Пирог: я какой в жизни, такой и в ринге
Фото: Константин Устьянцев, "Чемпионат.com"
Текст: Константин Устьянцев

Пирог: я какой в жизни, такой и в ринге

В среду в Москве состоялась пресс-конференция чемпиона мира по версии WBO в среднем весе Дмитрия Пирога, посвящённая итогам его поединка против обязательного претендента Геннадия Мартиросяна.
28 сентября 2011, среда. 23:20. Бокс/ММА
Сегодня в Москве состоялась пресс-конференция, посвящённая итогам боя за титул чемпиона мира по версии WBO в среднем весе между Дмитрием Пирогом (19-0-0, 15 КО) из Геленджика и обязательным претендентом петербуржцем Геннадием Мартиросяном (22-3-0, 11 КО). Бой состоялся 25 сентября в Краснодаре и закончился победой Пирога (ТКО 10). Помимо главного героя на вопросы журналистов ответил тренер Пирога Виктор Петроченко.

25 сентября. Краснодар. Бой за титул чемпиона мира по версии WBO в среднем весе.

Дмитрий Пирог (19-0-0, 15 КО) — Геннадий Мартиросян (22-3-0, 11 КО).

После 10-го раунда угол Мартиросяна отказался от продолжения боя.
— Поединок ещё не смотрел, поэтому, наверное, не смогу сказать что-то более конкретное по нему, кроме того, что говорил ранее, — взял вступительное слово чемпион. — Тем не менее я готов ответить на вопросы и поделиться своими внутренними ощущениями, которые я испытывал во время боя.

— Какого состояние здоровья Геннадия Мартиросяна, известно, что он до сих пор находится в одной из больниц Краснодара?
Пирог: Я взял контакты у представителей Геннадия и попытался связаться с ним. Трубку взяла его супруга Лилия, я спросил о самочувствии Гены, предложив свою помощь. Она вежливо отказалась. Мы договорились поддерживать связь, и если вдруг возникнут какие-либо осложнения, я подключу к этому главврача нашего края, с которым меня связывают дружеские отношения. В случае чего этот человек приложит максимум усилий для оказания помощи и сделает всё от него зависящее, чтобы Мартиросян не потерял здоровье. Хотя когда я последний раз звонил Лиле, она сказала, что всё в порядке, сейчас они ждут результатов повторного МРТ. По её словам, в клинике Гена пробудет ещё пару дней, после чего они вылетают домой. Я же со своей стороны любезно предложил им задержаться и заехать в мой родной город Геленджик, где мои друзья встретили и расположили бы их. Тут уже в трубке я услышал голос Геннадия, который в ироничной форме ответил: "Пусть уж лучше они к нам" (смеётся). После этого я успокоился, поняв, что Гена на самом деле в норме. Мы попрощались на дружеской ноте. Думаю, всё нормально, слава богу.

— Ближе к середине боя вы стали чувствовать себя достаточно раскрепощённо в ринге, временами исполняя трюки а-ля Рой Джонс. Не переигрывали ли вы и не опасались ли, что всё это могло закончиться какой-нибудь нелепой случайностью не в вашу пользу?
Пирог: Не думаю, что мои действия выглядели настолько вызывающе. Чтобы вы понимали, всё это происходило не специально. По поводу сравнения с Роем Джонсом, я вообще об этом никогда не думал. Я считаю, что Рой действительно переигрывал, и временами очень сильно. У меня же эти моменты возникали непроизвольно. Это была своего рода реакция на какие-то действия соперника. В определённой мере это его даже обескураживало. Всё это элементы своеобразной немой дуэли во время боя, не мешающие мне постоянно, по крайней мере в этом поединке, контролировать ход встречи.

