Все новости
"Уэмбли" в преддверии финала Лиги чемпионов
Фото: AFP

Два мира

"Чемпионат.com" — о способах достижения успеха мюнхенской "Баварией" и дортмундской "Боруссией".
Бизнес

«Regrets? I've had a few,
But then again, too few to mention.
I did what I had to do
And saw it through without exemption.
I planned each charted course –
Each careful step along the byway,
And more, much more than this,
I did it my way…»

Только, пожалуйста, не называйте этот финал матчем между клубом, олицетворяющим тот самый modern football, и клубом, гордо несущим знамя традиционного футбола, клубом, играющим грубо заштопанным потёртым мячом. Не нужно этих клише. Да, переход Марио Гётце лишь усиливает этот порыв, но подумайте – это ведь будет обидно для самой «Боруссии»: почему, в конце концов, не считать современным футболом модель дортмундского клуба, который продаёт лидеров, но играет в финале Лиги чемпионов? Оба клуба по-своему современны, и винить «Баварию» в том, что она инвестирует в покупку футболистов не деньги шейхов или российских олигархов, а собственным трудом заработанные средства, как минимум странно.

ХЁНЕСС и ВАТЦКЕ

Всё, конечно, началось с верхов. Любой мало-мальски интересующийся футболом немец (а с недавних пор это знают и не интересующиеся футболом жители Германии) вмиг ответит вам на вопрос, кто является президентом «Баварии» — конечно, Ули Хёнесс. Однако задайте следом вопрос, кто же президент «Боруссии», – и у многих возникнут проблемы. В российской прессе президентом «Боруссии» сгоряча называют даже Ханса-Йоахима Ватцке, однако у рурского клуба есть полноправный президент – Райнхард Раубалл. Принципиальное отличие «Баварии» от «Боруссии» начинается здесь: если мюнхенский клуб держится во многом на харизме и непотопляемом авторитете Хёнесса (есть в «Баварии», правда, ещё и председатель правления Карл-Хайнц Румменигге, но обычно это тень Хёнесса: «Мы с Румменигге…», «Я и Румменигге…», «Уже 35 лет вместе с Румменигге…»), то дортмундцы на плаву благодаря до каждого шага отлаженной работе директоров. Такое различие объясняется формой владения: если собственный капитал «Баварии» составляет 78% от общих активов, то в «Боруссии» аналогичный показатель – 38%.

Хёнесс не боялся до последнего времени бросать в прессе едкие комментарии едва ли не по любому поводу, связанному с немецким футболом. Он прекрасно знал, что журналисты подхватят это, а в сухом остатке получится рост медиарейтинга всего клуба, что приведёт к большей популярности «Баварии» в Германии и мире. Расчёт Хёнесса бьёт точно в цель: входя в когорту главных футбольных брендов мира, «Бавария» — парадокс! – не завоевала такой же бешеной популярности в мире, как «Манчестер Юнайтед» или «Реал», но стремительно отвоёвывает позиции на самом перспективном рынке мира – азиатском. Китайский спортивный журналист Ли Чжан утверждает, что Азия жаждет ежегодных турне «Баварии», а число болельщиков клуба в регионе за последние три-четыре года выросло почти вдвое – до 17,8 млн человек.

Та же «Боруссия» имеет в Азии всего 5,5 млн фанатов – да и то благодаря игравшему за клуб японцу Синдзи Кагаве. Выход на азиатский рынок приведёт к бешеному взрыву доходов от продаж официальной продукции: «Бавария» уже реализовала за сезон 600 тысяч маек («Боруссия» — 300 тысяч, что тоже рекорд), а с открытием магазинов в Китае, Малайзии и Сингапуре эта цифра рискует перевалить за миллион.

Вы спросите, на это ли рассчитывал Хёнесс? А на что ещё мог рассчитывать главный медийный персонаж самой прогрессивной лиги Европы?!

СПОНСОРЫ И БОЛЕЛЬЩИКИ

Финансово «Бавария» ныне – замкнутый круг: число болельщиков увеличивается за счёт отличной игры команды, а команда усиливается именно благодаря болельщикам, приносящим прибыль. Да, покупка Гётце открыла, возможно, строительство очередной версии мюнхенского Голливуда, однако просто представьте, что € 37 млн за плеймейкера заплатили фанаты «Баварии»: суммарный доход мюнхенского клуба от мерчендайзинга по итогам прошлого сезона составил € 57 млн, а по итогам нынешнего сезона значительно перевалит за € 60 млн. Да, «Бавария» за три последних года продала игроков на € 15 млн, а купила – на € 131,4, но доходы только от мерчедайзинга составили за это время более € 150 млн! Да, «Бавария» может по-крупному тратиться, нахально активируя пункты об отступных, какими бы завышенными они не были, «Бавария» может удерживать в команде лидеров, предлагая бешеные зарплаты (конечно, бешеные, иначе тот же Рибери давно отдыхал бы на левом фланге «ПСЖ»), но всё это не мешает клубу оставаться в плюсе — € 11,1 млн после уплаты налогов по итогам прошлого сезона. Сезона, который ни одного титула команде не принёс. «Бавария» покупает сама себя, вы понимаете это?

