Получите бонус до 10 000 рублей! Получить!
Текст: Константин Устьянцев
Фото: Fotobank.ru/Getty Images

Кармазин: вернусь, если предложат большие деньги

Роман Кармазин пролил свет на ситуацию с участием в мини-турнире IBF, рассказал, как протекает жизнь вне бокса, и признался, что вернуться в большой спорт его могут заставить деньги.
14 июня 2011, вторник. 23:37 Бокс/ММА

В спортивной истории Романа Кармазина до сих пор не поставлена точка. Официальных заявлений по поводу своего ухода на пенсию 38-летний бывший чемпион мира в первом среднем весе не давал, а значит, до сих пор считается действующим спортсменом и не сегодня, так завтра вновь напомнит о себе. Несколько дней назад Международная боксёрская федерация (IBF) анонсировала мини-турнир, задача которого — выявить из четырёх средневесов одного, который закрепит за собой статус официального претендента на титул IBF, а после поспорит за чемпионскую корону с действующим обладателем этого трофея — австралийцем Дэниелом Гилом. Среди прочих участников немец Себастьян Сильвестр (34-4-1, 16 КО), австралиец Сэм Салиман (39-11, 17 КО), ганец Осуману Адама (19-2-0, 14 КО), в списке также числится Роман Кармазин. Корреспондент «Чемпионат.com» Константин Устьянцев связался с Кармазиным и узнал подробности возвращения россиянина на ринг.

Мои требования — $ 100 000 за бой чистыми; если эти деньги будут, я начну готовиться. Пока по этому поводу мне никто ничего не ответил. Если заплатят серьёзные деньги — буду драться.

— Около двух недель назад я вместе со своим промоутером обсуждал возможность участия в этом турнире и в итоге пришёл к выводу, что боксировать в нём, скорее всего, не буду. Я уже отошёл от бокса и полностью сосредоточился на тренерской деятельности. Бросать работу, вновь перекраивать свою жизнь — для чего? Я просто хотел посмотреть, какие деньги готовы платить там. Мои требования — $ 100 000 за бой чистыми; если эти деньги будут, я начну готовиться. Пока по этому поводу мне никто ничего не ответил. Если мне заплатят серьёзные деньги, буду драться.

— Судя по информации, которая исходит от организаторов, вашим соперником станет Осуману Адама из Ганы. Знаете ли вы что-нибудь об этом бойце и известно ли вам, по каким критериям происходил отбор участников турнира и составлялись пары?
— Из Ганы? Ничего себе. Впервые об этом слышу… Изначально в качестве моего соперника по этому турниру назывался Кори Спинкс, но в процессе американец снял свою кандидатуру. Потом мне предложили другого американца — Питера Манфредо, но и он отказался от участия. После была названа фамилия какого-то датчанина, не помню его имени. Знаю только, что у него в активе 24 выигранных боя… А что касается Осуману Адама, то я впервые слышу об этом боксёре и о том, что он рассматривается в качестве моего оппонента, услышал от вас. Принцип отбора участников мне неизвестен, равно как и алгоритм, по которому были составлены пары (Кармазин — Адама, Сильвестр — Салиман. — Прим. «Чемпионат.com»).

— Ваша неосведомлённость в ситуации с предстоящим турниром указывает на то, что с наибольшей долей вероятности вы его пропустите?
— Я бы вернулся за деньги, за хорошие деньги. Провёл бы серьёзную подготовку, а не то чтобы просто выйти и проиграть. Выходить и проигрывать я не хочу. Сейчас всё упирается в деньги, которых, к сожалению, в современном боксе нет. Зарабатывают только самые раскрученные звёзды типа Пакьяо, де ла Хойи, Кличко… Таких ребят по пальцам пересчитать можно. Остальные практически ничего не получают.

— То есть первоочередной задачей для вас сейчас является заработать?
— Просто не вижу смысла выходить и убивать себя за гроши. Максимум, что мне может перепасть в этом турнире, — $ 50 000 за бой. Меня не устраивает эта сумма, я лучше заработаю её в другом месте и поберегу здоровье.

— Кстати, как протекает ваша жизнь вне бокса?
— Немного тоскливо. Не хватает адреналина. Всю жизнь прожил в большом спорте, сейчас учусь жить заново в прямом смысле этого слова. Жизнь спортсмена — это не только бой, но и подготовка к нему, и послематчевые ощущения. Я этим жил, это было моё основное занятие в жизни, в этом я видел смысл своего существования. Многое непривычно, но потихоньку привыкаю. Всегда думал, что в боксе негодяев и подлецов очень много, — в жизни их оказалось ещё больше. Ищу себя как тренер, вроде получается, главное — людям нравится.

Вот память потерял. Могу, например, что-то говорить и потом повторить это ещё несколько раз. В последнее время часто ловлю себя на мысли, что не помню того, о чём говорил. Ещё изменилась речь, поменялось произношение, дикция. Я реально пострадал.

