Все новости
Фото: akboxing.ru

"Наш бой — знаковое событие для российского бокса"

Сегодня в Москве состоялась пресс-конференция, посвящённая поединку между россиянами: чемпионом WBO в среднем весе Дмитрием Пирогом и Геннадием Мартиросяном, который пройдёт 25 сентября в Краснодаре.
Бокс/ММА

Сегодня в Москве состоялась пресс-конференция чемпиона мира по версии WBO в среднем весе Дмитрия Пирога (18-0-0, 14 КО), посвящённая его поединку против чемпиона Европы и обязательного претендента на титул WBO Геннадия Мартиросяна (22-2-0, 11 КО). Напомним, встреча боксёров состоится 25 сентября в Краснодаре. В пресс-конференции помимо боксёров приняли участие промоутер Пирога Кирилл Пчельников, генеральный секретарь Федерации профессионального бокса России Игорь Мазуров, а также представители бойцов.

25 сентября. Краснодар. Бой за титул чемпиона мира по версии WBO в среднем весе.

Дмитрий Пирог (18-0-0, 14 КО) — Геннадий Мартиросян (22-2-0, 11 КО).

— Ваши мысли и эмоции о предстоящем поединке?
Пирог: Бесспорно, бой будет интересный, зрелищный и драматичный. Это событие знаковое для России, поскольку впервые в истории нашего бокса два русских бойца оспаривают титул чемпиона мира. От себя хочу сказать, что буду стремиться показать красивый и качественный бокс, мы будем вести бескомпромиссную борьбу в ринге, а победит сильнейший.

Мартиросян: Я рад, что два россиянина будут оспаривать чемпионский титул. Это будет интересное противостояние. Всё покажет ринг.

— Дмитрий, ваш тренер говорил о том, что было бы намного интереснее, если бы ваш бой состоялся в США, тем не менее вы проводите его в России. С чем это связано?
Пирог: Прежде всего это связано с проявлением интереса со стороны телевидения. Не секрет, что весь профессиональный бокс полностью зависит от телевидения, и хорошо, что в России телевизионщики начали проявлять интерес к боксу. А то, что мой тренер говорил про США, то это потому, что там с этим всё в порядке, бокс транслируют мировые телегиганты, которые обеспечивают огромное количество просмотров. Только лишь поэтому мой тренер говорил о желании боксировать в Штатах. Например, у нас планировался бой в Нью-Йорке, и его трансляция также бы разошлась по миру, но для России это было бы неудобное время, поскольку в Америке вечер, а у нас раннее утро. В связи с этим не каждый любитель бокса смог бы посмотреть этот бой, только в повторе. Но мы не нашли общего языка с одним из крупных телеканалов, поэтому поединок в США был отложен на поздний срок.

— Почему поединок проводится не в Москве или Санкт-Петербурге, а именно в Краснодаре?
Пирог: Неважно, в какой части России проводится этот бой. Пусть бы он состоялся хоть в деревне, главное, чтобы его показало телевидение. Почему в Краснодаре? Прежде всего потому, что это моя родина. Я давно мечтал и обещал поклонникам бокса провести бой у себя на родине. Слава богу, нам удалось его организовать, за что отдельное спасибо губернатору Александру Ткачёву и ряду лиц, поспособствовавших этому. Осуществляется моя мечта, теперь дело за малым — выиграть.

— Геннадий, во время подготовки к бою вы спарринговали с Романом Кармазиным. Насколько эффективными были эти тренировочные бои?
Мартиросян: Роман очень хороший спарринг-партнёр. Рад, что такой боец спарринговал со мной. Хочу пожелать ему удачи в предстоящих боях.

Геннадий Мартиросян

Геннадий Мартиросян

— Дмитрий, расскажите о своих спарринг-партнёрах, всё ли из задуманного удалось воплотить в жизнь?
Пирог: У меня был ряд спарринг-партнёров, в том числе были ребята, которые параллельно готовились к своим поединкам. К таким бойцам можно отнести Максима Власова. Но это был не основной наш спарринг-партнёр. Мне помогали готовиться ребята из ближнего зарубежья. Не хочу озвучивать их имена, скажу лишь, что это не очень популярные бойцы, чей стиль подходил мне для подготовки к предстоящему поединку.

