«С российскими бойцами драться не буду». Удав не хочет встречаться с Волковым в октагоне
Алексей Олейник отказался от поединков с соотечественниками. Но остальным по-прежнему готов показывать, на что способен.
Бокс/ММА / UFC 0
Аудио-версия:

Алексей Олейник проведёт свой следующий бой в ночь на 21 февраля по московскому времени на турнире UFC Fight Night 185 в Лас-Вегасе (штат Невада, США). Его соперником станет 31-летний Крис Даукаус. Для 43-летнего Удава это будет 75 бой в карьере. Алексей рассказал «Чемпионату» о том, кто в ближайшее время может отобрать пояс у Миочича, о тренировках с Петром Яном и о том, во сколько обходится промоушенам тестирование на допинг.

— Мы сделали большое интервью с владельцем American Top Team Дэном Ламбертом. Когда вы уехали из России не в самые простые для вас времена, вы оказались в АТТ. Насколько важно было попасть в этот зал? Может быть, именно из-за этого так всё хорошо у вас пошло?
— У меня простых времён вообще не было. Поехали тренироваться, потому что на тот момент была нехорошая ситуация. Дело, которое мы делали несколько лет, прекратилось не по нашей инициативе. Нас подвели люди, и мы просто хотели каким-то образом изменить всё вокруг, чтобы не загоняться из-за этого, а идти дальше и делать что-то. Дело, которым я занимаюсь 20 лет – смешанные единоборства и профессиональный спорт. А ехать было, в принципе, всё равно, в какой зал, главное, чтобы он был одним из лучших в мире и чтобы в нём было всё, что мне необходимо: лучшие тренеры и лучшие спарринг-партнёры. Приехали в АТТ, и до сих пор я доволен этим залом. Всё здесь проходит так, как мы и рассчитывали.

Приехали в США с ковриками для джиу-джитсу. Сейчас АТТ – кузница чемпионов UFC
Рецепт успеха от владельца American Top Team Дэна Ламберта.

— Вы чувствуете себя «батькой» для наших ребят из России и есть ли какие-то варианты им помогать и что-то подсказывать?
— Нет, «батькой» себя не чувствую. Давно стараюсь для себя брать за правило не лезть ни к кому с помощью и советами до тех пор, пока об этом не попросят. Когда меня просят помочь каким-то советом или делом, я стараюсь помочь, если это в моих силах.

«Переименуем American Top Team в Russian TT!» Россияне — в популярнейшем зале мира
История о благородстве Омари Ахмедова и явление миру Тайрона Вудли. Владелец АТТ Дэн Ламберт срывает покровы.

— Вы сейчас поменяли менеджера и теперь работаете с Али Абдель-Азизом. Насколько изменились условия после того, как вы заключили с ним соглашение? Всё-таки это очень важный человек, который продвигает вас по промоушену.
— Естественно, это важно. Даже у чемпионов, которые, казалось бы, могли обойтись без менеджеров, они есть. Пиар, работа со спонсорами, с самим промоушеном по подбору соперников – лучше, чтобы всё это делал менеджер, если он в этом хорошо разбирается. Мой предыдущий менеджер в последнее время никаким образом не влиял на мою карьеру, не хотел участвовать в моём продвижении. Несколько раз я просил и предупреждал, что я так не могу, говорил о том, что мне нужно дальнейшее движение. Он мне всё время говорил: «Успокойся, всё нормально, будь на месте, ты уже не такой молодой» и так далее.

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

Удав задушил соперника уникальным приёмом. Боец даже не понял, что произошло. Видео
Алексей Олейник стал первым (и единственным), кто исполнил удушение Иезекииля в UFC. Повторит ли он излюбленный уникальный приём 21 февраля

Если твой менеджер тебе говорит такое, то ты понимаешь, что он в тебе не заинтересован. Мы посмотрели, кто есть вообще, изучили предложения. И я обратился к Али по той причине, что в моём понимании менеджер должен именно сражаться за своих бойцов. Не для того, чтобы заискивать перед какой-то организацией, как делал мой предыдущий менеджер – он заискивал перед организацией в угоду другим бойцам, более денежным, что ли. Но насчёт меня не беспокоился, чтобы лишний раз не тревожить промоушен и не просить для меня более выгодных условий. Али Абдель-Азиз в этом мне очень импонирует, и я доволен, что за своих ребят он старается сражаться.

