Емельяненко: официальный бой – это всегда тяжело
Фото: Официальный сайт Фёдора Емельяненко
Текст: Константин Устьянцев

Емельяненко: официальный бой – это всегда тяжело

Абсолютный чемпион мира по смешанным единоборствам Фёдор Емельяненко поведал о тренировках, бое с Роджерсом и психологии чемпиона, которая позволяет ему оставаться лучшим бойцом в мире.
4 ноября 2009, среда. 14:00. Бокс/ММА
7 ноября. Чикаго (США). Арена Sears Centre, совместный турнир M-1 Global и Strikeforce

Фёдор Емельяненко (30-1-0) – Бретт Роджерс (10-0-0).

— Фёдор, вы неоднократно говорили, что у вас нет плана на грядущий поединок. С чем это связано и как часто вы проводите поединки, не прибегая к созданию тактического плана?
— Я и моя команда в постоянном поиске, мы стараемся совершенствоваться с каждой тренировкой, ищем варианты, придумываем тактические схемы. Были бои, к которым мы специально готовились, но никогда не зацикливались на одной тактике. Ни разу мы не делали акцент на какой-то один технический элемент, может быть, поэтому я являюсь достаточно непредсказуемым для своих соперников, так как работаю во всех направлениях, и слава богу, пока мне удаётся побеждать разными способами.

— Получается, что к бою с Роджерсом специальная подготовка не нужна?
— Готовясь к тому или иному бою, просматривая соперника, мы учитываем его технику, сильные и слабые его стороны. Соответственно, делаем выводы и строим свои тренировки по чётко выработанному плану.

— Не опасаетесь ли вы, что девятимесячная пауза в боях может отрицательно сказаться на ваших кондициях?
— Честно, не думаю об этом. В моей карьере уже были длительные перерывы. В 2003 году у меня был перелом пальца, который в процессе неправильно сросся. Со временем палец начал беспокоить, и было принято решение провести операцию.

— Вы служили в армии. С каким чувством вспоминаете армейские годы?
— Очень рад, что мне удалось отслужить в армии. Это был большой жизненный опыт для меня. Уходил я 18-летним мальчишкой, а вернулся уже возмужалым мужчиной. В те годы я уже тщательно тренировался, поэтому без проблем смог перестроиться на армейский быт. Спорт закаляет, и те ребята, кто собирается идти служить, обязаны заниматься тем или иным видом спорта.

— Продолжали ли проводить тренировки во время службы?
— Да, я продолжал заниматься, насколько это было возможно. Ходил в спортзал, ворочал штанги, другой возможности поддержать свою физическую форму у меня не было.

— Наверняка и в армии к вам было уважительное отношение, ведь сильных людей уважают везде.
Выходя в ринг, я стараюсь не вызывать у себя какие-либо эмоции, мне необходимо, чтобы моя голова была ясная, чтобы увидеть момент и использовать его.
— Не сказал бы, что в то время я был очень сильным (улыбается). В армии всё-таки несколько иные законы, и я уважал эти законы и тех людей, которые учили меня чему-то. Меня, например, ценили не за то, что я был спортсменом, сослуживцы относились ко мне хорошо за человеческие качества.

— Вы выглядите добродушным человеком, это часто обманывает людей вокруг вас? Всё-таки у бойца должна быть некая агрессивная жилка, которая позволяет ему быть беспощадным по отношению к своим соперникам.
— Знаете, на ринге у меня нет ни злости, ни отвращения к сопернику. Я считаю, что агрессия – это не то качество, которое должно быть присуще спортсмену. Выходя в ринг, я стараюсь не вызывать у себя какие-либо эмоции, мне необходимо, чтобы моя голова была ясная, чтобы увидеть момент и использовать его.

— Другими словами, никаких эмоций, просто чистый расчёт, математика?
— Нет, не думаю, что это математика, но что-то есть от этого. Много лет тренировок, так будет правильнее сказать.

— В ринг уже хочется?
— В ринг? (Смеётся.) Я каждый день в ринге бываю. Другое дело выход в ринг на официальный бой. Это всегда тяжело, это огромный стресс и большие переживания. Но я люблю это дело, несмотря на все сопутствующие трудности.

— Сколько вы ещё готовы сдерживать тяжесть официальных боёв, уже определили какую-то меру для себя?
— Нет, не определил. Может быть, моё время придёт завтра, а может, Господь позволит мне выступать ещё какое-то время. Хотелось бы, конечно проводить бои как можно дольше.

— Многие успешные спортсмены, которые готовятся оставить спорт, испытывают определённые трудности с дальнейшим трудоустройством. Кто-то испытывает страх к будущему, а как вы смотрите на жизнь после спорта, испытываете ли вы чувство страха, размышляя о жизни без профессионального спорта?
— У меня страха нет абсолютно. Я уповаю на волю Божью. Думаю, Господь устроит так, как будет лучше для меня. Когда завершу спортивную карьеру, всё равно останусь в спорте, перейду на тренерскую работу. Без работы я не останусь.

— Может быть, пойти в телохранители?
— Это тоже работа, но я не думаю, что я стану телохранителем (улыбается).

— Как у зрителя и болельщика у вас наверняка есть любимые виды спорта помимо смешанных единоборств?
— Я слежу за нашими боксёрами. Меня связывает дружба с Александром Поветкиным, Денисом Лебедевым. Переживаю и болею за этих ребят.

Когда завершу спортивную карьеру, всё равно останусь в спорте, перейду на тренерскую работу.
— В преддверии боксёрского поединка между россиянином Николаем Валуевым и британцем Дэвидом Хэем хотелось бы узнать ваше мнение по поводу этого боя.
— Не делаю никогда прогнозов. Будем болеть за Колю, конечно. Мы недавно встречались, общались, Николай очень добрый, хороший человек, я желаю ему всяческих успехов.

— Мне вспоминается строчка из романа "Мастер и Маргарита": "Что бы делало твоё добро, если бы не существовало зла?" Вокруг вас одни победы, скажите, вам не скучно?
— Я всегда готов к поражению. Выходя на бой, я не рассчитываю на победу, но рассчитываю на то, что, возможно, я стану победителем.

Напомним, что наш сайт открыл подраздел о смешанных единоборствах, из которого вы ежедневно сможете черпать самую свежую и актуальную информацию из мира MMA.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Согласны ли вы с судейским решением в бою Лебедев - Гассиев?
Архив →