Предтеча Пакьяо
Текст: Вадим Жук

Предтеча Пакьяо

Сегодня в рубрике "Лица" мы расскажем о первом в истории профессионального бокса чемпионе мира из Азии – филиппинце Панчо Вилье.
16 августа 2010, понедельник. 12:40. Бокс/ММА
Сейчас уже можно говорить, что достижения нынешнего лидера мирового P4P Мэнни Пакьяо, который завоёвывал мировые чемпионские титулы в пяти весовых категориях, сделали его лучшим филиппинским, а, возможно, и азиатским боксёром в истории. Великолепного Пакмэна любят миллионы любителей кулачного искусства по всему миру, ну а у себя на родине Мэнни уже давно стал поистине культовой фигурой, идолом, почитаемым всем населением этой, расположенной на множестве больших и маленьких островов, страны. Но если Пакьяо является национальным героем современности, то среди исторических фигур бокса этого крупного азиатского государства особое место занимает Панчо Вилья – боец, выступавший на ринге в конце 10-х – первой половине 20-х годов прошлого века.

Справка "Чемпионат.ру"

Панчо Вилья (Франциско Гуильедо) (92–8–4, 24 КО)

Родился 1 августа 1901 года – умер 14 июля 1925 года.

Достижения: Один из лучших боксёров наилегчайшего веса в истории. Чемпион мира в наилегчайшем весе (1923-1925). Член Международного Зала славы бокса (IBHOF) с 1994 года, член Мирового Зала славы бокса (WBHOF) с 1986 года.

Статистика мировых чемпионских боёв: 4-0-0, 1 КО
Именно Панчо Вилье (настоящие имя и фамилия Франциско Гуильедо) суждено было стать подлинным первопроходцем не только среди филиппинских, но и всех азиатских профи-боксёров. Этот яркий и харизматичный боец наилегчайшего веса сумел стать первым среди азиатов чемпионом мира в профессиональном боксе. Панчо Вилью роднит с Пакьяо не только национальность, но и чисто боксёрские заслуги. Мэнни тоже начал своё мировое признание с чемпионства в весе flyweight (до 112 фунтов или 50,802 кг) и так же, как и Вилья, приобрёл огромную популярность в мекке бокса – Америке. Мало того, эти два филиппинских бойца, выступления которых в ринге разделяет почти столетие, несколько схожи и внешне. Кроме того, по характеру Вилья тоже несколько напоминал Пакьяо. В жизни Панчо всегда выделялся вежливостью, улыбчивостью, миролюбием и даже кротостью, в то же время на ринге, как и Мэнни, Вилья напоминал ураган, сносящий с ног своих соперников.

Франциско Гуильедо родился 1 августа 1901 года в районе Илог, находящемся в провинции Негрос Оссиденталь на одном из островов в центре Филиппинского архипелага. Его родители были бедными батраками на асьенде. Отец, бывший пастухом, оставил семью, когда Франциско было всего шесть месяцев, и матери довелось одной воспитывать нескольких детей. С самых юных лет паренёк вынужден был помогать ей на ферме выращивать крупный рогатый скот. В 11 лет Франциско перебрался на соседний остров в город Илойло и стал работать там чистильщиком сапог. Из года в год перебиваясь случайными заработками, юноша и не думал, что когда-то ему суждено будет выбраться из нищеты. Но однажды Франциско познакомился с местным боксёром и через некоторое время товарищи решили отправиться в столицу страны Манилу.

Уличная жизнь бедного подростка была насыщена многочисленными драками и разборками. Из большинства этих стычек Франциско выходил победителем. Кулачные бои со временем стали его увлечением, и он с удовольствием иногда спарринговал со своими приятелями, которые тренировались в боксёрских залах. Надо сказать, что в начале ХХ-го века бокс на Филиппинах был уже очень распространён. Английское кулачное искусство было занесено туда матросами американского флота, базировавшегося на местных островах. Довольно скоро боксёрские способности Франциско привлекли внимание тамошних тренеров. Парень был неутомим и хорошо развит физически. С 17-ти лет Гуильедо начал серьёзно заниматься боксом, тренируясь в олимпийском центре Манилы, а спустя всего год – уже в 1919-м – дебютировал на профи-ринге.