— Немного переместимся из североамериканского региона в Россию. Вы создаёте очень хорошую тему – турниры «Оплот». Наверняка у вас не такие большие деньги, как у Хабиба с Eagle FC. Расскажите, какие планы на развитие вашей лиги?
— У нас нет каких-то глобальных планов, мы очень мало любим разговаривать, в отличие от других, а любим делать. Планы у нас очень простые: делать постоянно профессиональные турниры для ребят с любым рекордом. Например, в России отказываются делать бои для ребят с одним-двумя боями или вообще с нулевым рекордом. А ведь у Фёдора Емельяненко когда-то тоже было 0 боёв. У Хабиба Нурмагомедова, у Алексея Олейника когда-то было 0 боёв. И если бы в своё время нам не давали поединки, то, возможно, мы бы не дошли до какого-то уровня и не стали бы теми, кто мы сейчас.

«О, я могу заплыть». Хабиб тренируется каждый день, но в UFC возвращаться не намерен
Нурмагомедов уже сделал прибыльной лигу Eagle FC. И говорит на равных с президентом UFC.

Поэтому мы стараемся давать поединки всем ребятам. У нас дерутся и ребята, у которых 20-30 боёв в карьере, и те, у кого один бой. Мы стараемся всем давать возможность выступить. С того времени, как мы возобновили деятельность, мы провели 110 профессиональных турниров. Не так много отечественных организаций провели такое количество турниров, занесённых в Sherdog. Сейчас 111, 112 и 113 прошли, и мы работаем дальше. Пока мы не сбились со своего пути.

Насчёт денег. Первый вопрос: для чего мы это делаем? Если бы мы ставили цель зарабатывать, мы бы делали всё по-другому: больше бы говорили, добавляли красок, делали бы красивую обёртку. И делали бы всё не для бойцов, а для тех, кто захочет прийти с толстым кошельком. Поэтому мы делаем всё для спортсменов. У нас ребята выступали, выступают и будут выступать.

— Есть ли у этих ребят какие-то варианты двигаться дальше? Вы будете от этого иметь какую-то выгоду?
— У нас нет контрактной основы. Мы делаем контракт только на один бой, не привязываем ребят к себе. Мы делаем всё для них, как я уже сказал, а не для себя, не для менеджеров или компаний, которые туда хотят вложить финансы. Мы не делаем так, чтобы выигрывал какой-то конкретный контингент, привязанный к определённой группе людей. Мы делаем это для всех.

— Этот вопрос мы уже обсуждали в прошлый раз, и вам постоянно его задают. Но я не могу его обойти стороной. Вас задевает, что ваши бои в Украине не показывают?
— Не думаю, что меня это сильно задевает. Те, кто хочет увидеть бои, и так их увидят. А показывают ограниченность, злобу, нежелание гордиться тем, что человек из вашей страны вышел на такой высокий уровень, любит свою Родину – я одинаково отлично отношусь к России, Украине и Белоруссии и считаю, что моя Родина – там, где я родился. Не забываю об этом никогда, говорю об этом при любой возможности. Остальное зависит только от тех людей, которые делают ситуацию неадекватной, ничем это не обосновывая.

— Все надеялись, что два года назад всё изменится. Вы видите, что на Украине что-то поменялось?
— Честно говоря, я не думал, что что-то изменится. У меня не было каких-то чаяний, как и у моего окружения и моих знакомых в Украине. Меняются этикетки на должностных названиях – и всё. Меняются имена и фамилии, а общая линия идёт похожая. Силы, которые были, так и остались и так и воюют друг с другом. Одни силы хотят вражды между братскими народами, другие же, наоборот, сплотить их.

