Все новости
"Лос-Анджелес Гэлакси" — текущий чемпион MLS
Фото: Fotobank.ru/Getty Images

Чемпионат без бедных и богатых

Североамериканская футбольная лига MLS – явление в экономике мирового футбола исключительное, ведь клубами компании и олигархи напрямую не владеют, все команды принадлежат лиге.
Бизнес

Идеи централизованного управления клубами той или иной лиги периодически звучат из уст самых разных футбольных функционеров. Кто-то грезит общим потолком зарплат, кто-то – равенством на трансферном рынке. Но в футбольном мире есть и случай, когда всеобщее равенство не задумка или мечта, а реальность. Речь об американской лиге MLS, с 2002 года живущей по принципу единой управляющей компании.

Если кто-то вроде Романа Абрамовича, Сулеймана Керимова или шейха Мансура захочет сделать свой клуб лучшим в MLS, он не сможет просто выложить сотню миллионов и купить лучших, он должен вкладывать деньги в лигу и пытаться через эффективное управление примерно равными ресурсами добиться высоких целей.

Клубы из североамериканского чемпионата принадлежат не одному бизнесмену или компании, а целой лиге. При этом MLS остаётся открытой для инвесторов. Есть три группы акций корпорации, владеющей всеми правами на проведение и организацию турнира. Непосредственное отношение к футболу имеют акционеры категории А. Покупая определённый пакет акций, они подписывают с лигой контракт на управление той или иной командой. При этом акциями категории А может владеть компания со своими акционерами, которые получат доступ к принятию определённых решений по управлению клубов, но никак не будут влиять на политику лиги.

А MLS при этом помимо команд принадлежат ещё и все права – авторские, телевизионные, на продажу билетов и символики. Но самое интересное, что при формировании состава на сезон тренеры и операторы клубов также не самостоятельны. А-акционеры, управляющие командами, вынуждены коллективно решать, какому футболисту за какой клуб выступать. Ведь зарплатный бюджет у лиги тоже единый, что защищает интересы инвесторов лучше всяких потолков зарплат. Контракты футболисты подписывают с MLS, а не с самим клубом или его оператором. Эту систему иногда называют коммунистической, но при ней юридически невозможно разделение на богатых и бедных. Болельщики не могут предъявить руководителем команды требование купить звезду или тратить больше денег на трансферы, поскольку от клубных боссов это не зависит.

Если кто-то вроде Романа Абрамовича, Сулеймана Керимова или шейха Мансура захочет сделать свой клуб лучшим в MLS, он не сможет просто выложить сотню миллионов и купить лучших, он должен вкладывать деньги в лигу и пытаться через эффективное управление примерно равными ресурсами добиться высоких целей. Конечно, определенные механизмы, защищающие интересы клубных операторов-акционеров, работают, иначе Дэвид Бэкхем каждый сезон должен был бы начинать в новой команде, но основываются они на коллективных договорённостях, а не на власти богатого над бедным. Плюс ряд преимуществ дают высокие результаты и развитие команды – бонусы получают клубы-победители, а также те, кто привлекает на трибуны больше болельщиков, воспитывает больше талантливых молодых игроков и так далее.

На заре существования такого «единого экономического пространства» в MLS несогласные игроки получили возможность не подписывать контракт с лигой, а найти себе другой чемпионат с более подходящей системой. Поначалу операторов у клубов было всего несколько, к примеру, компании Anschutz Entertainment Group принадлежало сразу шесть команд. Однако постепенно росло и общее число клубов, и число акционеров. С одной стороны, MLS не даёт возможности клубным операторам распоряжаться клубным хозяйством исключительно по своему усмотрению, как это происходит в остальном мире. С другой, акционеры заинтересованы в коллективном развитии лиги, а политика франшизы привлекает всё новых спонсоров. Red Bull в качестве оператора одноимённой нью-йоркской команды – лишь один из примеров. В 2007 году было принято решение наряду с рекламой партнёров лиги разрешить размещать на футболках логотипы спонсоров отдельных клубов. Для компаний это возможность своего рода рекламного «таргетинга», скажем, футболисты Montreal Impact рекламируют Bank of Montreal, а Los Angeles Galaxy – Herbalife. А для акционеров – дополнительный источник доходов.

Если до 2004 года баланс MLS составлял порядка $ 350 млн со знаком минус, то в последние 2-3 года значительно выросли доходы как лиги, так и клубов. Всё больше игроков из американского чемпионата интересны европейским клубам, всё больше американцев и канадцев посещает стадионы и следит не только за баскетболом, бейсболом, хоккеем и американским футболом, но и соккером по телевизору и через Интернет. При этом может так случиться, что когда MLS станет безусловно прибыльной организацией, акционеров категории А может не устроить такой экзотический подход к футбольному чемпионату. Когда на первое место выходит извлечение прибыли, равенству и братству может придти конец. Одни инвесторы посчитают, что их вклад в успехи лиги весомее, другие не захотят пойти на уступки – и что тогда будет с этаким футбольным коллективизмом? В «лиге равенства» вполне могут найтись и богатые, и бедные.

Комментарии (0)
Партнерский контент