Его промоутёр, приезжий американец Фрэнк Черчилль нарёк Франциско для выступлений на ринге именем известного героя мексиканской революции Панчо Вильи. Отсутствие серьёзной боксёрской школы в те годы на Филиппинах практически не играло никакой роли, поскольку почти все тогдашние местные бойцы были плохо обучены. На первое место выступали природные задатки, физическая сила и выносливость. Как вскоре выяснилось, в этом отношении Франциско являлся настоящим уникумом. За три с половиной года выступлений на профи-ринге у себя на родине этот парень-самородок ростом 155 см и весом в 50 кг буквально "вычистил" дивизион наилегчайшего веса. Частенько ему приходилось боксировать лишь с недельным перерывом и с гораздо более массивными оппонентами.

Довольно скоро Панчо Вилья стал настоящим любимцем публики. В течение двух лет он являлся чемпионом Филиппин в наилегчайшем весе. Но в начале 1922 года он едва не оборвал свою блестящую боксёрскую карьеру. Всему виной была женщина, которая отвергла ухаживания молодого бойца. Тогда раздосадованный Франциско решил покинуть бокс и вернуться в дом, где он родился. Но филиппинские любители кулачной забавы буквально заставили своего героя вернуться на ринг. К середине 1922 года на счету Панчо Вильи было более полусотни проведённых профи-боёв, из которых он только в одном потерпел реальное поражение, да и то по очкам. В это время слухи о великолепном филиппинском бойце достигли Америки и наш герой получил приглашение прибыть в мекку бокса от самого влиятельного боксёрского промоутёра того времени Текса Рикарда.

Местные работодатели Панчо не замедлили откликнуться на это приглашение. Приплыв в США в июне, Вилья сразу же, что называется, попал с корабля на бал, приняв участие в нескольких схватках с тамошними боксёрами. Пока Панчо приспосабливался к заокеанскому стилю бокса в исполнении мастеровитых американцев, он выступал с переменным успехом. Но никому из противников так и не удалось победить его досрочно. Когда же через пару месяцев период адаптации Вильи завершился, он стал настоящей грозой для любых оппонентов. Первым, кто самым серьёзным образом испытал подлинную мощь его кулаков оказался сильный боец из Нью-Джерси, бывший чемпион мира в легчайшем весе Джонни Бафф (который приходится родным дедушкой самому знаменитому ринг-аннонсеру современности Майклу Бафферу). Несмотря на предматчевый статус глубокого андердога, Вилья предварительно порядком потрепал оппонента, а затем и нокаутировал его в 11-м раунде, завоевав титул чемпиона Америки в наилегчайшем весе.

Трижды успешно защитив это звание в боях с известными заокеанскими бойцами того времени, Панчо уступил его в четвёртой защите итало-американцу Фрэнки Дженнаро. Но, по свидетельству большинства очевидцев, в той 15-раундовой схватке Вилья был нагло ограблен местными судьями. Косвенно это было признано и организаторами боя за титул чемпиона мира в наилегчайшем весе, когда в соперники решившему вернуться на ринг великому валлийцу Джимми Уайльду был избран не Дженнаро, а Панчо Вилья. В поединке, состоявшемся 18 июня 1923 года, наш герой проявил все свои лучшие качества. Уайльд, прозванный за наличие страшного по силе нокаутирующего удара "Могучим атомом", старался перебить и передавить Вилью. Но Панчо упирался и упрямо стоял в стойке крауч под шквалом ударов легендарного бойца, а затем перехватывал инициативу и взрывался ожесточёнными затяжными сериями своих фирменных хуков с обеих рук. Развязка наступила в 7-м раунде, когда уже сильно избитый Уайльд был вырублен наглухо мощнейшим правым боковым Панчо и словно подкошенный рухнул на канвас лицом вниз. Секунданты на руках отнесли валлийца в его угол, а Вилья стал одновременно и национальным героем Филиппин, и зачинателем новой эры – экспансии азиатских бойцов в маленьких весовых категориях. Двадцатитысячная толпа зрителей скандировала: "Вива, Вилья!"

Первый в истории чемпион мира по боксу из Азии пользовался бешеной популярностью ещё и за открытость и высокую культуру поведения, как в жизни, так и на ринге. Во время подготовки к боям он частенько пускал всех желающих в свой лагерь понаблюдать за его тренировками. А в поединках, после того как отправлял соперников в нокдаун, всегда благородно отходил в нейтральный угол (в то время, как многие тогдашние боксёры игнорировали это правило, порываясь сразу же наброситься на едва поднявшегося на ноги соперника). Но, прежде всего, Панчо Вилью любили за его стиль. Он старался всегда боксировать в неустанной, наступательной манере, нанося град ударов с обеих рук. Филиппинец походил на миниатюрную копию легендарного тяжа Джека Дэмпси: предельная агрессия, взрывные атаки, нокаутирующий удар – всё это было в арсенале грозного мухача Панчо.