— Удивил ли вас в бою Александр Волков?
— Нет, не удивил. Таков и был расчёт, что, если Оверим не сделает что-то в первые минуты, то потом вряд ли у него это получится. И со временем Александр должен был только доминировать. Поэтому не было такого, чтобы я поразился, а уж тем более, чтобы рассчитывал на его поражение. Александр Волков, по моему мнению, от боя к бою становится только сильнее. Взять, например, последних боёв 15. Может быть, в двух боях не будет виден прогресс, а в остальных он очень хорошо заметен. Весовая категория, мощь, выносливость, защита от борьбы и так далее. Возраст, бойцовский интеллект и конституция тела позволяют ему расти. В принципе, он дошёл до того, о чём мы ему говорили лет 10-15 назад, в том числе и до того, что ему нужно больше мышечной массы набрать. Это огромный мощный мужик с большим весом, и очень тяжело будет кому-то что-то с ним сделать.

«Могу уже летом подраться за пояс». Волков ближе к титулу, чем мы думаем
Готовиться в США Александр отказывается наотрез. Только Москва, только родная команда!

— Можно сказать, что у него есть реальные шансы на титул?
— Пусть он проведёт ещё один-два боя. Есть топ-5, где Александр сейчас находится. Он подрался с Блэйдсом, Льюисом, не подрался с Нганну. Я думаю, эти ребята в ближайшее время будут оспаривать пояс. Шанс-то есть, и он больше, чем у многих других бойцов UFC, но ещё чуть-чуть нужно продвинуться.

Фото: Getty Images

— На ваш взгляд, кто ближайший фаворит в этой гонке? Нганну может завоевать пояс?
— Конечно, может. Он уже дрался за пояс, и бой был достаточно близким и тяжёлым. Я не думаю, что Стипе с тех пор вырос, а Нганну, возможно, поднахватал в свой арсенал мощи и техники. Поэтому Стипе Миочичу будет тяжело защитить пояс, но и Нганну будет нелегко его отобрать. А следующий уже будет, наверное, претендент. Скорее всего, победитель пары Блэйдс – Льюис будет драться с победителем пары Нганну – Миочич. А там уже и Волоков на подходе.

Волков в шаге от титульного боя после двух побед? Скажите это Фергюсону и Забиту
Похоже, разговорами о том, что Драго вот-вот будет сражаться за пояс, мы выдаём желаемое за действительное.

— А для себя вы не рассматриваете такие варианты?
— Об этом лучше спросить у меня после поединка. Возможно, в голове что-то прояснится. А пока ничего не могу сказать.

— Но вы верите, что всё пройдёт нормально? Тяжёлый будет для вас бой?
— А лёгких и не бывает.

— Вы говорили о физическом состоянии, в котором пребываете вы, Оверим и, возможно, ещё несколько больших ребят, которые были в Pride FC. Вы всегда говорили, что можно и нужно выживать исключительно за счёт правильного питания, за счёт того, чтобы не использовать какие-то левые препараты. Вы сейчас видите, что у ребят помоложе уже нет этой химии? Могут ли они, не употребляя добавок, дожить до вашего возраста и оставаться в деле?
— Невозможно сказать, всё зависит от человека. Кто-то принимает, кто-то – нет, кого-то ловят, кого-то не ловят. Просто, например, в 20 лет я должен работать 3 часа в день, чтобы быть на высшем уровне. В 30 лет я должен для этого работать уже 4-5 часов. В 40 лет это 7-8 часов, плюс нужно держать сумасшедшую диету для того, чтобы у меня были такие же результаты, как у 20-летнего после трёх часов работы. Организм меняется, всё становится тяжелее делать и, чтобы добиться того же выхлопа, необходимо гораздо больше работать. Не каждый это может выдержать.

И вот такой боец, которому 40 лет и который когда-то выступал в том же Pride, понимает, что уже просто невозможно просто так себя поддерживать и думает о том, чтобы что-то такого уколоть или съесть. Если люди борются с этим и не хотят что-то употреблять, тогда они переходят в лигу попроще либо завязывают со спортом и переходят в тренерскую или другую деятельность. Если они пытаются ещё держаться и молодиться, то у них два варианта: либо работать 8-10 часов в день, чтобы был тот же результат – а это очень тяжело, поверьте, либо что-то принимать. Тут всё зависит от характера, случая, воли человека и многих других факторов.

