"Из тренировочного зала я ходил в ринг и обратно"
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат.com"
Текст: Константин Устьянцев

"Из тренировочного зала я ходил в ринг и обратно"

Джеймс Тони в интервью "Чемпионат.com" рассказал о наркотическом прошлом, отношении к Рою Джонсу, объяснил понятие old school, назвал наиболее удавшийся бой и вспомнил свой самый большой гонорар.
12 октября 2011, среда. 16:45. Бокс/ММА
— В каком возрасте вы начали заниматься боксом и сколько на вашем счету любительских поединков?
— Я начал боксировать в 10 лет. У меня был колоссальный уличный опыт. Однажды мне довелось биться с парнем, на счету которого было 14 поединков, тогда как я только начинал познавать бокс. Этот бой закончился для моего соперника плачевно — я отправил его на пол, а от более тяжёлых последствий, его спасла лишь остановка боя. Добить мне его так и не дали, остановив поединок.

— Поговаривают, в юности вы весили как настоящий супертяж и при этом играли в американский футбол, так ли это?
— Мой вес составлял 205 фунтов (93 кг), и я действительно играл футбол. Сейчас я вернулся к своему естественному весу, мне очень комфортно. Раньше я занимался изнурительными сгонками, чтобы соответствовать данным бойца-средневеса. Всё это давалось мне крайне тяжело, и я чувствовал себя не очень.

— Джеймс, правда ли, что вы завязали с наркотиками лишь после того, как выступления в ринге стали приносить вам больший доход, чем драг-дилерство?
— Да, это правда, я действительно продавал наркоту. Поймите, в то время я был малолетним идиотом и, попав под дурное влияние, стал заниматься тем, чем занимались другие. Торговлей наркотиков я занимался с 14 до 18 лет с небольшими перерывами.
Джеймс Тони

Джеймс Тони

— Что, по вашему мнению, подразумевает собой понятие old school?
— Лично для меня термин old school подразумевает то, что бойца никто не защищает. Имеется в виду, что боксёру не выстраивают карьеру, подбирая заведомо лёгких соперников. Мы — бойцы старой школы — всегда выбираем трудный путь, мы учимся в боях и не имеем за собой сильного промоутера, способного подстраховать в критический момент. Вспомните великих тяжеловесов: Рокки Марчиано, Мохаммеда Али, Джо Луиса, Джерси Джо Уолкотта — все они были представителями классической старой школы. Эти ребята не искали для себя лёгких путей, не подбирали соперников. Они делали свою работу: тренировались в зале и сражались на ринге с самыми сильными.

— Вашим лучшим боксёрским качеством является умение искусно защищаться?
— Защита тоже является одной из составных частей old school. Мы не были баранами, мы познавали всю философию защиты, учились именно защищаться. Я смотрел на того же Джерси Джо Уолкотта, Арчи Мура, стараясь брать всё лучшее из их стиля. Так я стал мастером защиты. Посмотрите на моё лицо. Я провёл больше 80 боёв на профессиональном ринге, и на мне нет ни единого шрама… Да, характер и сила воли для бойца, одни из главных составляющих, но на этих компонентах далеко не уедешь, если не будешь обладать блестящей защитой.

— Что можете сказать о Джеки Каллен (Каллен — бывший менеджер Джеймса ТониПрим. "Чемпионат.com") и по каким причинам в своё время вы прекратили своё сотрудничество с ней?
— Не буду говорить о ней ничего плохого. У каждого из нас своя голова на плечах и своё представление о бизнесе. Она (Джеки) видела ситуацию по-своему, я видел по-своему, и в один из дней наши интересы окончательно разошлись.

— Как вы относитесь к Рою Джонсу?
— Рой — классный чувак. Как к человеку я против него ничего не имею, кроме того что он не дал мне реванш. Он знал, что в повторном бою я его нокаутирую, поэтому Джонс избежал этой встречи.
Джеймс Тони

Джеймс Тони

— Каковы, по вашему мнению, причины последних поражений Роя?
— Он стал проигрывать, потому что у него не было базы. Рой работал исключительно на одних инстинктах. В своё время Джонс был одарённым, быстрым, но у него не было поставленной защиты, не было школы. Пока он был молодой, ему удавалось выезжать на скорости, когда скорость ушла, ему стало очень трудно работать. Взять меня: в первые годы выступлений я умудрился провести около 27 боёв за пару лет. В таком плотном графике, хочешь не хочешь, получишь выучку. Я из тренировочного зала ходил в ринг и обратно. Можете представить, сколько времени я уделял боксу? Джонс, в отличие от меня, был менее активен в тренировочном и боевом процессе. Он проводил бои реже меня, ему тщательно подбирали соперников… Всё это должно было когда-нибудь сказаться, вот и сказалось.

— Какой из своих прошлых поединков вы считаете наиболее удавшимся? Против кого из соперников вы показали свой лучший бокс? Это был не Василий Жиров?
— С Жировым был классный бой. Но мне больше нравится поединок против Эвандера Холифилда. Помнится, ходило много разговоров, что Холифилд для меня слишком большой и сильный, что ему не составит труда меня грохнуть. Вы помните, чем закончился этот бой (в 9-м раунде Тони отправил Холифилда в нокдаун, после того как Эвандер поднялся, его угол выбросил полотенце. — Прим. "Чемпионат.com")… Именно потому что в меня так мало верили перед этим поединком, я считаю этот бой лучшим в карьере.

— Ваш самый крупный гонорар?
— За бой с Роем Джонсом. Тогда я получил 11 миллионов долларов.

— До какого возраста планируете выходить на ринг и что собираетесь делать после завершения боксёрской карьеры?
— Пенсия подождёт. У меня было больше 80 боёв, я ни разу не был в нокдауне и тем более нокауте. Я здоров как бык! Мне не хочется ставить перед собой какие-то барьеры. Буду боксировать, покуда есть силы и желание.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Согласны ли вы с судейским решением в бою Лебедев - Гассиев?
Да
3780 (67%)
Нет
1860 (33%)
Проголосовало: 5640
Архив →