Завершив самым жестоким образом карьеру Джимми Уайльда, Вилья продолжил победное шествие по рингам Америки. За следующие два года он провёл 25 боёв, в том числе трижды защитив свой мировой чемпионский пояс. Из всех этих схваток лишь раз Панчо был признан проигравшим по очкам в 10-раундовом нетитульном бою. Свою последнюю защиту звания чемпиона мира Вилья провёл в мае 1925 года у себя на Филиппинах, одолев по итогам 15-ти раундов соотечественника Клевера Сенсио. После всех почестей и приёмов на родине он снова возвратился в США, планируя продолжить свою славную карьеру. Но, как оказалось, за океаном Вилье суждено было провести лишь последний в своей жизни бой.

4 июля 1925 года Панчо должен был выйти в ринг в нетитульном 10-раундовом поединке против молодого канадского проспекта Джимми Макларнина, будущего чемпиона мира в полусреднем весе. Накануне боя у Вильи воспалился зуб мудрости. Дантист удалил его, но, видимо, не очень удачно и Панчо ходил с распухшей щекой. Ему советовали отменить схватку, но он настоял, что может боксировать. В итоге Макларнин вышел победителем, поскольку Вилья фактически дрался одной рукой, в то время как другой прикрывал распухшую больную щеку. Но победить досрочно Панчо канадец не смог (за всю профи-карьеру Вильи этого сделать не удалось никому из его противников).

Первый в истории чемпион мира по боксу из Азии пользовался бешеной популярностью ещё и за открытость и высокую культуру поведения, как в жизни, так и на ринге. Во время подготовки к боям он частенько пускал всех желающих в свой лагерь понаблюдать за его тренировками. А в поединках, после того как отправлял соперников в нокдаун, всегда благородно отходил в нейтральный угол (в то время, как многие тогдашние боксёры игнорировали это правило, порываясь сразу же наброситься на едва поднявшегося на ноги соперника).
Спустя три дня после боя стоматолог удалил Панчо ещё три зуба и диагностировал инфекцию, после чего прописал боксёру строгий постельный режим. Но Вилья решил, что это всё мелочи и провёл следующие несколько дней на вечеринках с друзьями. 13 июля состояние Панчо резко ухудшилось. Обнаруживший подопечного в тяжёлом состоянии тренер Уайти Экверт срочно отвёз его в одну из больниц Сан-Франциско. Там установили, что инфекция уже распространилась и на горло. Нужно было срочно делать операцию. Но, только Панчо был уложен на операционный стол и ему была введена анестезия, как он провалился в кому, из которой уже так и не вышел. Врачи пытались делать искусственное дыхание, но все их старания остались напрасны. Панчо Вилья скончался 14 июля 1925 года, не дожив 17 дней до своего 24-летия.

Тело великого боксёра было отправлено в Манилу и в августе 1925 года захоронено на Северном городском кладбище. В 1989 году вдова Панчо, 84-летняя Глисерия выступила с сенсационным заявлением, что её муж был убит, скончавшись после того, как ему была введена слишком большая доза обезболивающих препаратов. Госпожа Гуильедо обвинила букмекеров, которые, по её мнению, заказали Панчо в отместку за то, что он, будучи большим фаворитом, проиграл бой Макларнину, что повлекло для них большие финансовые потери. Понятное дело, этот факт спустя многие десятилетия уже невозможно было документально не подтвердить, не опровергнуть. Так что загадка смерти великого филиппинского бойца так навсегда и останется неразгаданной.

В последующие годы боксёрские достижения Панчо Вильи были сполна оценены по заслугам. Многие известные и авторитетные специалисты, журналисты и историки бокса включили его в первые строчки своих рейтингов, как одного из величайших бойцов наилегчайшего веса всех времён. В 1961 году Вилья был введён в Зал славы самого авторитетного боксёрского периодического издания в мире – журнала The Ring Magazine. В 1986 году он был включён в Мировой Зал славы бокса (WBHOF), а в 1994-м – и в Международный Зал славы бокса (IBHOF). В 1999 году информационное агентство Ассошиэйтед Пресс удостоило Панчо Вилью наряду с мексиканцем Мигелем Канто звания Величайшего боксёра наилегчайшего веса ХХ столетия.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
30 ноября 2016, среда
За кого вы будете болеть в поединке Денис Лебедев - Мурат Гассиев?
Архив →