— ACA, AMC Fight Nights и Eagle FC – это сейчас три главные лиги в России, турниры которых транслируют на федеральных каналах. У них нет тестов на допинг. Насколько это правильно, на ваш взгляд?
— Наверное, на определённом уровне это не то чтобы правильно, но возможно. Главное, чтобы у всех всегда были равные правила. Если разрешено, то разрешено всем. А там уже от спортсмена зависит, принимать или не принимать. Мы с «Оплотом» тоже упёрлись в это, у нас нет на это финансов. Мы обратились в независимую лабораторию, нам насчитали порядка 300 долларов на допинг-тест для каждого человека. И вот представьте, на каждый турнир с участием 20 человек (десяти пар) – это 6000 долларов на каждый турнир. Не каждый захочет отдавать эти деньги просто для какой-то галочки. Это примерно, как когда на продуктах ставят пометку «organic», так же и ты сможешь сказать, что у нас такая пометка есть, на нашем турнире все чистые. Это могут позволить себе только богатые организации, которые смотрят в будущее на десятки лет вперёд.

— А потом порой ребята не могут перейти из-за этого в какие-то более солидные организации.
— С одной стороны, могут. С другой, есть примеры таких переходов, когда ребята подписываются в UFC. Я не буду называть имён. У них находили вещества, которые ещё не вывелись из организма, контракты с лигой прерывались. Либо у них по здоровью был настолько сумасшедший спад, что они проигрывали годами, по два-три боя подряд. Потому что одно дело – это быть, как говорится, на авиационном керосине, а другое – это когда ты не можешь съесть или принять ни одной лишней таблетки, ни одного спортпита, чтобы не посоветоваться с USADA.

«USADA? Не, ребят, я хочу быть здоровым». Уральский Халк закрыл вопрос с UFC
Иван Штырков признаёт, что никогда ранее так не пахал перед боем. У Маги Исмаилова будут проблемы?

— Какое впечатление на вас произвели ребята из Екатеринбурга – Пётр Ян и Денис Лаврентьев?
— Хорошее впечатление. Иногда люди говорят, что Пётр какой-то заносчивый и задирает нос. Я не буду ходить за Петром и смотреть, как он с кем-то поздоровался, например. Ко мне он очень уважительно относится. И я всегда стараюсь платить человеку его монетой. Мы очень хорошо с Петром общались, и я за это могу только ему выразить респект, как говорят американцы. То же самое могу сказать и о Денисе Лаврентьеве. Ребята хорошо и спокойно себя вели, общались и тренировались с другими ребятами, и всё проходило абсолютно без какой-либо агрессии.

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

Ян назвал бомжа Стерлингом. Стерлинг Яна — братом. Российский чемпион оконфузился?
За 3 недели до боя Алджамэйн в одну калитку выиграл в трэштоке за пределами октагона.

— Прошлым летом у Дениса было два варианта дебютировать в UFC. К сожалению, бойцы, судя по всему, просто его испугались. Сейчас он приехал исключительно с той целью, чтобы дать своему другу подготовиться и даже не рассматривает какие-то предложения. На ваш взгляд, насколько это круто – приехать, чтобы просто помочь своему близкому человеку?
— Это не круто. Это нормально. Я бы не хотел нормальные человеческие качества выдавать за что-то неординарное, за какой-то подвиг. Это норма. Если ты нормальный человек, достойный товарищ и брат, то ты это должен сделать. Безусловно, можно его похвалить, но это нормальное положение вещей. И ненормальное – сделать наоборот. Не поехать, если не предложат, если не пообещают взамен какую-то помощь, не оплатят какие-то расходы. Точно так же я много лет ездил со своими учениками и друзьями на сборы, и это было не для того, чтобы что-то мне заплатили или что-то для меня сделали. Это было именно потому, что между нами существовали нормальные человеческие отношения.

