Все новости
Станислав Крицюк
Фото: РИА Новости, «Чемпионат.com», GettyImages

Толстиков: россияне в «Браге» — первые ласточки

Глава спортивного агентства D-Sports Александр Толстиков рассказал о специфике российской селекции, трансферах Крицюка и Жесткова в «Брагу».
Бизнес

«Чемпионат.com» совместно с Volkswagen Multivan Business проводит серию интервью с самыми яркими представителями российского спортивного бизнеса. Зачастую каждый из них не может позволить себе получасовой разговор в редакции, поэтому наш корреспондент использовал то время, которое они тратят на дорогу.

Спортивное агентство D-Sports не занимается непосредственно трансферами, оно оказывает консультационные услуги игрокам, клубам, другим агентам. Основные направления деятельности – селекция, юриспруденция, спонсорство, маркетинг и пиар. Агентство работает со многими российским клубами – помогает находить будущих звёзд. Именно D-Sports поспособствовало неожиданному переезду двух российских игроков, Станислава Крицюка и Максима Жесткова, в португальскую «Брагу». О нюансах футбольной селекции, азиатском рынке и перспективе работы с неигровыми видами спорта мы поговорили с руководителем D-Sports Александром Толстиковым.

— Начиналось всё в далёком 2005 году, — вспоминает бывший футболист, основавший D-Sports восемь лет назад. — У меня развивался бизнес в Китае, и в преддверии пекинской Олимпиады я, как бывший футболист, решил открыть там спортивное агентство. Я представлял на территории Китая интересы Светланы Хоркиной, Алексея Немова. Ну а футбол – моя жизнь, поэтому понемногу начал заниматься и трансферами футболистов из России и Европы в Китай. Одним из первых моих клиентов был Игорь Пикущак, который выступал за китайский и молдавские клубы, а сейчас играет в «Амкаре».

— Ваше агентство D-sports специализируется исключительно на футболе?
— На данный момент да, но мы рассчитываем работать и в других сферах. Сейчас большое внимание уделяется спорту, в том числе в преддверии Олимпиады, и это может быть интересно как нам, так и нашим потенциальным клиентам.

— Работа агентств в сфере футбола или других игровых видов спорта понятна – селекция, трансферы, контракты. А чем занимается агент, скажем, гимнаста или лыжника?
— Расскажу о своём опыте работы со Светланой Хоркиной. Она обладает слишком высоким по меркам спортивной гимнастики ростом, что не мешало ей добиваться выдающихся результатов. И китайцам она была безумно интересна. Она попала в десятку лучших спортсменов года, по версии местных СМИ. Её приглашали на всевозможные коммерческие проекты, турниры – за два года до Олимпиады подготовка была в самом разгаре, и предложений было очень много. Повышенный интерес был и со стороны профессионалов – Хоркину приглашали местные тренеры, задавали миллион вопросов о её карьере, работе.

Светлана Хоркина — один из первых клиентов

Светлана Хоркина — один из первых клиентов

Это пример того, в каком направлении должен работать агент спортсмена из индивидуальных видов спорта – рекламные контракты, коммерческие турниры, пиар. В теннисе на первом месте именно турниры, в гимнастике – реклама, то есть определённая специфика тоже есть.

— Если вы планируете в будущем заняться этим направлением в России, то вам понадобятся агенты, знакомые с этой спецификой? Или в принципе агент, работающий в футболе, может спокойно переключиться на ту же гимнастику?
— Специфику агент понимать действительно должен. Можно разделить виды спорта на категории – игровые и неигровые, скажем. Если у агента есть связи на рекламном рынке – ему проще будет работать со спортсменами-индивидуалами. В игровых видах, конечно, на первом месте другое. Хотя, могу сказать, что рекламное направление мы стараемся развивать и при работе с футболистами, но пока движется медленно. Но в преддверии Олимпиады, чемпионата мира, я думаю, наши звёздные игроки должны, наконец, начать зарабатывать на этом. У нас есть партнёры, которые занимаются рекламой, они готовят для нас программы раскрутки, продвижения футболистов. Надеюсь, всё получится. А то странно получается: во всём мире спортсмены на рекламе зарабатывают, а наши практически нет.

— Ваше агентство не является лицензированным, верно? Что это значит с точки зрения практической работы?
— Что мы не занимаемся непосредственно трансферами, а оказываем консультационные услуги – как игрокам и клубам, так и непосредственно лицензированным агентам. Дело в том, что по регламенту РФС участвовать в сделках по переходам игроков могут только лицензированные агенты, а не компании. Наша компания не имеет такой лицензии, да она нам и не нужна, поскольку мы не занимается агентской деятельностью, как она понимается в регламенте РФС, в принципе. У нас есть три направления работы. Первое – это селекция, самое важное, этим занимаюсь непосредственно я, и очень люблю своё занятие. Второе – юридические услуги, у нас очень сильные партнёры, одни из лучших в спортивной юриспруденции. Ну и третье – это пиар и маркетинг. Не самое лёгкое, не самое развитое направление, но мы двигаемся в нём. Что же касается трансферных вопросов, то мы сотрудничаем с лицензированными агентами, как российскими, так и зарубежными, и если возникает необходимость, то привлекаем их к переговорам по конкретному футболисту.

