Монсон: не считаю, что Фёдор слаб в партере
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат.com"
Текст: Александр Круглов

Монсон: не считаю, что Фёдор слаб в партере

В эксклюзивном интервью "Чемпионат.com" Джефф Монсон рассказал о работе с М-1, Фёдоре Емельяненко и других лучших тяжеловесах, ошибках в последнем бою и жизненной философии.
10 октября 2011, понедельник. 22:11. Бокс/ММА
Джеффри Уильям Монсон, или попросту Джефф-Снеговик, на официальной пресс-конференции, посвящённой бою с Фёдором Емельяненко, не оставил никого равнодушным: постоянно улыбался, жестикулировал, к сопернику выражал уважение, а к собеседникам благодушие. Многие из моих знакомых сказали, что если бы по другую сторону ринга находился не Фёдор, а другой боец, без вопросов отдали бы ему свои симпатии. После официальной части Монсон нашёл время для эксклюзивного интервью "Чемпионат.com".

— Вам на пресс-конференции уже задали уйму вопросов о Москве. Позволю себе ещё один. Когда вы гуляли по Красной площади, не было желания нарисовать символ анархии на кремлёвской стене, как вы это сделали на стене Капитолия?
— (Смеется.) Нет, что вы. Здесь я обязан держать себя в узде и не позволять подобных выходок. Дело в том, что я не доверяю правительству, я верю в то, что у каждого человека есть право и возможность управлять собой самостоятельно. История знает немало примеров, подтверждающих это.

— Какое впечатление оставила у вас М-1 Global как ММА-организация?
— До этого у меня не было о них особого мнения, потому что мы не пересекались. Сейчас я могу сказать, что всё они организовывают профессионально. Они очень добры ко мне и стараются упростить все мои трудности в России, не забывая при этом каждую мелочь. У меня нет ни малейшего повода сожалеть о работе с ними. Что бы ни говорили, а М-1 — отличная организация, и после моего боя с Фёдором я был бы не против продолжить с ними сотрудничество.

— Уровень М-1 соответствует североамериканским стандартам?
— Конечно. Это очень непростое дело — организовать большой турнир. Нужно договориться с бойцами, привезти их из разных стран, организовать им визы. Помимо этого ещё проводится масса мероприятий: пресс-конференции, фотосессии, встречи с болельщиками. И всё у них получается очень хорошо.
Джеффри Уильям Монсон

Джеффри Уильям Монсон

— В Интернете ходило много слухов, что в 2007 году вас рассматривали как кандидата на бой с Фёдором в Санкт-Петербурге, но выбрали в конце концов Мэтта Линдланда. Фёдор сказал, что не в курсе деталей переговоров, а что можете сказать вы? Вам кто-то предлагал тогда бой?
— Я хотел этого боя и старался сделать всё, чтобы его получить, но они сделали другой выбор. Фёдор действительно мог этого не знать, потому что решение принимала его организация. Они не сделали мне предложения, но я старался его получить.

— Вы невысокий для тяжеловеса. Помнится, пару лет назад собирались перейти в полутяжёлый вес. Почему решили остаться в тяжах?
— Я не мог упустить такой возможности – провести бой с Фёдором. Возможно, это будет моим последним боем в тяжёлом весе вне зависимости от его исхода. Также у меня действует контракт со Strikeforce, и после этого боя я планирую выступать там в полутяжах. Что касается Фёдора, то он такой же комплекции, как и я, поэтому ни у кого из нас не будет преимущества в габаритах. Размер не будет иметь значения.

— Последний бой вы провели против Даниэля Кормье. Вам не показалось, что его стиль напоминает манеру Фёдора? И какие выводы вы сделали из этого поражения?
— Я провёл очень плохой бой (смеётся). Я знал, что мне предстоит бой с более классным борцом, чем я, но при этом я недооценил его работу в стойке. В этом и была моя ошибка. Я сосредоточился в подготовке не на тех вещах, на которые должен был делать акцент. Нужно было работать над всеми аспектами боя. Фёдор обладает гораздо более мощным ударом, поэтому с ним мне нужно быть очень осторожным.

— Что случилось на последнем чемпионате по грепплингу в Абу-Даби, когда вас дисквалифицировали перед поединком с Шанди Рибейру?
— (Смеётся.) Перед этим у меня был сложный поединок с Вердумом, после которого у меня возникли проблемы с локтем. Я нанёс на него специальную мазь, а соперник пожаловался судьям, что я стал из-за этого скользким. После этого меня дисквалифицировали.