— Были ли вы знакомы друг с другом до сегодняшнего дня?
Пирог: Мы познакомились только что. Понятное дело, заочно мы знали друг друга. Не знаю, как Геннадий ответит на этот вопрос, но лично я отслеживал его карьеру. Мне было это интересно, учитывая то, что мы боксируем в одном весе.

Мартиросян: Действительно, увиделись с Дмитрием только сегодня, и я тоже следил за его карьерой.

— Как вы смотрите на ситуацию, что два россиянина выходят биться за титул и один из них обязательно должен проиграть?
— Это спорт, это бокс… В этой ситуации есть плюсы и минусы. То, что два российских боксёра оспаривают титул чемпиона мира, это интересно. А то, что кто-то один из нас проиграет… Не бывает непобедимых людей — ни в спорте, ни в жизни.

Неважно, в какой части России проводится этот бой. Пусть бы он состоялся хоть в деревне, главное, чтобы его показало телевидение.

— Назовите сильные и слабые стороны друг друга.
Пирог: У Геннадия очень высокая ручная скорость и достаточно крепкая защита. В этом его большой плюс. Также у него хорошие ноги, но в то же время здесь есть и другая сторона медали. Постановка ног Геннадия не очень плотная, в результате чего у него получается не настолько жёсткий удар, насколько позволяет его физиология. Мартиросян крепкий парень и мог бы бить намного плотнее.

Мартиросян: Большой плюс Дмитрия — это то, что он высокий, боксирует в техничной манере. Что касается минусов, то их называть не буду, всё увидите в субботу.

— В сферу интересов команды Пирога входили такие бойцы, как Серхио Мартинес и Келли Павлик, но свой выбор вы остановили на Мартиросяне. С чем это связано?
Пчельников: Мы подтверждаем, что готовы к бою и с Павликом, и с Мартинесом. Но нужно понимать, что Геннадий год ждал этого поединка в статусе официального претендента, поэтому мы просто не могли пройти мимо него. Дмитрию необходимо было биться с Геной, так как это официальная защита. По поводу того, с кем боксировать, мы с Димой договорились, он готов боксировать с кем угодно.

Пирог: Даже если мы договорились с американским телевидением, с командами Мартинеса и Павлика, в первую очередь мы должны были бы боксировать с Мартиросяном.

— После боя с Масьелем вас часто критиковали, в частности, команда Серхио Мартинеса, за то, что вы не показали по-настоящему чемпионского бокса. Как можете прокомментировать это высказывание?
Пирог: Команда Мартинеса — это вообще отдельная история. Примерно из той серии, что собака лает, а караван идёт. А вообще я только порадовался этой критике. Приятно, что обо мне помнят конкуренты. Совсем недавно, кстати, я вычитал в прессе, что промоутер Мартинеса Лу ДиБелла сказал одному бойцу, что если ты выиграешь у Пирога, то тогда мы с тобой встретимся. Это значит, что меня всё равно рассматривают как весомого оппонента, и это здорово. По поводу того, состоится или нет наш бой, повторюсь, мы готовы садиться вести переговоры и договариваться. Но пока от них не исходит особой заинтересованности. Думаю, если ни он, ни я не проиграем, наш бой рано или поздно состоится.

— Бытует мнение, что американцы игнорируют вас, таким образом как бы наказывая за победу над Даниэлем Джейкобсом.
Пирог: Я слышал такое мнение. Но мне сложно судить, поскольку я не так часто бываю в Америке и не располагаю достаточным количеством информации.
Пчельников: Я не думаю, что это на самом деле так, потому как в США всё замешано на деньгах. И если что-то не понравилось Оскару де ла Хойе, это не значит, что это не понравилось всем остальным. Если бой с Пирогом вызовет у американцев неподдельный интерес, этот бой состоится. А пока, видимо, им интересно бить 17-е, 20-е номера рейтинга. Выходить на Дмитрия Пирога — определённая опасность, и они это понимают.