— Конкуренцию на агентском рынке ощущаете? Всё-таки ниша, так или иначе, одна.
— Всё зависит от того, как ты работаешь. Если профессионально, то для тебя всегда будет место на рынке. Поэтому мы никаких проблем с конкуренцией не испытываем.

— Сейчас при участии РФС создаётся весьма негативный образ агентов, агентств как ненужных посредников. Вы сотрудничаете с клубами, что теперь не рекомендуется. Может это как-то на вас отразиться?
— Я очень уважаю мнение РФС. Вероятно, в этом есть доля истины, но мне не хочется обсуждать работу коллег. Но вряд ли претензии РФС возникли на пустом месте, думаю, эти заявления – лишь следствие определённых ситуаций, которые уже возникали. Что касается нашей работы с клубами, то она, полагаю, продолжится, поскольку мы своё дело делаем профессионально. Обращаясь к нам, клуб подразумевает, что мы знаем больше, чем его собственный селекционный отдел. Если мы будем знать меньше – мы просто станем им не нужны.

— Но получается, что в один прекрасный день ваши услуги в этом направлении могут оказаться невостребованными.
— Не в ближайшее время. Такое будет возможно только когда селекционные отделы станут работать более профессионально. Селекция – это очень сложный процесс, и в России как такового института скаутинга не существует. Сейчас он только зарождается, причём практически во всех клубах. Конечно, дело движется – клубы хотят меньше ошибаться, хотят получать больше эффективности за свои деньги.

— Что предлагает клубам ваше агентство? Определённую базу данных по игрокам, связи с их клубами?
— Да, и такая информация дает руководству клуба возможность быстро и эффективно провести переговоры как с клубом, так и с игроком. Зная определённые пожелания, запросы футболиста и его команды, можно опередить конкурентов и договориться о переходе.

— Вы работаете с российскими клубами чаще на долгосрочной основе или разово – они обращаются, например, помочь подобрать игрока на конкретную проблемную позицию?
— По-разному. Зависит от того, насколько агентство зарекомендует себя в клубе. Команда может не иметь как таковой селекционной службы даже, но наладить связи с агентством, подразумевая, что игрок будет найден максимально оперативно, по оптимальному соотношению цены и качества. Связи с клубами крепнут только через качественную работу.

С "Енисеем" D-Sports сотрудничает на постоянной основе

С "Енисеем" D-Sports сотрудничает на постоянной основе

— С кем вы сотрудничаете на постоянной основе? Насколько я понимаю, в первую очередь, «Енисей»?
— Да, мы работаем весьма плотно. Мне не хотелось бы называть все клубы – это будет не совсем корректно. Мы изучаем все команды высшей, первой и второй лиги. У нас есть свой аналитический отдел, база по всем игрокам – это позволяет понимать проблемы того или иного клуба. Если у нас возникает подходящий вариант новичка на проблемную позицию – мы его предлагаем. Поверьте, все клубы открыты, если видят, что у тебя есть понимание ситуации в команде. Ты, например, точно знаешь, кто нужен клубу — делаешь предложение. Если это качественный игрок, его обязательно рассмотрят.

— А сложнее подобрать футболиста для команды из премьер-лиги или из низших дивизионов?
— Тяжёлый вопрос. Наверное, чем выше уровень клуба, тем труднее найти игрока, который её реально усилит, впишется в игровую концепцию.

— Как технически выглядит ваша работа по конкретному игроку? Как футболисты попадают в вашу базу, какого рода информацию вы собираете?
— Во-первых, надо уточнить, что мы работаем не по всему миру, а по тем зонам, которые интересны российским клубам. У нас есть партнёры, с которыми мы сотрудничаем в Европе, есть контрагенты в Южной Америке, Европе, том же Китае. Мы стараемся собрать максимум информации об игроках, которые могут быть интересны. Наши скауты, в том числе и я, летаем, смотрим футболиста, общаемся с ним или его представителями, узнаем ситуацию в команде, интересуемся, согласился бы он на переезд в Россию, какова примерная стоимость. Когда мы выходим уже на наши клубы, мы предоставляем отчёт по игроку – со статистикой, характеристиками. После этого селекционеры команды, тренер смотрят видео или ездят смотреть потенциального новичка. Если интерес нарастает – мы даём дополнительную информацию, и так двигаемся к цели. Развиваем мы связи и с другими агентствами, с которыми обмениваемся информацией по футболистам. Например, у нас хорошие связи в Португалии.