— Сказываются ли как-то последствия полученной вами травмы во время последнего боя против Дэниела Гила?
— Да. Вот память потерял. Могу, например, что-то говорить и потом это повторить ещё несколько раз. В последнее время часто ловлю себя на мысли, что не помню того, о чём говорил. Ещё изменилась речь, поменялось произношение, дикция. Я реально пострадал. Говорят, со временем всё должно восстановиться, но что-то нет ощущения выздоровления.

— Консультировались ли на эту тему с врачами?
— Нет, специализированных обследований и лечения не проходил. В больницу не иду — может быть, потому, что боюсь узнать о своих болячках что-то более страшное.

— Всё же лучше поздно...
— Вот если мой бой подтвердится, первое, что я сделаю, — проверю голову. Может быть, мне уже противопоказано выходить на ринг, кто знает. А пока не хочется расстраивать себя лишний раз.

— Интересно узнать мнение ваших родственников по поводу возвращения Романа Кармазина на ринг...
— О моём желании вернуться на ринг никто из них пока ничего не знает. Близкие и слышать об этом не хотят. Конечно, если всё срастётся, жена будет в курсе моего решения, но маме об этом не скажу.

— В какой вы сейчас форме? Положим, ваш бой будет назначен на начало осени — хватит ли вам времени, чтобы провести полноценную подготовку?
— Я себя не расслабляю, как это, например, делал в своё время Костя Цзю. Когда Костя боксировал, он всегда брал паузу после очередного проведённого боя и почти ничего не делал до того момента, пока не была поставлена подпись в контракте на очередной бой. У меня всё по-другому. Я два-три раза в неделю бегаю, подкачиваюсь. Не могу сказать, что убиваю себя изнурительными тренировками, правильнее будет сказать, держу себя в хорошей физической форме. Немного набрал в весе. Сейчас вешу под 80 кг, но согнать 8-10 кг для меня не составит труда. В отличие от Цзю, который гонял по 20 кг, это ерунда.

— География ваших последних турниров достаточно обширна. Принципиально ли для вас место проведения следующего боя?
— Мне без разницы, где боксировать. Я готов выйти на ринг в любой точке мира, главное, чтобы за это платили деньги.

— Официально о своём завершении карьеры вы не говорили, хотя, по-моему, дали понять всем, что ушли. И вот сейчас возможное возвращение. Так уходили ли вы на самом деле, как расценивать ситуацию?
— В принципе я завязал. Но вот видите, как складывается… Хочется заработать денег, поэтому приходится подстраиваться под ситуацию.

О моём желании вернуться на ринг никто из них пока ничего не знает. Близкие и слышать об этом не хотят. Конечно, если всё срастётся, жена будет в курсе моего решения, но маме об этом не скажу.

— Как относитесь к идее чаще организовывать подобные турниры, чтобы претендент на чемпионский титул определялся, что называется, в честной борьбе?
— Такие турниры интересны, и, наверное, в нынешней ситуации в профи-боксе, где существует достаточно высокий уровень коррупции, проводить естественный отбор — правильное занятие. В наше время с этим, как мне кажется, было намного проще — были чемпион и претендент. Сейчас же статусов и регалий развелось столько, что сам чёрт ногу сломает. Понятно, что всё это делается с целью заработать как можно больше денег, не исключение и этот мини-турнир. Организация получает с каждого боксёра свой процент. К примеру, IBF удерживает с бойца 3% от его гонорара в боях под её эгидой. Больше боёв — больше денег, арифметика простая. Возможно, в будущем количество участников таких турниров будет достигать 12 или 16 человек, и это неплохо. Главное, чтобы всё это шло на пользу и способствовало развитию бокса.

— У вас за плечами огромный опыт. Что бы вы могли пожелать российским боксёрам, которые стремятся к завоеванию мирового чемпионского титула?
— В первую очередь большого терпения, поскольку я считаю, что сейчас профессиональный бокс переживает свои самые нехорошие времена. Когда боксировал я, были деньги. Их не было в России, но они были за границей, в той же Америке, Англии, Австралии. Теперь денег нет нигде, уже и за рубежом не хотят платить. Ко мне подходит очень много ребят — интересуются и говорят, что хотят стать профессионалами. Я им отвечаю, что не надо им становиться профи, мне жалко их. Лишь единицы добиваются мировой славы и зарабатывают огромные гонорары, остальные вынуждены выживать. В России много талантливых ребят. Лично я считаю, что скоро чемпионов-россиян станет очень много. На русских боксёрах сложно заработать денег за границей, поэтому многим талантливым ребятам не дают шансов завоевать пояс. У нас уже много готовых чемпионов, просто пока они ждут своего часа, который, уверен, обязательно настанет. Дмитрию Пирогу дали шанс и он его использовал, вскоре такой шанс выпадет ещё большему количеству россиян, а дальше дело техники.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
21 октября 2017, суббота
20 октября 2017, пятница
19 октября 2017, четверг
18 октября 2017, среда
Партнерский контент