— Не возникало ли желания (вопрос тренеру Виктору Петроченко) остановить Диму во время исполнения подобных трюков?
Петроченко: У меня не было никакого желания его одёргивать. Такие действия никогда не бывают запланированы и возникают непроизвольно. Я всегда говорю Диме, чтобы он действовал по ситуации. Если ситуация позволяет сделать то, о чём мы сейчас говорим, то почему бы и нет? В те моменты, когда возникают паузы в бою или же нет ожесточённого обмена ударами, он может играть, заполняя время игровыми эпизодами. Это нравится зрителю. Конечно, не стоит перебарщивать. И как раз в случае с Димой у него, по-моему, всё было в меру. Есть различные мелкие приёмчики, которые мы иногда отрабатываем на тренировках, их-то в бою с Мартиросяном Дима и применял. Не стоит забывать, что в первую очередь мы боксируем для зрителей, да и для куража в целом, это очень полезно.
Дмитрий прибыл на пресс-конференцию в отличном расположении духа и готовый к общению.

Дмитрий прибыл на пресс-конференцию в отличном расположении духа и готовый к общению.

— Меняется ли ваш имидж со временем выступления на ринге? Например, раньше вы боксировали в более любительской манере, сейчас же стали всё более отчётливо напоминать профи. Прокомментируете?
Пирог: Над имиджем никогда не работал, какой в жизни, такой и в ринге. Если же меняюсь и со стороны это заметно, значит, меняется мой внутренний мир. Возможно, всё это происходит незаметно для меня. По поводу того, что я стал вести себя более профессионально в ринге, то над этим, бесспорно, мы работаем, в этом заслуга моего окружения, тренера. Ваши слова я расцениваю как похвалу в наш адрес. Значит, не зря осуществляем свою работу.

— С кем из чемпионов соседних версий вы бы хотели провести объединительный бой?
Пирог: У меня существует колоссальное желание провести объединительный бой. Об этом я говорил сразу после боя с Джейкобсом. Желание не иссякло, наоборот, только увеличивается. По какой версии состоится объединительный поединок, не столь важно, я готов драться с любым. На сегодняшний момент, считаю, самым опасным соперником в моём весе является чемпион WBC Серхио Мартинес. Что касается остальных ребят, начиная с Чавеса-младшего и заканчивая всеми остальными, с ними будет справиться значительно легче.

— Кто из родственников поддерживал вас в зале?
Пирог: Родных было много. Хочу отметить приезд отца и брата.

Над имиджем никогда не работал, какой в жизни, такой и в ринге. Если же меняюсь и со стороны это заметно, значит, меняется мой внутренний мир. Возможно, всё это происходит незаметно для меня.
— Вы отправляетесь в США на пресс-конференцию, посвящённую бою Мартинес — Баркер, собираетесь ли публично бросить вызов аргентинцу?
Пирог: Если такая возможность мне представится, а я думаю, она представится, то бесспорно, я выскажу свои мысли по поводу того, как я вижу всю эту ситуацию. Даже если итогом этой поездки не станет устное согласие Мартинеса на бой со мной, я уверен, наш поединок рано или поздно состоится, если ни я, ни он не проиграем свои ближайшие бои.

— Где бы вы хотели провести бой с Мартинесом?
Пирог: Для меня не столь важно место, главное, чтобы было телевидение. Например, до краснодарского боя я бы не задумываясь ответил, что в Америке, на HBO или Showtime, сейчас я задумался, а не провести ли его в России? Сейчас в нашей стране наблюдается повышенный интерес к боксу со стороны зрителей, у людей появляется интерес смотреть бои. Если организовать этот бой в России, убеждён, соберётся не просто зал, а огромная аудитория — как на стадионе, так и у экранов телевизоров.