Дмитрий Пирог

Дмитрий Пирог

— Американцы говорят о нераскрученности Дмитрия Пирога… Может быть, начать вести себя более эпатажно, делать громкие заявления и прочее?
Пирог: Моё поколение, те люди, которые застали Советский Союз, мы просто не сможем себя так вести, менталитет не позволит. Ни в ринге, ни за его пределами такого не будет. Я не сторонник вести себя вызывающе, дабы заработать популярность. Популярность нужно зарабатывать в ринге. Что касается моей нераскрученности, то ничего страшного. Будут ещё поединки, которые сами за себя будут говорить и поднимать мой статус. Вспомнить, например, бой с Джейкобсом, когда обо мне узнали во всём мире. Такие бои обязательно состоятся в будущем.

— Вам доводилось встречаться с соперниками, которые вели себя некорректно по отношению к вам?
Пирог: Реагирую на это очень спокойно, конечно, если оппонент не перебарщивает. Из всех бойцов в моей истории, пытавшихся вести себя похабно перед боями, не было ни одного, кто не подошёл бы после боя и не пожал руку. Взять того же Джейкобса. До боя его команда вела себя очень агрессивно, а вот после боя они всей командой зашли ко мне в раздевалку, поздравили с победой и извинились за то, что не смогли дать достойный бой.

Мартиросян: Нет, такого не было. Считаю, что бокс такой вид спорта, в котором нужно всегда уважать своего соперника. Неважно, как завершился бой, нужно всегда подойти и пожать руку.

— Не планируется ли привлекать в тренировочный лагерь более опытных и именитых спарринг-партнёров?
Пирог: Всё зависит от того, какую задачу перед собой ставишь. Поспарринговать с бойцом высокого уровня было бы неплохо, при условии, что он будет похож на твоего будущего соперника, тогда, возможно, есть смысл его привлечения. А устроить что-то вроде неофициального боя, побиться… С тем же успехом можно сесть на самолёт и улететь в Америку, там в любом зале найдутся ребята, с которыми можно устроить рубку. А если готовиться целенаправленно к бою, к сопернику, то среди твоих тренировочных оппонентов могут быть даже те, кто слабее тебя. Чтобы ты смог что-либо наработать.

Зал продан весь уже достаточно давно. Остались только vip-места, но они, как правило, продаются в самом конце.

— После боя с Хавьером Масьелем вы говорили о повреждении, которое отчасти мешало вам полностью раскрыться в том поединке. Как сейчас обстоят дела со здоровьем, всё ли хорошо?
Пирог: Всё нормально, по этому поводу я даже не переживаю. Всё что ни делается, всё к лучшему. Человек, который меня восстановил, — специалист высокого уровня. Он уже находится в Геленджике, ждёт меня. Этот человек будет находиться рядом со мной 24 часа в сутки, поэтому уверен на 120 процентов, что всё будет хорошо.

— Чем подготовка к бою с Пирогом отличалась от предыдущих?
Мартиросян: Во-первых, Дмитрий — чемпион мира, а во-вторых, очень хороший спортсмен. Я всегда готовился основательно, но мои предыдущие соперники не были такого высокого уровня, как Дмитрий. Считаю, что подготовка к Пирогу была одной из лучших в карьере.

— Боксёр обязан учиться на своих поражениях. Геннадий, чему научили вас ваши проигрыши?
Мартиросян: Каждый боец по-своему воспринимает поражения. Лично для меня проигрыш — большой стимул продолжать работать.

— Геннадий, у вас есть традиция после победного боя делать сальто. Какой трюк вы намерены сделать в этот раз в случае успеха?
Мартиросян: Да, этот элемент мне очень нравится, его я исполняю после победы. Я знаю, что у меня всё получится и я ещё раз сделаю сальто.

— Как обстоят дела с продажей билетов на воскресное шоу?
Пчельников: Зал продан весь уже достаточно давно. Остались только vip-места, но они, как правило, продаются в самом конце.

Комментарии (0)
Партнерский контент