Пирог: американская публика встретила тепло
Текст: Константин Устьянцев

Пирог: американская публика встретила тепло

Новоиспечённый чемпион мира WBO в среднем весе Дмитрий Пирог поделился впечатлениями от поединка с Джейкобсом, ответил на критику в свой адрес, а также назвал имена возможных соперников.
17 августа 2010, вторник. 14:45. Бокс/ММА
Новоиспечённый чемпион мира по версии WBO в среднем весе россиянин Дмитрий Пирог поделился впечатлениями от поединка с американцем Даниелем Джейкобсом, ответил на критику в свой адрес, а также назвал имена возможных соперников.

31 июля. Лас-Вегас (США). Бой за звание чемпиона мира WBO в среднем весе.


Дмитрий Пирог (17-0-0, 14 КО) - Даниель Джейкобс (20-1-0, 17 КО)


Пирог нокаутировал Джейкобса в пятом раунде.


– Дмитрий, тысячи поклонников бокса следили за вашим поединком против американца Даниеля Джейкобса в прямом эфире телеканала "БОЕЦ". Телефон в студии разрывался от многочисленных звонков телезрителей из разных уголков России и стран постсоветского пространства. На наш взгляд, этот поединок ценен не только тем, что вы нокаутом одержали в нём победу над перспективнейшим американским средневесом, а скорее стилем и манерой вашей работы в ринге в этот день. Лёгкость, умение дозировать силу выбрасываемых ударов, превосходная работа корпусом, раскрепощённость вкупе с максимальной сфокусированностью и сосредоточенностью – всё это напомнило нам о неповторимом победном стиле советских импровизаторов 60-х годов прошлого века, как, например, Виктор Агеев. Каким-то образом вы проложили мостик между боксом тех времён и нынешним профессиональным, в просвещённом смысле слова, российским боксом c не искалеченной правилами любительского ринга техникой.
– Спасибо за поздравления. Я очень рад тому вниманию и поддержке, которую оказала мне публика и телеканал "БОЕЦ". Это необходимо любому боксёру. Бой, как мне кажется, получился, и пояс чемпиона мира в среднем весе справедливо теперь принадлежит россиянину. Что касается вашего вопроса о моей манере боксировать, признаюсь, что долгое время отставал от своих сверстников в физическом развитии, такая у меня была биологическая особенность. Когда боксировал в ринге юным, уповал прежде всего на хитрость, небольшой кураж, умение подурачиться над соперником. Речи-то о сильном ударе тогда не шло…. Поэтому мой стиль сформировался непроизвольно, так сказать. С другой стороны, я всё-таки представитель советской школы бокса, и, наверное, ваше сравнение меня с мастерами прошлых лет вполне уместно.

– Сейчас, когда всё позади и эмоции схлынули, наверное, можно поставить более-менее трезвую, объективную оценку тому, как вы провели этот бой. Всё ли получилось так, как задумывали, насколько успех закономерен?
– Я думаю, всё получилось за счёт чёткого плана на бой, работы, которую я провёл со своими тренерами Вячеславом Непогодиным и Виктором Петроченко. Считаю, наше трио сработало на отлично. Настраивались на бой, анализировали плюсы и минусы не только соперника, но и мои тоже.

– Расскажите об этом поподробнее, пожалуйста.
– У любого боксёра есть погрешности в технике, мне пришлось, например, работать над постановкой и закруткой кулака при ударе в цель, отказаться от некоторых комбинаций, наработанных годами. Но, как мне кажется, среди моих плюсов – большой опыт в профи, умение перестраиваться по ходу боя. Джейкобс в стрессовых ситуациях остался по-прежнему боксёром-любителем, удары у него техничные, но в целом в моменты выживания в ринге со мной они не имели разрушительной силы.

Если честно, то нокаутировать Джейкобса не планировал. Когда меня начали настраивать, я сказал, чтобы тренеры бросили эту затею. Когда я заряжен, то всё идёт из рук вон плохо на 99,9 процента.
– Нокаут в пятом раунде – это тоже часть плана?
– Если честно, то нокаутировать Джейкобса не планировал. Когда меня начали настраивать, я сказал, чтобы тренеры бросили эту затею. Когда я заряжен, то всё идёт из рук вон плохо на 99,9 процента. Я решил получать удовольствие в ринге, играть с противником, играть с опасностью. Моей задачей было раскрепоститься и как можно тщательней скрыть удар.