— В концовке 10-го раунда боя с Мартиросяном вы были настроены решительно, казалось, только падение, спровоцированное скользким покрытием ринга, не позволило вам нокаутировать Мартиросяна...
Пирог: Если бы представилась ситуация, я бы ей воспользовался. Хотя я видел, что Мартиросян уже не тот, что в начале боя: рефлексы притупились, реакция стала замедленной. В то же время он представлял опасность, и я не хочу лукавить, если бы мне выдалась возможность отправить его на пол, я бы ей воспользовался. Мне кажется, так поступил бы каждый, кто хоть раз пробовал выйти в ринг и знает, что это такое. В разгар боя ты находишься в таком состоянии, что особо не задумываешься о благородности и прочих моментах. Сейчас, когда эмоции спали, я анализирую наш заключительный раунд и прихожу к такому мнению, что даже лучше, что я поскользнулся и не нанёс тех ударов, которые впоследствии могли нанести Геннадию ещё больший урон. Я, например, проникся уважением к Мартиросяну как к мужчине в тот момент, когда он вышел на 10-й раунд и просто пошёл ва-банк. Я для себя в тот момент отметил, насколько у этого человека большое сердце. Гена внёс очень большую лепту в то, что наш бой выдался таким зрелищным, за это я отдаю ему должное.

— Оцените ринг, каково было выступать на таком скользком покрытии?
Пирог: Сначала я не почувствовал, что ринг скользкий. Потом, в процессе, видимо, сказалось то, что мы потели и обильно наносили вазелин на лицо, я стал проскальзывать. Мы оба были в одинаковых условиях, и лично я совершенно не задумывался по этому поводу. Единственное, у меня была мысль, что раз мы попали в такие условия, нужно быть более аккуратным, чтобы не травмироваться. Возможно, если бы покрытие было более устойчивое, рисунок боя был несколько другим. Но все эти разговоры из серии "если бы да кабы".
Пирог: над имиджем никогда не работал, какой в жизни, такой и в ринге.

Пирог: над имиджем никогда не работал, какой в жизни, такой и в ринге.

— Можно ли сейчас раскрыть секрет установки на бой, к чему готовились, какой была ваша тактика?
Пирог: Секрет раскрыть можно. Думаю, более грамотный и полноценный ответ даст мой наставник Виктор Николаевич Петроченко, поскольку большинство наработок исходило от него. Я думаю, вы не будете против.

— Да, разумеется.
Петроченко: Тактику на бой с Мартиросяном мы начали выстраивать задолго до матча. Стратегия была разработана и разбита на три временные части. Первая заключалась в том, чтобы не спеша начать встречу, почти не вкладываясь в удары, не кидаться и ни в коем случае не выбрасывать быстрые удары. Очень важно было не использовать с самого начала скорость. В 12-раундовых боях нельзя с самого начала делать упор на скорость, иначе соперник прочитает тебя, "пересидит", подстроится под темп, прочитав алгоритм ударов, и непременно решит исход боя в свою пользу. Да, в коротких боях акцент на скорость в начальных раундах вполне оправдан, в длинных же поединках такая схема не работает. Также существует масса технических особенностей, не заметных со стороны. К примеру, постановка кулака на цель. Дима, например, применял удар при помощи трёх фаланг, с короткой амплитудой. В результате этого удары, наносимые с пяти-шести сантиметров, наносили значительный урон сопернику. Эта задумка сработала. Во второй части боя мы стали работать быстро. Удары стали более увесистыми, и если со стороны казалось, что начало замаха было медленным, то на выходе получался достаточно плотный удар и…

Мартинес — природный левша, и могу сказать, что это достаточно удобный соперник для Димы. Я знаю, как противостоять такому типу бойцов. Думаю, его пройти более чем реально.
Пирог: Думаю, достаточно раскрывать наши секреты. Ещё много боёв впереди (смеётся).

Петроченко: Всегда, когда увлекаюсь рассказом, говорю много лишнего (смеётся).

— Чего больше всего опасались в действиях Мартиросяна?
— Пирог: Изначально я боялся за рисунок боя. Просматривая его последние бои, я пришёл к выводу, что Мартиросян избегает высокого темпа. Здесь же он проявил себя совсем по-другому. Если говорить об опасности непосредственно в бою, то я переживал из-за возможности получить рассечение посредством удара головой, локтя или какой-либо другой травме. В тактике Геннадия присутствует очень много своеобразных наскоков и отскоков. При такой манере велика вероятность нанесения рассечения сопернику.

