Цзю: ради бокса пришлось пожертвовать многим

9 июля 2008, среда. 20:20. Бокс/ММА
Бывший абсолютный чемпион мира Костя Цзю рассказал в интервью "МК Украина" о том, как прошло его детство и чем пришлось пожертвовать, чтобы добиться больших результатов в боксе.

— Костя, вы были трудным ребёнком?
— Думаю, нет. Я был лёгким. Но шаловливым. В английском есть выражения cheeky и naughty. Naughty — шаловливый, a cheeky это такой... с подляночкой. Я был шаловливый, но подляночки во мне никогда не было. На месте я не мог сидеть совсем. Эта непоседливость и стала одной из причин, почему меня родители отдали в бокс. Они хотели привить мне строгую дисциплину.

— Свой двор в родном Серове вспоминаете? Чем занимались в детстве с пацанами?
— Весной, в половодье, бегали кататься на плотах. В футбол всегда гоняли. Помню, у нас был возле дома большой парк. По крайней мере тогда он мне казался большим. Парк был обнесён трёхметровым деревянным забором, и я несколько раз проходил этот забор по всему периметру. Думаю, это километра полтора-два.

— На спор?
— Нет, для себя. Ещё любил по деревьям лазить. Не было дерева, на которое я не не смог бы залезть. Мне были всегда интересны все крыши, подвалы. Всё, что связано с определенным риском.

— А что за город Серов?
— Заводы, заводы, заводы. Металлургический, механический, ферросплавный...

— Жили бедно?
— Я скажу: да. Мама работала медсестрой, зарабатывала 60 рублей. Папа на заводе зарабатывал 90 рублей. В 15 лет я получил свою первую зарплату — 120 рублей. А в 16 лет y меня было уже 180 рублей — больше, чем у мамы с папой.

—С пьянством приходилось сталкиваться? Одноклассники, друзья во дворе выпивали? Наркотиков-то в наше время, по-моему, не было.
— Я даже пьянства особого не помню. У нас в классе была пара ребят, которые изредка выпивали. Помню, несколько раз мы ходили в походы, и пацаны брали с собой какое-то вино. Но пьянства не было. Я сам первый раз сильно выпил на свой день рождения, когда мне исполнилось 18 лет. Тренер заставил.

— Как-то непедагогично...
— Наоборот, очень педагогично. Это был первый раз, когда я имел право выпить вместе с тренером и родителями. Я купил шампанского. Тренер сказал: "Нет, пей водку". Я выпил. Раз, два, три... Пока не потерялся. Перед уходом тренер напомнил, что завтра тренировка. Просыпаюсь с больной головой, состояние ужасное, прихожу на тренировку. Он видит моё состояние и спрашивает: "Понравилось вчера?" — "Да". — "А как сегодня?" — "Болею". — "Будешь тренироваться?" — "Буду". Он говорит: "Иди домой, отдыхай". После этого я спиртного в рот не брал очень долго. Не хотелось ни грамма. Я думаю, это хороший урок был. А сейчас я вижу: подростки пьют газированные коктейли. Они сладкие, но алкогольные. Один, второй, третий — и уже пристрастился, появилась зависимость. Ещё меня поразили пепельницы в школах. Как в заводских курилках. Это же прямое поощрение курения.

— Почему был выбран бокс, а не футбол или хоккей?
— Папа у меня в футбол неплохо играл. А для меня он выбрал бокс. Я был очень маленький: в 9 лет весил всего 25 кг. Папа, наверное, боялся, что меня будут обижать.

— Ваш прадед был кореец. У вас когда-нибудь возникали проблемы из-за того, что внешность не такая, как у всех?
— Я не помню, чтобы у нас такое было. Ни одного случая не могу вспомнить.

— Воспитательная роль бокса себя оправдала?
— Характер стал меняться лет в двенадцать. Когда стало по две тренировки в день. Мне приходилось ездить в секцию на автобусе минут по 15—20. В шесть встаешь, идёшь в школу, после тренировки приходишь — ужин, домашнее задание и спать. Такой режим дисциплинирует. Я потерял определенный момент юношества-отрочества, когда ребята ходят гулять — девочки, первые свидания... У меня этого не было.
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
20 февраля 2017, понедельник
19 февраля 2017, воскресенье
Партнерский контент
Загрузка...
Как поступить Фёдору Емельяненко?
Архив →