— И именно туда, в «Брагу», при вашем участии весьма неожиданно отправились два не слишком известных в России молодых игрока – голкипер Крицюк и полузащитник Жестков. За счёт чего не имевшие особой практики на родине ребята смогли трудоустроиться в сильной португальской команде и почему это пока единственный такой прецедент?
— На самом деле ничего не мешает ребятам уезжать туда. К сожалению, сейчас в России очень мало площадок для развития игроков 18-22 лет. К счастью, мы этот момент уловили, и первые наши «ласточки» полетели в «Брагу». Надеюсь, уже летом появятся ещё ребята, которые уедут, чтобы расти там. В Премьер-Лиге и даже в первом дивизионе очень трудно в этом возрасте пробиться. А уровень второй лиги недостаточно высок для развития. Хотя в последние годы всё больше команд из низшего дивизиона обращают внимание на молодёжь, кладутся новые поля, соответственно, появляются условия.

Что касается уже уехавших ребят, то Жестков уже два года находился в обойме «Мордовии», но полноценного шанса не получил. Он перерос дубль, но, по мнению тренеров и руководства, не дорос до основы. Мы договорились о просмотре в «Браге», по итогам которого Максим заключил с португальским клубом контракт. Сейчас руководство клуба возлагает на него серьёзные надежды. Что касается Крицюка, то он играл за клуб второго дивизиона «Академию», привлекался в юношеские и молодежную сборные. Но селекционеры команд Премьер-Лиги, видимо, недооценили его качества. А в «Браге» его тестировал три недели – проверяли и футбольные данные, и адаптируемость. В первый же день дали небольшой разговорник, и уже через несколько дней он мог руководить обороной. Сейчас он очень близок к дебюту за основной состав. Мы знали, что у «Браги» есть проблема с вратарями, и сейчас Стас – второй голкипер, а первому уже 37 лет.

Максим Жестков подписывает контракт с "Брагой"

Максим Жестков подписывает контракт с "Брагой"

— Почему именно португальскому клубу оказались так интересны малоизвестные российские игроки?
— Есть очень хорошая история выступлений российских футболистов в Португалии – Аленичев, Овчинников, Юран, Кульков, Измайлов, Каряка. Они оставили там очень хорошее впечатление, их там очень любят и уважают как болельщики, так и специалисты. Плюс для каждого португальского клуба это бизнес: они готовы вкладывать в развитие футболистов, чтобы потом с выгодой продать, на этом строится их экономика. Этим могли бы заниматься и наши команды первой-второй лиг.

— В какой момент вы обращаете внимание на молодых игроков, начинаете следить за ними?
— Ещё с футбольной школы. 15 лет – это тот возраст, когда мы начинаем плотно следить за ростом игроков. Просматриваем разные турниры, матчи.

— На чём всё-таки основывается ваш заработок? Вы же не заключаете с игроками агентские контракты.
— Нет, не заключаем, мы оказываем конкретные услуги – футболистам, клубам. Мы получаем деньги за скаутинг, юридические услуги, рекламу. Нам платят клубы, но не за агентскую деятельность, а за консультирование, за то, что мы нашли и предложили футболиста. Например, клуб интересуют игроки на различные позиции. Мы собираем данные на футболистов, их характеристики, делаем подробные отчет с приложением видео презентации и направляем в клуб. Вне зависимости от того, подпишет футболист с клубом трудовой договор, или нет, наша работа считается выполненной. Кроме клубов и футболистов клиентами агентства также выступают лицензированные футбольные агенты, которым наша информация помогает работать, и они также оплачивают наши услуги.

— Вы хорошо знакомы с азиатским рынком. Для европейских клубов это сейчас лакомый кусочек – качество игроков растёт, а японские, корейские и китайские компании в связи с футбольным бумом в странах идут в спонсоры. Будет ли в России появляться больше футболистов из этих стран?
— Раньше в том же Китае наблюдался дефицит сильных тренеров, сейчас ситуация изменилась. Повышается уровень игроков, чемпионатов. Корейцев и японцев легче привезти в Европу, они лучше адаптируются. А китайцев в своё время мы привозили в ФК «Москва», и они произвели хорошее впечатление, но по ряду причин, в первую очередь, психологических не получилось. Конечно, посотрудничать с этими тремя флагманами азиатского футбола было бы интересно во всех отношениях. Но реально пригласить игроков оттуда очень трудно – надо много смотреть, искать, определить, готов ли футболист ментально – здесь ведь нельзя ошибиться. Но я думаю, что Хонда явно не последний игрок из Японии, Кореи и Китая, который играет в Премьер-Лиге. И его опыт, кстати, весьма удачный.

Комментарии (0)
Партнерский контент