– Современные звёзды профессионального бокса стараются почаще бывать и готовиться к боям в Америке. Вы же поступили довольно оригинально и провели весь подготовительный цикл в России…
– Да, это так. В Америке я уже тренировался как-то, был в зале Фредди Роача, но всё же подготовка там похожа на выживание, нет возможности шлифовать отдельные элементы. В России проще найти понимающего спарринг-партнёра, который не будет работать на уничтожение, идти до конца – с ним можно договориться и спокойно поработать над ошибками. И вообще в Геленджике и Самаре климат и обстановка способствовали плодотворной работе. Хочу особо поблагодарить Юрия Владимировича Сапрунова за организацию и подготовку тренировочного процесса перед боем в Самаре.

– Какова была реакция американской публики на вашу победу?
– Она была удивительно тёплой. Во-первых, пресс-конференцию со мной вёл сам Оскар де ла Хойя. Журналисты не отпускали меня несколько часов. Потом фотографы окружили. Под утро вышел из пресс-центра, а там болельщики простые выстроились за автографами. Шейн Мозли меня поздравил и познакомил со своим сыном, а также Дэвид Хэй, который там, в кулуарах, в стороне от публики оказался вполне нормальным скромным парнем.

– В минувший уик-энд ещё один боксер из постсоветского государства стал чемпионом мира, причём в вашем среднем весе (казахстанец Геннадий Головкин завоевал титул временного чемпиона мира в среднем весе по версии WBA. – Прим. “Чемпионат.ру”). Не исключено, что вам придётся встретиться в титульном бою. Как расцениваете эту ситуацию?
– Мы немного знакомы с Геннадием, и если бы не его травма, то, возможно, между нами мог состояться в своё время спарринг в Германии. Я искренне поздравляю его и всех казахстанских поклонников бокса. Его победа была закономерна. Насчёт боя между нами - не знаю. Скажу только, что теперь ему придётся сложнее, ведь теперь он чемпион мира и отношение соперников к нему будет иным.

– Но ведь и вам теперь придётся быть в схожей ситуации, пытаться сохранить титул. А что касается возможных соперников, то кто они?
– С Мартинесом, думаю, не получится, а вот Келли Павлик – то, о чём я мечтаю. Ждём сейчас ответа от американской стороны. Это очень непростой боксёр. Когда я шёл к титулу, всегда ориентировался на Келли Павлика, на его карьеру и статус, ведь он обладатель двух поясов. Всегда думал, смогу ли у него выиграть. Если бы это произошло, то тогда можно сказать, что я достиг какого-то уровня.

Журналисты не отпускали меня несколько часов. Потом фотографы окружили. Под утро вышел из пресс-центра, а там болельщики простые выстроились за автографами.
– Своей победой над Даниелем Джейкобсом вы, Дмитрий, посрамили многих скептиков. Впрочем, и сейчас наряду с теми, кто рад вашему успеху, есть и сторонники другого лагеря. Как относитесь к критике и недоброжелателям?
– Только положительно. Ведь из этого можно многое извлечь. После боя я впервые пролистал странички Интернета и ознакомился с мнениями любителей бокса по поводу моих выступлений. Они очень разные, порою весьма полярные. Да и друзья мне часто говорили, что, дескать, в Интернете ругают меня за слабую защиту. Скажу так: буду работать над ошибками.

– И на десерт немного о ваших планах.
– Сейчас у меня активный отдых. Например, плаваю. В ближайших планах – участие в подготовке такого перспективного молодого боксера, как Максим Власов, буду его спарринг-партнёром.

– Действительно, Максим очень одарённый боксёр, уверен, он значительно прибавит после работы с вами в парах.
– Я думаю, мы все вскоре в этом убедимся, что российский профессиональный бокс на подъёме. Имена Матвея Коробова, Дениса Лебедева, Александра Поветкина, Романа Кармазина у всех на слуху и являются примером для тысяч мальчишек, идущих в боксёрские залы. Ведь бокс – по-прежнему любимейший вид спорта в России.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Согласны ли вы с судейским решением в бою Лебедев - Гассиев?
Архив →