Совсем другая ситуация в «Боруссии», и для менеджмента этого клуба крайне важно в ближайшие годы не пуститься в гонку вооружений с Мюнхеном. У «Боруссии» нет 3250 официальных фан-клубов – их всего 600, у «Боруссии» нет 196 000 членов клуба – всего 82 000, у «Боруссии» нет 120 миллионов посещений официального сайта в месяц – всего 21 миллион. Зато у «Боруссии» есть чёткое осознание того, кого и за сколько нужно купить, чтобы безболезненно заменить тех, кто чётко продан за приемлемые деньги, грамотные маркетологи, благодаря которым ассортимент клубных фан-шопов превышает 1000 единиц, и армия болельщиков, делающая клуб самым посещаемым в Европе. Не нужно идеализировать трансферную активность дортмундского клуба: за три года «Боруссия» осталась в плюсе на € 5 млн в разнице между суммой проданных и купленных игроков, но случались и относительные промахи в приобретениях – Перишич, Кирх, Шибер.

«Боруссии» нельзя обращать внимание на огромную разницу в доходах от спонсорства: € 57,8 млн вместо € 82,3 млн. Флагман Рура внутри страны никогда не выбьет себе такой контракт, как «Бавария» с Deutsche Telekom, лишь из-за сверхпопулярности мюнхенского клуба. В то же время работать над международным развитием бренда руководству «Боруссии» нужно, иначе в будущем клуб рискует захлебнуться собственным оборотом, который вот-вот перейдёт отметку в € 250 млн за финансовый год, и начать работать в минус. В этом плане знаковой выглядит спонсорская сделка не столько с Turkish Airlines, бросившей «Манчестер Юнайтед» ради Дортмунда, сколько контракт с телекоммуникационной компанией Lebara Mobile, ориентирующейся на многонациональность Европы и дешёвые международные звонки. Внутреннее партнёрство с Puma, Opel, MAN, Evonik – это хорошо, однако именно такие сделки, как контракт с Lebara Mobile, и поднимают международный престиж клуба.

МАСТЕРСКАЯ И ВЫСТАВКА

Можно спорить о том, какие составы у «Боруссии» и «Баварии» будут через год, можно спорить о том, получится у Гвардиолы в Мюнхене или нет, можно обсуждать будущее Клоппа, но одно можно сказать точно: в ближайшие годы клубы своим выбранным стратегиям не изменят. «Бавария» уже купила Гётце, «Бавария» охотится за Левандовски, а через год, будьте уверены, откроет огонь из всех орудий по Ройсу. Да, герр Клопп, вы правы, когда говорите, что «Боруссия» — не супермаркет, потому что «Боруссия» — это ювелирная мастерская, получающая материал и отпускающая лучшие, самые точно огранённые и любимые камни, чтобы не закрыться. «Бавария» же – ювелирная выставка, где камни сияют под светом софитов в разных странах мира, а купить их практически невозможно.

Однако разве камни из ювелирной мастерской становятся от этого менее драгоценными?

В финале Лиги чемпионов мы увидим два абсолютно разных мира. Мир под девизом «Продать, чтобы купить» и мир, гордо заявляющий: «Купить, чтобы сохранить!». Мир капиталистической демократии и мир дуалистической монархии. Мир игроков на вырост и мир выросших игроков.

Готовьтесь смотреть шикарный футбол и помните, что на протяжении одной игры случиться может всё, что угодно. Плевавший на капитализацию «Баварии» БАТЭ в отдельном матче «укладывал» мюнхенский клуб, как делал это с «Боруссией» и вылетавший на тот момент «Хоффенхайм». Описанное выше – совокупность факторов стабильной успешности «Баварии» и «Боруссии», позволяющей клубам играть в финале Лиги чемпионов, позволяющей им, как в песне Фрэнка Синатры, идти своим путём. Единовременного же успеха можно достичь только на футбольном поле.

«For what is a man? What has he got?
If not himself –
Then he has naught.
To say the things he truly feels
And not the words of one who kneels.
The record shows I took the blows
And did it my way…»

Комментарии (0)
Партнерский контент