— Недавно у вас в гостях был Сергей Харитонов. Как он себя чувствует физически?
— Я не спрашивал, болит ли у него что-то, да и сам он не говорит об этом. Я разговор не заводил, чтобы не вызывать каких-то негативных эмоций. Но выглядел он нормально, улыбался, шутил. Организм молодой и здоровый, должен прийти в норму.

— А в каком настроении и состоянии сейчас пребывает Марина Мохнаткина?
— Я Марину увидел впервые в жизни, они приехали буквально на полчаса-час, попили чаю, меня с ней познакомили. Настроение у неё достаточно заряженное, она активная. Сейчас она занимается в двух местных залах – боксёрском и для ММА, смотрит и проверяет другие залы. Бой у неё, кажется, намечается через 2-3 месяца. Примерные даты она знает и, как я понял, сейчас ждёт контракт.

— Что касается ваших перспектив, видите ли такой вариант, что можете сойтись в бою с Александром Волковым за титул?
— Сойтись-то мы можем, но не хотелось бы. Так произойти может всё, что угодно. С нашими ребятами – россиянами, украинцами, молдаванами, белорусами – я буду драться только в том случае, если именно у меня не будет возможности от этого боя отказаться. И тогда уже я постараюсь к этому отнестись лишь как к профессиональному спорту.

— Просто, например, Максим Гришин и Магомед Анкалаев постоянно попадают на соотечественников.
— Я скажу, что очень сложно поставить бойца против кого-то вопреки его воле. Если боец попадает на кого-то, значит, он или его менеджер на это соглашаются. Мне предлагали такие бои. Дважды предлагали с Орловским, дважды – с Волковым, с Шамилем Абдурахимовым, с Сергеем Павловичем. Я отказывался и, как видите, пока не подрался ни с кем из них. Хотя предлагали эти поединки мне достаточно настойчиво. Но в конечном итоге, если я буду всё так же отказываться, мне могут поставить ультиматум. А вот американцы дерутся друг с другом, не думая ни о чём.

— Гран-при в полутяжёлом весе Bellator с участием чемпиона Вадима Немкова и таких бойцов, как Ромеро, Мачида, Бэйдер – это уровень over the top?
— Ну, во-первых, этих ребят убрали из UFC. Они не пришли сюда, снеся всех, и ушли. Скорее, было наоборот: где-то у них случился затык. Поэтому я бы не назвал это over the top. Вадима Немкова я очень уважаю, хоть и не встречался с ним лично. Хороший парень, скромный, работящий. Ромеро и Мачида – легенды своего веса, очень крутые ребята. Остальные тоже хороши, но не over the top. Все или почти все из них дрались с ребятами с громкими именами, с чемпионами, но пройти их не смогли. Соответственно, уровень топов и чемпионов UFC сейчас гораздо выше, раз их убрали. Не over the top – просто топ. В любом случае все понимают, что Bellator – это высшая вторая лига. Если взять мировые рейтинги, то в первых пятёрках очень мало будет бойцов не из UFC. И я это говорю, объективно глядя на ситуацию, а не из-за того, что я сам нахожусь в этом промоушене.

В UFC о таком и не мечтают? Bellator приготовил топ-турнир с участием легенд
Даже Дана Уайт должен признать, что полутяжёлый вес его лиги позади.

— На кону в этом Гран-при будет миллион долларов. Как вы считаете, у Немкова есть шанс забрать эти деньги? И ждёте ли вы Вадима с этим миллионом долларов затем в UFC?
— Я не жду его с миллионом долларов в UFC, я ему желаю победы в этом Гран-при. Он входит в тройку сильнейших в этом Гран-при. Но другие ребята будут сильными и очень опасными. Например, Ромеро очень крутой, я к нему очень уважительно отношусь, он – воин до мозга костей, очень опытный, сверхвзрывной и сверхсильный, очень непростой парень.

Комментарии (0)
Рекомендуем вам
Партнерский контент
Рекомендуем вам