— А вы не могли вытереть эту мазь перед схваткой?
— Да, это уже не имело никакого смысла, и я не мог исправить эту ошибку. Если бы я вытер локоть после этого, было бы уже поздно. Он не хотел со мной сражаться, поэтому и пожаловался судье.
— В последних боях Фёдор уступил из-за ошибок в партере. Как вы оцените его технику на земле и как планируете использовать его слабые стороны?
— С Хендерсоном Фёдор был на земле всего пару секунд. Он почти поднялся, но Дэн Хендерсон достал его мощнейшим ударом с правой прямо в челюсть. Удары Дэна — это страшное оружие. Я бы говорил не о слабости Фёдора, а о его ошибке. Наверное, ему не стоило так резко подниматься, но думаю, что он осознал эту ошибку. Я не считаю, что Фёдор слаб в партере. Он выиграл много боёв болевыми и удушающими, а здесь просто допустил ошибку, которую, скорее всего, уже исправил.

— Вы по-прежнему считаете Фёдора лучшим бойцом в истории смешанных единоборств?
— Конечно. Никто никогда не имел подобной победной серии, тем более в тяжёлом весе. Он выиграл 30 боёв подряд, оставался непобеждённым в течение 10 лет и при этом бил лучших из лучших. И все эти парни были на пике карьеры. Он просто уничтожил Ногейру и Крокопа на пике их карьеры. Поэтому он безоговорочно лучший.

— Кого бы вы включили в пятёрку лучших тяжеловесов всех времён?
— Однозначно это Фёдор, а также Джош Барнетт, возможно, Андрей Арловский, который долгое время был хорошим тяжеловесом. Тим Сильвия также долго владел титулом UFC и выиграл много боёв. Наконец, Антонью Родригу Нойгера, который был чемпионом PRIDE. Все эти парни — лучшие из лучших в нашем спорте, настоящие легенды. Я не придаю большого значения поражениям, просто стараюсь быть самим собой. Я всегда говорил людям, что Фёдор — величайший боец. Причём это является фактом, а не чьим-то мнением, которое можно обсуждать. Просто посмотрите на его достижения в течение долгого времени.
Джеффри Уильям Монсон

Джеффри Уильям Монсон

— У вас в карьере было много боёв с лучшими тяжеловесами мира, в том числе и за титул UFC. Почему вам не удалось ни разу выиграть такой бой, который сделал бы вас легендой?
— Я очень усердно тренировался к бою с Тимом Сильвией. Но тогда у меня возникли проблемы с планом на бой. Я думал, что смогу проводить тейкдауны и расправиться с ним в партере, но недооценил его уровень бокса. Он провёл великолепный бой, держал меня на дистанции за счёт своей длины рук. Я вынес огромный опыт из того боя, понял, что я на самом деле могу делать.

— Как долго вы планируете оставаться в большом спорте?
— Поскольку я использую различные методики тренировок и никогда не был в нокауте, моё тело чувствует себя хорошо. Поэтому я готов драться до тех пор, пока есть мотивация и хорошее самочувствие. Но мне важно оставаться конкурентоспособным, соперничать на высоком уровне, сражаться за титулы, а не просто проводить бои ради денег. Как только я почувствую, что не способен на это, тут же уйду из боёв.

— Вы написали у себя в твиттере, что одна из ваших любимых книг – "Царство Божие внутри нас" Льва Толстого. Что эта книга дала вам в плане личного мировоззрения?
— Я воспитывался как католик, но многие моменты ставил под сомнение и не принимал их слепо на веру. Эта же книга принесла мне моё понимание веры в бога и Иисуса Христа, и в то же время она рассказывает о заблуждениях нашего общества, таких как необходимость воевать и иметь правительство, о смысле жизни и необходимости во что-то верить. При этом после понимания этой книги моя христианская вера и мои политические взгляды совпали в одну философию.

— Вы разделяете религиозность Фёдора и его православное мировоззрение?
— Я тоже христианин или, по крайней мере, стараюсь им быть. Мне кажется, мы не должны уделять столько внимания религиозным различиям. Многие годы люди воевали из-за разных религий – это глупейшая вещь. Мне кажется, для человека важно иметь веру, но использовать ее нужно только для того, чтобы сделать себя лучше. Но ни в коем случае вера не должна приводить к "звёздным войнам" и раздору между людьми только потому, что у него не такая вера, как у меня. Наоборот, нам нужно стремиться к единой вере и пониманию мира, бога и духовности каждого из нас. А межрелигиозная вражда этому только препятствует.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Согласны ли вы с судейским решением в бою Лебедев - Гассиев?
Да
3780 (67%)
Нет
1860 (33%)
Проголосовало: 5640
Архив →