— Ваш прогноз на поединок Мартинес — Баркер?
Пирог: Не хочу делать прогнозы. Я видел Баркера в деле всего один раз… Скажу вот о чём. Меня удивило то, что Мартинес предпочёл меня Баркеру, боксёру, который не более популярен в США, чем я. Отсюда можно сделать вывод о том, что команда аргентинца сама себе противоречит. Говоря о моей недостаточной раскрученности в Штатах, он в то же время выбирает себе в соперники такого же неизвестного бойца.

— Насколько Мартинес удобен для Дмитрия?
Петроченко: Мартинес — природный левша, и могу сказать, что это достаточно удобный соперник для Димы. Я знаю, как противостоять такому типу бойцов. Думаю, его пройти более чем реально. Ещё с любителей Дима неплохо разбирался с левшами, опыт у него огромный по части левшей. Даже на тренировках, когда в пару с ним встаёт боксёр-левша, Дима его легко разбирает. Конечно, в боксе немаловажную роль играет случайно выброшенный удар, попавший в цель. Но всё же считаю, что по физическим данным, ударной мощи и особенно по защитной технике Дмитрий во многом превосходит аргентинца.

— Пирог: Я давно отслеживал Мартинеса и знаю, что он достаточно долгое время проживал в Европе, отсюда и европейская манера боксирования. К примеру, опущенные руки и различные маневрирования, на мой взгляд, несколько обескураживают ребят за океаном. Этим моментом аргентинец удачно пользуется, взять тот же бой Серхио с Келли Павликом. Примерно то же самое можно было увидеть и в моих ранних боях, с тем же Сергеем Татевосяном.
Максим Власов, Виктор Петроченко и Дмитрий Пирог.

Максим Власов, Виктор Петроченко и Дмитрий Пирог.

— На днях о своём возвращении в строй заявил американец Келли Павлик. Есть ли желание провести добровольную защиту титула именно с этим боксёром?
Пирог: Мне этот бой интересен, другое дело, заинтересован ли в нём сам Келли Павлик? Я слышал, у него были проблемы с весом и прочие алкогольные дела. Скажу так, если в этом поединке будут заинтересованы телеканалы, я с радостью проведу встречу с ним. Главное, чтобы после нашего боя не начали ходить слухи, мол, вот, Пирог побил спортсмена на закате карьеры, и прочее. В этом случае нужно подумать, есть ли вообще смысл тогда с ним драться, если подобные разговоры будут вестись после боя болельщиками.

— Как вы относитесь к политике, которую ведут представители Дениса Лебедева? В июне этого года он побил престарелого Роя Джонса, а в ноябре ему предстоит бой с опять же немолодым Тони.
Пирог: Мне кажется, вопрос не по адресу. Вам нужно задать этот вопрос мистеру Хрюнову, и он вам ответит. Кто знает, что у него в голове и что у них в команде? Мне бы хотелось отметить приезд Роя Джонса. Несмотря на результат боя и на то, сколько было отрицательных высказываний, как бы там ни было, об этом поединке говорят до сих пор. За это им большое спасибо. Хочу отметить, что часть аудитории, которая смотрела бой Лебедев — Джонс, включили телевизоры и посмотрели наш бой с Мартиросяном. Думаю, таких людей была треть. А что касается Дениса, то он сделал своё дело. Предположим, если бы он проиграл тот бой, все бы стали говорить, мол, проиграл старику, а тут он выиграл…

— Что можете сказать о поединке Мейвезер — Ортис, в частности, по эпизоду с нокаутом?
Пирог: Бой не смотрел. Довольствовался новостями, прочитанными в прессе. Если всё было так, как пишут в СМИ, то Мейвезер делал всё правильно. Здесь больше вопрос к совести Флойда. На его месте не каждый бы поступил подобным образом. Ортис был неправ в том, что перестал защищаться. К примеру, если бы я боксировал с Мейвезером, то был бы более внимательным.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Согласны ли вы с судейским решением в бою Лебедев - Гассиев?
Да
3780 (67%)
Нет
1860 (33%)
Проголосовало: 5640
Архив →